Логин:
Пароль:
 
 
 
Пролог
Николай Гульнев
 

     Россия  за  месяцы  1917-1918  годов  пережила  целые  эпохи.  Резиденция  русских  императоров – Зимний  Дворец,  без  особых  на  то  усилий,  но  с  неким  фарсом  и  надуманным  участием  огромных  революционных  масс,  поддержанных  Петропавловской  крепостью  и  крейсером  «Аврора»,  была  взята.  Временное  Правительство  арестовано  и  отправлено  в  Петропавловскую  крепость. Не  тронули бывшего  морского  министра  адмирала  Григоровича.  Адмирала  и  его  квартиру  охраняли  революционные  матросы,  делясь  с  ним  небогатым  матросским  пайком.
     Господин  прохвост  Керенский  в  бегах.  Из  Гатчинского  дворца  Керенского  в  матросской  форме  сначала  вывез  на  конспиративную  дачу  его  подельник – эсер  Фабрикант.  Позже  Керенский  в  форме  и  с  документами  сербского  офицера  был  тайно  и  не  без  помощи  новых    «победителей»  вывезен  через  Север  английским  разведчиком  Сиднеем  Рейли  в  туманный  Альбион.  Говорят,  что  Керенский  сожалел  об  одной  утрате – он  в  спешке  оставил  в  Гатчинском  дворце  саквояж  с  некими  ценностями  и  тремя  бутылками  дорогого  вина,  которые  сумел  прихватить  из  Зимнего  Дворца,  занимая  кабинет  Николая  Второго  в  должности  Главковерха  и  главы  Правительства.  Успокаивало  и  грело  душу  одно – счета  в  зарубежных  банках  и  значимость  на  все  времена – «Я  управлял  Империей!»
     Господин  «проститутка»  Троцкий,  прибывший  в  Россию  в  1917  году,  как  американский  гражданин,  и  поспевший  к  дележу  знаков  тщеславия,  успешно  выполнял  задачу  своих  благодетелей  из  Америки.Вначале  1918  года  он  вполне  грамотно  справился  с  задачей  в  Брест-Литовске  по  затягиванию  мирных  переговоров  с  Германией,  надеясь  на  революцию  в  самой  Германии.  Не  случилось  революции  в  Германии.  Немцы  же  просто  начали  наступление.  Троцкий    был кровно   заинтересован  в  уничтожении  корабельного  состава  Балтийского  Флота,  находящегося  в  портах  Финляндии.  Но  капитан  1  ранга   Алексей  Михайлович  Щастный,  окончивший  Морской  Корпус  в  1901  году  вторым  по  успеваемости,  имел  свой  взгляд  на  роль  Военно-морского  Флота.  Под  его  руководством  все  корабли  Балтийского  Флота  в  феврале-апреле  успешно  были  переведены  в  Кронштадт  в  условиях  тяжелейшей  ледовой  обстановки.  Были  спасены  для  новой  России  свыше  150  кораблей.  Ни  один  боевой  корабль  не  был  потерян.  Сам  Щастный  покинул  Гельсингфорс  на  штабном  корабле  «Кречет»  11  апреля, когда  на  подступах  к  городу  уже  шли  бои.  Город  был  взят  немцами  14  апреля  1918  года.  Но  господин  «проститутка»  Троцкий,  он  же – комиссар  по  военным  и  морским  делам,  приказал  арестовать  капитана 1 ранга  А.М. Щастного.  Троцкий  не  мог  простить  Щастному  того,  что  тот  усомнился  в  его  «флотоводческом  таланте».  27  мая  1918  года  спаситель  кораблей  Балтийского  Флота  был  арестован.  Несмотря  на  отсутствие  доказательств  в  преступной  деятельности ,  он  был  приговорён  к  расстрелу  21  июня  1918  года,  хотя  на  этот момент  смертная  казнь  в  России  была  отменена.  В  предсмертной  записке  капитан 1 ранга  А.М. Щастный  написал – «В  революцию  люди  должны  умирать  мужественно.  Перед  смертью  я  благословлю  своих  детей – Льва  и  Галину.  Я  иду  умирать  мужественно,  как  подобает  христианину».  Капитана 1 ранга  А.М. Щастного расстреляли  21  июня  1918  года  в  Москве  в  Александровском  юнкерском  училище.  По  некоторым  данным  расстрельная  команда  состояла  из  китайцев.  Расстреляли  в  подвале  училища.  Тело  не  было  выдано  вдове  казнённого.
     Среди  русских  офицеров  ходил  расхожий  анекдот  о  встрече  Николая  Первого  с  генералам  Александром  Петровичем  Ермоловым,  командующим  Кавказским  корпусом,  знаменитым  усмирителем  Кавказа.  Желая  вознаградить  Ермолова,  Николай  Первый  спросил  у  него – чего  бы  он  хотел? На  что  Ермолов  ответил – «Сделайте  меня  немцем,  Государь!»  Таким  ответом  Ермолов  давал  понять,  что  при Николае  Первом  отдавалось  предпочтение  выходцам  из  западных  губерний.
     Когда  господин  Троцкий  прибыл  в  один из  полков,  который  отличился  в  боях  с  воинством  Деникина,  то    первым  делом  наградил  еврея-комиссара,  а  потом  пожелал  отличить  командира  полка  из  военспецов,  бывшего  русского  полковника.  На  вопрос – «Чем  же  вас  наградить?» - полковник  ответил – «Сделайте  меня  евреем!» - намекая  на  то,  что  при  Троцком  возвышались  его  сородичи  типа  Уборевича,  Корка,  Фельдмана.  Говорят,  что  полковник  был  арестован.  Судьба  его  неизвестна.
      А  как  же  «вдохновитель  и  организатор  всех   наших  революционных  побед»  господин  Ульянов-Ленин  с  товарищами?  Когда  переговоры  о  мире  с  немцами  в  Бресте  превратились  в  говорильню,  то  немцы  18  февраля  1918  года  начали   наступление  по  всему  фронту.  И  уже  второго   марта  они  могли  обстреливать  пригороды  Петрограда.  В  этих  условиях  было  принято  решение  о  переносе  столицы  в  Москву.  Кроме  наступления  немцев  существовали  и  другие  опасности  для  большевиков.  Не  было  никакой  уверенности  в  том,  что  в  Петрограде  снова  не  произойдёт  мятеж,  так  как  недовольных  положением  дел  было  предостаточно.  Кроме  того,  противником  переноса  столицы  в  Москву  был  и  Председатель  Петросовета  Зиновьев.Он  понимал  в  этом  случае,  что  его  личное  влияние  на  положение  дел  тут  же  уменьшится.  Таким  образом,  решение  о  переносе  столицы  было  принято.
В  специальный  состав  грузили  золотой  запас,  драгоценности,  документы,  личные  и награбленные  вещи.  Грузили  в   спешке  и  бессистемно.  Личные  дела  арестованных  загрузили,  а  самих  арестованных  оставили  в  Петрограде.  Не  до  них  было!  Говорят,  что  кто-то  из  окружения  Ленина  поинтересовался  у  него – «Будем  ли  демонтировать  памятник  Петру  Великому  и  вывозить его  в  Архангельск,  как  планировали  при  нашествии  Наполеона  в  1812  году?»  Тогда,  мол,  какому-то  мирянину  приснился  сон,  в  котором  было  сказано  свыше – «Пока  стоит  памятник  Петру,  и  город  Петра  стоять  будет!»  И  не  стали  трогать  памятник! Товарищ  Ленин  подумал и  ответил  на  вопрос – «Считайте, батенька,  что  сон  действует  до  сих  пор!  Вы  не  забудьте,  батенька,  погрузить  что-нибудь  вкусненькое!»  Вкусненькое  погрузили.  Памятник  не  тронули!  10  марта  со  станции  Цветочная  поезд  отправился  в  Москву  вместе  с  Лениным.  На  станции  Малая  Вишера  поезд  попытались  взять  штурмом  революционные  матросы,  превратившиеся  в  анархистов,  но  их  обезоружили  латышские  стрелки.  Понятно,  что  на  тот  момент
большевики  больше  доверяли  китайцам  и  латышам,  чем  русским,   так  как  среди  высшей  касты  и  русских-то  было   мало.  Господин  Ленин  по  матери,урождённой  Бланк,  был  далеко  не  русским.  Ленин,  покидая  Петроград,  не  представлял,  что  он  отправляется  в  один  конец – в  Москве  его  ожидала  печальная  судьба.  Ленин  помнил  первое  покушение  на  него  в Петрограде  1  января  1918  года,  когда  он  по  чистой  случайности  остался  в  живых.  А  что  ожидает  его  в  Москве?  
     Говорят,  что  тот  же  обыватель  задавал  Ленину  ещё  один  странный вопрос-предупреждение:  «Вот  Пётр  Второй  перенёс  столицу  из  Петербурга  в  Москву,  там  и  скончался  скоропостижно.  Вы  не  боитесь  такой  участи,  товарищ   Ленин?»  Ленин  с  раздражением  ответил,  что  он  не  верит  в  законы  симметрии  и,  что  он,  атеист.  Про  себя  же  Ленин  подумал – «Не  дай-то,  Бог!»  
     30  августа  1918  года  на  заводе  им.  Михельсона  в  Москве  во  время  выступления  Ленина  перед  рабочими,  на  него  было  совершено  покушение.  Ленин  получил  несколько  ранений. По  делу  о  покушении  на  Ленина  была  арестована  Фанни  Каплан,  которую  без  суда  и  следствия  через  три  дня  по  приказу  Свердлова  расстреляли.  Расстрел  произвёл  комендант  Кремля  матрос  П.Д. Мальков  в  присутствии  пролетарского  поэта  Демьяна  Бедного.  Видимо,  казнь  вдохновляла  на  новые  поэтические  опусы?  Труп  Каплан  был  сожжён  в  бочке  из  под  смолы  у  стен  Кремля.   Сегодня  историкам  стало  известно,  что  на  начальном  этапе  допроса Каплан  принимал  участие  руководитель  убийства  царской  семьи  Я.М. Юровский.  Наверное,  Юровский  поделился  опытом  сожжения  останков  царской  семьи  с   матросом  Мальковым.   Страшная  смерть  и  странная  спешка.  По  разным  оценкам,  за  покушением  на  Ленина могли  стоять  и  Троцкий,  и  Свердлов.
     Факт  уничтожения  главной  свидетельницы  в  такой  короткий  срок  и  таким  зверским  способом  наводит  на  разные  размышления.  Ленин  для  Троцких  и  Свердловых  уже  был   не  нужен.  Они  и  только  они  должны  были  создать  «страну  обетованную»  на  необозримых  просторах  России,  заменив  Романовых  Троцкими.  Это  было  их  время,  которое  над  ними  позже  и  посмеялось.  Но  это  было  и  моё  время,  которое  распорядилось  иначе,  чем  задумывали  господа  Троцкие  и  Свердловы.  Это  была  и  моя  судьба:

Мой  век – обугленная  птица,
Мой  день – дымы  и  облака!
Стекает  копотью  страница
И  нервом  пишется  строка,
И  не  понять  за  письменами,
Где  оболочка,  где  каркас –
Кто  мы?  И  что  сегодня  с  нами?
И  кто  Отечество  не  спас?
И  почему  забег  не  кончен,
И  бесполезна  крепость  лат?
Век  вознесён  и  опорочен,
А  выбор  времени  распят!
Мне  марш  воинственный  сыграли,
Мне  всякий  век  война,  война!
...Не  мы  Россию  выбирали,
А  выбирала  нас  она,
Она  судила  и  корила,
Она  сгорала  без  огня,
И  в  Судный  Час  приговорила,
Но  и  возвысила  меня!
И  повела  тропою  ада,
И  возвратила  славный  миг –
Я  стал  судьбой  кавалергарда,
Я  суть  гусарскую  постиг,
И  рассмотрел  до  смерти  страхи,
И  знал,  что  страх – не  кабала,
О,  вместо  царственной  папахи
На  мне  будёновка  была,
А  в  сердце  зов – сильнее  тока,
И  вызов  жизни  молодой –
Со  мною  старая  винтовка
И  Знамя  с  Красною  Звездой,
И  перекошенные  лица,
И  золотые  вензеля -
Гори,  казацкая  станица,
Пылай,  крестьянская  земля!
Я  жил  надеждою,  без  стона,
Я  был  в  атаке  за  двоих,
Мне  не  забыть,  как  я  у  Дона
Рубил  своих  и  не  своих!
Я  не  считал  в  пылу  удары,
Не  разбирал  где  кровь,  где  слизь -
При  мне  лихие  комиссары
В  горячей  бойне  родились!
Не  умолкала  канонада,
А  повторяла – «Так  и  быть!»
И  командир  кричал,  что  надо
Под  корень  прошлое  рубить!
О,  Боже!  Истины – не  были,
Россия  смуту  родила -
Рубили,  Господи,  рубили,
И  нас  рубили  до  седла!
И  ночью  кровь,  а  утром  снова –
Атаки,  всполохи,  огни:
Запомни  воинство  Слащёва –
Прости!  И  с  Богом  помяни!  
И  всё  одно – и  боль,  и  слава,
И  топот  бешенных  коней,
И  к  бою – бой,  но  наша  лава
Всё  ж  оказалась  посильней!
Так  завершилась  скачка  в  мыле,
Так  отгремел  победный  гром,
И,  показалось,  отомстили,
А  вот  за  что,  не  разберём!
Считай,  отыщется  едва  ли
В  кустах  обрубленный  скелет –
Всё  было!  Гвозди  забивали
И  мы  сквозь  нити  эполет,
И  нас  в  атаке  не  жалели,
И  нас  бросали  кверху  дном -
Нет!  Не  гудят  благие  трели
Под  «бело-красным»  полотном!
Всё  было  так!  И  было  плохо -
Свои  повержены  тела:
Не  примирила  нас  эпоха,
А  от  барьеров  развела!
... Не  без  рубцов  осталась  рана,
А  всякий  воин  где-то  мил -
Я  шёл  отрогами  Хингана,
Я  там  Японию  громил!
И  кровь  на  мне,  и  выход  светский,
И  торжество  безумных  дат,
Я – не  гусар,  а  я  Советский –
Крестьянской  выделки  Солдат!
А  надо  мною  планы,  планки
И  скрип  ремней,  и  соловьи –
Мои  застенки  и  Лубянки,
И  Рокоссовские  мои!
Я  под  звездой  родного  флага
Катил  к  Берлину  Русский  Вал,
И  у  фашистского  Рейхстага
Своей  Земле  салютовал!
Плечом  к  плечу – отцы  и  деды,
И  юной  поросли  сыны –
Мы  все  Величием  Победы
В  анналы  судеб  внесены!
Герои  мы,  по  высшей  мере,
И  наш  геройский  пьедестал,
Да  жаль,  огромные  потери
Никто  пока  не  сосчитал!
И,  показалось,  боль – минута,
Утихла  с  праведным  огнём,
Что  позади  война  и  смута,
Что  мы  немного  отдохнём,
Что  дом  отстроим  поскорее
И  возведём  прокатный  стан,
Но  вновь  Китаи  да  Кореи,
И  вновь  слепой  Афганистан!
И  нет  житья,  как  честной  меры,
И  вроде  буйствует  не  Царь,
Но  молодые  офицеры
Бросают  жизни  на  алтарь!
И  нет  в  Отечестве  провидца,
А  вместо  света – дым  и  гарь,
Гайдарит  Родина,  резвится,
И  словоблудит  Пономарь,
А  роковое  половодье
В  грязи  рождает  новизну –
Жирует  новое  отродье,
Вздымая  судьбы  на  кону!
Даль  без  стыда,  а  суть  без  платья –
Не  разобрать  благую  цель!
... Но  я  живу – на  мне  Распятье,
Звезда  и  старая  шинель,
А  дед  седой - в  старинной  раме,
Где  фотографий  пестрота,
Сидит  с  цыганскими  усами -
На  нём  три  Царские  Креста!
Нет  на  лице  случайной  спеси,
Но  не  случайна  впалость  щёк –
Рука  сухая  на  эфесе
Готова  выхватить  клинок,
И  он  готов  рубить  и  мчаться,
И  повторять – «С  Россией  Бог!»
Но  до него  не  достучаться
В  пыли  растерзанных  дорог!
А  вот  отец,  немного  справа,
Где  лейтенантов  строгий  ряд –
На  нём  ружейная  оправа,
И  тускло  «кубики»  горят,
Но  есть  уверенность  во  взгляде,
И  незаметна  седина,
Да  жаль,  что  он  не  на  параде:
Уж  прозвучал  приказ – «Война!»
Уж  два  часа  ему  для  сбора –
Спешите  голосу  внимать:
Ему  Отечество – опора
И  навсегда - Россия-Мать!
Бои,  высоточки,  высотки
И  гимнастёрочки  в  пыли –
Его  обугленные  роты
Ещё  в  июле  полегли!
... Но  мирный  день!  Иные  звуки,
Иные  нынче  миражи,
Когда  нередко  просят  внуки –
«Ты  нам  про  деда  расскажи!»
Что  рассказать?  Молчи!  Не  надо –
Пусть  продолжает  время  спор,
Ведь  за  спиной  такая  правда,
Что  бьёт  без  выстрела  в  упор!
Прости,  расстрелянная  рота,
Прости,  времён  немая  вязь,
У  рокового  поворота
Былая  кровь  не  запеклась!
И  много  вымысла  и  бреда,
И  боль  не   выпита  до  дна,
Но  есть  Великая  Победа
И  суть  солдатская – одна,
И  грусть  порушенного  дома,
И  жизнь  крестьянская  с  колёс,
А  на  разломах  чернозёма
В  сухих  корнях  кровавый  взнос!
А  день  размечен  на  минуты,
А  год  в  обычай  слеп  и  лют –
Живём  от  выстрела  до  смуты,
Идём  от  Бога  до  Малют!

     Сложное  и  противоречивое  время  со  светлыми  помыслами  и  надеждами  навсегда  повенчало  наши  поколения,  оставив  потомкам  незавершённость  плановСоветского  Проекта.  Но  мы,  Советские  Люди,   состоялись!  Мы  пережили  войны  и  спасли  Русское  Наследие:


Война  берёт  судьбу  и  детство,
Но  надо  Родину  беречь,
И наше  вечное  наследство –
Копьё,  кольчуга,  лук  и  меч.
Да!  Настоящий  русич - ратник,
Посадник,  витязь  удалой,
Он  битв  бесчисленных  участник,
Копьём  пронзённый  и  стрелой.
Но  выживал  в  родимом  доме
С  лошадкой  дряхлой  и  Крестом,
Да  уходил  в  поход  в  шеломе
И  возвращался  «со щитом»!
Устала  Русь  от  долгой  битвы,
Устала  бить,  коробить,  гнуть,
Пора  под  тихие  молитвы
России  смутной  отдохнуть,
Взглянуть  на  солнечное  небо,
Не  ждать  военных  новостей,
Испечь  в  печи  немного хлеба,
Поднять  землицу  и  детей,
Труд  приложить  к  родной  усадьбе,
Увидеть  благостные  сны,
Сыграть  и  спеть  на  русской  свадьбе,
Но  рядом  были  чтоб  сыны!
Постичь  мудрёные  науки,
Полить  обильно  деревца,
Увидеть,  как  взрослеют  внуки,
Под  покровительством  отца,
Чтоб  на  душе  была  отрада,
Стоял  бы  дом,  жила  бы  мать!
…Нам  мало,  очень  мало  надо –
Работать,  жить  и  не  страдать,
И  не  нести  слезу  на  тризну,
Глядеть  на  реки  и  моря,
И полюбить  свою  Отчизну,
Соседа,  Бога  и  Царя!
Дел  много!  Всё  не  переделать,
Но рядом  сын  и  внук,  и брат!
…Известно  нынче  нам - «Что делать?»
И знаем  мы - «Кто виноват?».

     Мы  слишком  бесцеремонно  поспешили  отказаться  от советского  прошлого,  посчитав  его  ненужным   в  новых  обстоятельствах.  Мы  решили,  что  лозунги  о  т.н.  свободе  и  демократии  станут  единственным  кристаллом  для  народа.  Нас  попытались  исправлять  так,  как  исправляли  сознание  русского  народа  после  1917  года.  Но  отрезвление  пришло  слишком  быстро.  Оказывается,  нажива  и  стяжательство  новых  демократических  прорицателей  убивали  всё  живое,  не  давая  ничего  взамен,  кроме  разочарования  настоящим.  Понятно,  что  по  этой  причине  пришло  осознание  прошлого,  а  новые  кумиры  потерпели  страшное  поражение.  Так  уже  было  и  так  будет  всегда!И  мы  верим  в  Россию!  Будем  считать,  что  новая  Россия,  пройдя  период  осмысления,  станет  сильной  Державой  для  народа,  а  не  для  зажравшейся  т.н.  элиты.  Будем  также  считать,  что  великое  советское  прошлое  послужит  великому  настоящему  и  будущему:

Не  обижай  Россию  словом
И  недостойною  молвой,
Она  ещё  не  в  платье  новом,
Но  обретает  статус  свой.
И  у  неё  иная  планка -
Да  не  обидят  нас  слова!
Европа – старая  служанка,
А  Русь – беспечная  вдова!        
И,  чтоб  нам  зло  не  говорило,
И,  как  не  жалила  стрела,
Россия  больше  раздарила
Соседям  всем,  чем  обрела!
Читай  в  отеческих  анналах
И  на  скрижалях  старины –
На  европейских  перевалах
Лежат  российские  сыны.
Русь  не  жалела  хлебной  корки
И  не  стояла  за  ценой,
А  поднимала  все  задворки
Не  хуже  отчины  родной!
И  у неё  в  достатке  наций
С  великой,  праведной  судьбой,
Но  мы  не  помним  резерваций,
Хотя  стрелял  наш  «зверобой»!
Да, мы  отстали  и  устали,
Нас  не  церковный  глушит  звон,
И  верить  власти  перестали,
И  в  новый,  праведный  закон.
Но  у  отеческих  отдушин
Народ  напишет  славный  том,
А  Русский  Бог - великодушен,
И  мы  воспрянем  под  Крестом!




                      Мы  многое  ещё  не  сознаём,
                      Питомцы  ленинской  победы.
                      И  песни  новые
                      По-старому  поём,
                      Как  нас  учили  прадеды  и  деды.

                            Сергей  Есенин,1924

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 10
Дата публикации: 01.10.18 в 09:32
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100