Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 2 Реформаторы и реформы
Николай Гульнев
 

     Россия,  наследница  «растленной  Византии»,  примерила  на  себе  все  её  слабости,  несовершенства  и  пороки.  Как  утверждал  религиозный  философ  Владимир  Соловьёв,  Византия  погибла  не  потому,  что  была  несовершенна,  а  по причине  того,  что  перестала  совершенствоваться.  В  русском  государственном  сознании  правящей  касты  без  подсказки  философа  Соловьёва  жила  насущная    необходимость  в  проведении  реформ.  По  большому  счёту,  многие  реформы,  за  исключением  реформы  1861   года,  как  правило,  проводились  с  одной  целью -с  целью  укрепления  мощи  государства  и  выгод  для  правящего  класса.Правда,  при  русском  Государе  немощном  и  больном,  сводном  брате  будущего  Петра Великого,  Фёдоре  Алексеевиче,  была  проведена  одна  реформа  в  пользу  народа – были  отменены  варварские  казни  с  отсечением  рук  и  ног  за   различные  преступления.  При  такой  жестокой  казни  всё  же  заботились  о  здоровье  преступников – в  качестве  анестезии  использовали  кипящую  смолу,  куда  и  окунали  культю.  Говорят,  что   заражений  при  такой  заботе  о  казнённых,  как  правило,  не  было!Можно  считать,  что  причиной  отмены  нечеловеческой  казни  послужил  т.н.  «медный  бунт»  при  царе  Алексее  Михайловиче,  когда  казна  начала  чеканить  медные  монеты,  прировняв  их  к  серебряным.  По  примеру  правительства  медную  монету  стали  чеканить  повсеместно,  желая  обогатиться.  Обман  и  обнищание  народа  вылились  в  мятеж. Не  считая  умерших  от  голода,  только  казнённых  отсечением  рук  и  ног,  по  оценкам  историков,  было  более  7   тысяч  человек.  Такие  казни  не  улучшали  моральную  атмосферу  в  Московии,  и  их  отмену  можно  считать  большим  достижением  немощного  Государя.
     При  этом  же  Государе  Фёдоре  Алексеевиче,  занявшем в 1676 году трон в возрасте 14-ти  лет,было  принято  решение  о  введении  европейского  разделения  войск  на  роты.  Россия  вела  войны  и   готовилась  воевать и дальше.  Основной  же  реформой  при  немощном  Государе  следует  считать  отмену  местничества,  которая  была  произведена  в  год  смерти  этого  Государя  в  возрасте  20-ти  с  небольшим  лет – в  1682  году.
     Местничество – это  такой  государственный  порядок,  когда  на  должности  назначались  не  по  праву  образованности,  таланта,  военного  опыта,  а  по  праву  родства.  Исстари  в  Московии  велись  т.н.  «столбцы»  или  родословные  книги.  Вот  и  назначались  на  важнейшие  государственные  должности  неучи,  идиоты  и  тупицы.  С  отменой  «местничества»  закончился  долгий  век  «столбовых  дворян».  Правда,  система  назначения  на  должности  всё  же  осталась  с  некоторыми  изменениями – отныне  решающее  значение  имела  протекция  или  приближённость  к  царской  особе.  Вот  уже  и  в  наше  время  на  должность  министра  обороны  России  был  назначен  неуч,  прохиндей,  вор  и,  отчасти,  дебил-реформатор,  неподсудный  земным  законам.  Для  этого  министра  и  его  весталок  надо  было  оставить  казнь  в  виде  отсечения  конечностей  и  анестезию  из  кипящей  смолы.
     Оценивая  реформы,  проведённые  при  немощном  и  больном  Государе,  можно  с  уверенностью  сказать – при  нем  были  надолго  заложены  основы  тех великих  реформ,  которые  продолжил  Преобразователь  России  Пётр  Первый:  

Дел  высоких  череда –
Где  вы,  руки?
Споро  ищется  руда
По  науке,
И  запрет  на  слово  снят
Силой  стройной –
Глянь,  по-зверски  не  казнят
Люд  разбойный!
Прозреваем  в  ковылях
Светом  сини –
Приучается  монах
К  дисциплине!
По  труду  и  делу  честь –
В  этом  милость:
Дел  благих  не  перечесть,
Так  случилось!
Кто  предвидел?  Кто  бы  знал
Выбор  долгий?
Кто  реформы  начинал?
Царь  убогий!
Царь  без  злобы  и  без  сил,
С  царским  проком,
Он  Петра  предвосхитил
Ненароком,
Он  подвинул  русский  пласт
И  наросты!
...Люд  отеческий  горазд,
Если  просто,
Если  с  Богом,  по  любви
С  добротою –
Не  толкай,  а  позови
За  мечтою,
Позови  на  общий  труд,
Как  бывало,
Где  не  правит  пересуд –
Правит  слава!
Так  восторженно  твердим,
Но  не  давим –
Миром  немощь  победим,
Русь  прославим!
Тихо  скатится  слеза
Не  со  страху –
Ну,  не  надо  в  железа
И  на  плаху!
Нам  под  вечностью  палат
Делом  плата,
Коль  народ  у  нас  богат -
Русь  богата!
Самородкам – несть  числа,
Благость  снится,
Есть  и  лопасть  у  весла,
Есть  пшеница,
Встанет  Севера  Краса –
Свет  Пальмира!
...Ветры  дуют  в  паруса
Румбом  мира,
Светом  Божеских  идей
И  прозрений -
Страшен  Главный  Лиходей,
Если  гений,
Если  всё  и  наперёд
Знает  точно,
И  распять  ему  народ
Правомочно,
Правомочно  осквернить
И  ударить,
И  свою  родную  выть
Разбазарить!
Разучились  за  века
Слово  слушать,
Нам  бы  строить  города,
А  не  рушить!
Русь  Святая – не  в  пример
И  не  в  благость –
Нам  и  русский  старовер,
Чай,  не  в  тягость,
Не  преследуй,  не  гони
Шомполами –
Все-то  русские  они,
Все-то  с  нами!
Насолить,  переперчить,
Дать  по  роже?
Да  упрямого  учить –
Всем  дороже,
И  дороже,  коль  острог
Или  пушка!
Лечит  время,  если  Бог
Не  игрушка,
И  не  идол  без  словес
У  киота!
...Тонок!  Тонок  Веры  срез
Для  полёта,
Для  молитвенной  страды,
Благодати!
...Нам  кайло  бы  для  руды
Очень  кстати!

     Почему  же  такие  реформы  произошли  при   немощном  Государе?  Ведь  в  России  без  царского  пинка,  застенка  и  батога  реформы  не  проводятся.  Ответ  прост!  Столбовые  дворяне  вместе  с  церковной  верхушкой  в  период  правления  Бориса  Годунова  пожелали  иметь  ручного  государя.  Их  же  Иван  Грозный  сильно  напугал,  но  не  добил.  Вот  они  и  придумали  самозванство  и  смуту.
     При  немощном  Государе  Фёдоре  Алексеевиче  на  властную  арену  выходили  новые  дворяне-помещики,  уже  познавшие  службу  и  понявшие  фатальность  местничества,  когда  армией  управляли  неучи,  профаны  и  фанфароны.  Сыграл  роль  русский  генетический,  государский  код.  Новые  дворяне  понимали,  что,  если  так  пойдёт и  дальше,то  России,как  государственного  образования,  просто  не   станет.  Кстати  сказать,  эти  реформы  были  поддержаны  и  Русской  Православной  Церковью.
     Какие  исторический  параллели  хотелось  бы  провести,  забегая  вперёд?  Современную  Россию,  сначала    с  хрущёвских  времён,  а  потом    с  горбачёвских  и  ельцинских  времён  мытарили  и  уничтожали  неучи,  прохиндеи  и  откровенные  хапуги.  И  вот,  кажется,  приходит  прозрение.  Россию  снова  начинают  собирать  по  крохам,  обратив  пристальное  внимание  на  Армию  и  Флот.  Более  подробно  об  этом  будет  сказано  несколько  позже.
     Остановимся  на  некоторых  жизненных  фактах  великого  реформатора  Петра  Первого.  Его  отец  Царь  Алексей  Михайлович  умер  в  1676  году,   оставив  после  смерти  двух  сыновей  и  шесть  дочерей  от  Милославской,  а  от  второй  супруги – Натальи  Кирилловны,  урождённой  Нарышкиной –сына  Петра  и  двух  дочерей.  На  момент  его  смерти  Петру  было  всего  четыре  года.  Из  пяти  сыновей  Милославской  трое  сыновей  умерли  при  жизни  Алексея  Михайловича.    Оставшиеся  в  живых  два  сына – Фёдор  и  Иван – были  болезненны  и  неразвиты.  О  Фёдоре  Алексеевиче  мы  говорили  выше.  С  его  смертью  в  1682  году  началась  жесточайшая  борьба  за  власть  между  Милославскими  и  Нарышкиными.  В итоге    кровавой  борьбы,  когда  на  глазах  десятилетнего  Петра  убивали  родных  и  близких его  матери  Натальи  Кирилловны,  когда  к  беспощадной  борьбе  за  власть  его  сводной  сестрой  Софьей  Алексеевной  были  подключены  стрельцы  и  староверы,  верх  взял  род  Милославских.  Правительницей  при  двух  царях – 10–летнем  Петре  и  его  сводном  брате  Иване – стала  Софья  Алексеевна:

Дай,  Бог,  убогому  постой,
А  нехристю - тюрьму!
Расти  в  России  сиротой –
Не  дай,  Бог,  никому!
Я – сын  Царя,  почти  мечта,
При  мне  родная  мать,
Но  понимал – я  сирота,
Что  тяжко  понимать,
И  тяжко  ведать  свой  урон
И  дней  сиротских  связь,
Когда  борьба  за  Царский  Трон
Так  рано  началась!
Не  под  мечтою  детский  след –
Прости  нас,  Боже  Свят,
Я  кровь  увидел  в  десять  лет
Средь  каменных  палат,
Я  видел  с  Красного  Крыльца
Безумный  приговор –
Старообрядца  и  стрельца,
И  с  криком  Царский  Двор,
И  смерть  того,  кого  любил,
И  дом,  почти  острог –
О,  нет!  Ничто  я  не  забыл,
Да  и  забыть  не  мог!
Молчи,  Земля,  не  говори –
Порядок  Царский  смят:
Молчат  мои  поводыри
И  Пастыри  молчат,
И  приутих  боярский  сброд,
Монах  и  дворянин –
Команду  ждал  честной  народ,
Но  где  он,  Русский  Сын?
Где  Воевода  и  Пророк,
Где  наша  старина?
...Я  рано  выучил  урок
Наглядно  и  сполна!

  
     Будущий  Государь  Пётр  Великий  с  детского  возраста  познал  боль  за  близких  и  унижение  его  матери.  В  детском  возрасте  выковывался  его  характер.  Его  сначала  учили  проходимцы  и  авантюристы  из  Немецкой  Слободы,  где  он  в  юности  познал свободную  любовь  не по  законам  «Домостроя» - свода  патриархальных  правил.  Позже  он  учился   сам  у европейцев  и  учил  приближённых:

Сильней  по  жизни  понесло –
Прощайте,  терема,
Преображенское  Село
Мой  дом,  а  не  тюрьма!
И  здесь,  от  божеской  руки,
Суровою  порой,
Мои  Потешные  Полки
Займутся  не  игрой!
К  чему  сокольничий  наряд?
В  нём  мне  не  по  себе –
Отныне  я  порядку  рад
И  пушечной  пальбе!
Здесь  и  начала,  и  замер,
Здесь  время – новизной,
Здесь  штаб  и  обер-офицер
С  потешною  казной!
В  учёбу  все  вовлечены –
Уроки  мне  не  счесть:
Есть  настоящие  чины
И  даже  крепость  есть!
Здесь,  в  разномыслии  забот,
Хорош  военный  стан -
Нашёлся  даже  старый  бот
Постройки  англичан,
А  я – отличный  бомбардир,
Я  продолжаю  спор –
О,  я  ещё  нарушу  мир,
Я  дам  сестре  отпор!
Ведь  я  не  тот!  Я  стал  умней -
Как  учат  синяки:
Стрельцы,  священники  при  ней,
При  мне – мои  полки!
И  я – под  Божеской  Звездой –
Натянем  тетиву:
Живу  Немецкой  Слободой
И  похотью  живу!
Мной  русский  посох  не  забыт
Со  времени  Малют,
Но  в  Слободе  почище  быт
Да  и  практичней  люд!
Тут  немец  смотрит  прямо  в  рот –
Воистину,  артист,
И  верен  вроде  Франц  Лефорт,
Хотя  авантюрист!
Тут  в  чём-то  надо  подрасти
И  бросить  тлен  на  слом –
«Иван  Хмельницкий?» - он  в  чести
За  пьяненьким  столом!
Словами  даль  обнажена
И  балует  игрой,
А  дама – точно  не  жена,
А  ночь - не  «Домострой»!
Да  и  запретов  разных  нет,
Приятен  всякий  миг –
О,  это  университет,
Коль  не  было  других!
Что  мне  Иван  да  Спиридон?
Кого  сегодня  чтить?
Со  мною  генерал  Гордон,
Способный  научить!
И  труд  державный  до  зари,
И  сумрачный  Лефорт –
Почти  готовы  пушкари
И  мой  Потешный  Флот!

     В  1689  году  с  помощью  близких  и  родных  его  матери,  когда  стрельцы  фактически  разочаровались  в  Правительнице,  Софья  Алексеевна  была  отлучена  от  власти.  Пётр  получил  полную  власть,  хотя  на  этот  момент  был  ещё  жив  его  сводный  брат  Иван  Алексеевич.
     Пётр,находясь  за  границей  с  целью  изучения  корабельного  мастерства,     получил  тревожные  известия  о  бунте  стрельцов.  Он тут  же  поспешил  в  столицу.  Детская  ненависть  к  бородатым  стрельцам  и  оставшийся  в  неокрепшей  душе     небывалый  испуг  явились  причиной  его  царской  жестокости  по  отношению к  бунтовщикам:

Да  мы  же  ночь  считаем  днём,
Мы  сами  палачи –
Нам  ночью  лучше  с  кистенём,
А  днями – на  печи!
Нам  в  радость  скопище  телег,
Нам – санные  снега,
И  звон,  как  русский  оберег,
А  лучше – батога!
И  вся  Россия – недород,
А  бунт – обычный  яд,
И  я  вам  не  английский  лорд,
А  русский  азиат!
И  голова  для  нас – качан,
А  кровь – добротный  след,
Я – не  Монарх  для  англичан,
А  варвар-самоед!
Рубить  умею,  не  ваять
И  в  дерзости– пороть,
Да  нам  веками  исправлять
Свой  нрав  и  злую  плоть!
Но  где  покой  на  пять  минут
И  сутки  не  в  поту?
...В  Москве  гудит  стрелецкий  бунт -
Опять  невмоготу,
Опять  узда  и  гневный  пыл,
Опять  бесовский  раж –
Я  не  забыл!  Я  торопил
Дорожный  экипаж!
Ну,  что  ж,  столица,  берегись –
Разделим  серебро!
...Я  поднимал  на  дыбу,  ввысь,
Виновных  за  ребро!
И  был  единый  приговор –
«В  застенках – не  жалеть!»
Тут  кровь  крюков  и  криков  хор,
И  роковая  плеть,
И  просьба  к  Богу,  между – «Пить!» -
Я  это  не  забыл!
И  я  кричал – «Рубить!  Рубить!»
И  головы  рубил!
На  ком  вина  и  не  вина –
Кто  русской  кровью  сыт?
Прости,  родная  сторона,
А  может,  Бог  простит?
А  может,  справится  верстак
Средь  хаток  и  хором?
В  России  лучше  только  так –
Крестом  и  топором!

     Пётр  знал,  что  высшее  духовенство  и   бояре  имели богатый  практический  опыт еще  со  времён  Ивана  Грозного  и  стрелецкого  бунта  при  возведении  Софьи  Алексеевны  в  сан  Правительницы. Они   старались  остаться  в  стороне,  когда  судьба  самого  Отечества  была  под  угрозой.  Когда  перед  началом  казни   стрельцов  Патриарх  Адриан  поднял  икону,  чтобы  помолиться  за  обречённых,  то  Пётр  закричал:  «К  чему  эта  икона?  Разве  твоё  дело  приходить  сюда?  Убирайся  скорей  и  поставь  икону  на  своё  место.  Быть  может,  я  побольше  тебя  почитаю  Бога  и    Святую  Богородицу.  Я  исполняю  свою  обязанность  и  делаю  богоугодное  дело,  когда  защищаю  народ  и  казню  злодеев».  Было  казнено  1182  стрельца,  601  был  сослан.  Следствие,  розыск  и  казни  продолжались  до  1707  года.  
     Можно  считать,  что  с  этого  времени,  с  1699  года,  Пётр  Великий  обрёл  полную  власть,  что  стало  залогом  его  великих  преобразований  и  реформ.  Для  нас  нет  причины  останавливаться  на  реформах  Петра  Великого,  которые  затронули  все  сферы  государственного  механизма  и  всё  население  России.  Его  великие  преобразования  довольно  подробно  описаны.  Просто  напомним,  что  Император  Пётр  Великий  был  воистину  государственным  человеком,  не  жалевший  ни  себя,  ни  ближнее  окружение,  ни  народ ради  достижения  нужных  целей.
     Пётр   был  вполне  свободен  в  своих  решениях,  хотя  внутреннее  недовольство и  молчаливая  оппозиция  сопровождали  деятельность  Петра  Великого.  Всё  это  наглядно проявилось  после  его смерти .
     Смерть  Петра  Великого  с ликованием  была  встречена в  Стокгольме,  Париже и  Копенгагене.  Правда,  очень  были  разочарованы  в  Европе  тем,  что  восшествие  на  трон  его  преемницы  Екатерины  Первой  прошло  без  бунтов  и  кровавых  расправ.  Европа  никогда  не  желала  добра  для  России,  и  всякая   внутренняя  усобица  царских  элит  и  бунты  русского  народа  для  Европы  были  нежданным  подарком.  Европа  всегда  желала  ослабление  России,  боясь  непредсказуемого  соседа.  Такое  отношение  европейских  элит  к  России  особенно  стало  заметно  с  её  усилением.
     А  что  же  происходило  после  смерти  Петра  в  самой  России,  особенно  в  его  Стольном  Граде?  Сподвижники  Петра  Великого  или  «птенцы  гнезда  Петрова»   первое,  что  сделали  со  смертью  Петра,  так  это  перепились  от  радости.  Они  радовались  тому,  что  Великий  Преобразователь  их  больше  не  будет  гнать  своим  батогом  на  великие  свершения  во  имя  усиления  Родины:

Жизнь  всё  проверила  отлично –
Дубами  стали  деревца!
И,  как  материя  первична,
Так  поводырь  ведёт  слепца.
Посыл  известный  обнаружен,
И  мысль  привычку  выдаёт:
«Российский  Пётр?» - Кому  он нужен,
Коль  больно  «Меншиковых»  бьёт!»
Всё  понимает  наша  свита,
Не  холостой  хранит  патрон -
Века  бездарная  элита
Больных  и  пьяных  ждёт  на  трон!
Коль  не  шуметь,  как  на  базаре,
И  счёт  вести  календаря,
Заметим,  русские  бояре,
Опорой  были  для  царя.
Да,  их  обидела  крамола
И  не  возвысили  дела,
Но  сила  Русского  Престола
Во  благо  Родины  была!
Но  нет  бояр,  осталось  барство,
И  новой  власти  этажи –
Жаль, не  для  пользы  государства,
Живут  всевластные  мужи.
И  планам  отческим  не  сбыться,
Когда  вокруг  шакалов  рать -
Нам  у  Петра  пора  учиться,
Как  лучших  в  помощь  подбирать!

     Более  того,  появились  в  Отечестве  некоторые  умники  после  смерти  Великого   Преобразователя,которые  начали  порочить  деяния  Петра  в  угоду  заморским  прохвостам.  Тут  же  вспомнили  Петру  все  его  ошибки,  просчёты,  неумеренные  пьянки  и  жестокости.  В  глазах  критиков  Петра  Великого – «Флот – это  великая  мерзость!»  Армия,  реформированная  Петром,  для  них  «бесполезное  и  вредное  дело».  Для  них  «старые  военные  порядки»  вполне  пригодны.  Главное  для  них,  чтобы  такие  преобразователи,  как  Пётр  Великий,  не  лишали  их  покоя.  Вот  ещё  некоторые  выдержки  из  оценок  критиков  Петра:  «Завоевания,  сделанные  Петром  Первым,  не  дают  России  ничего  такого,  чего  не  имела  она  прежде».  Появилась  демократическая  сатира,  в  которой  Пётр  Великий  изображался  в  виде  кота  с  испепеляющей  характеристикой: «Кот  казанский,  ум  астраханский,  разум  сибирский,  усы,  как  у  турка».  И  ещё  одна  их  оценка:  «Изо  всего  этого  завоевания  не  выходит  нам  никакой  другой  прибыли».  Вот  мерка  деяний  Петра – мерка  рублём!  Но  Петру  Великому  даже  после  его  физической  смерти  было  чем  ответить  этим  прохвостам  и  критикам:  

Москва  моя – из  браги  в  квас,
Амбар  да  короба –
Слаб  у  Отечества  каркас:
Русь  знанием  слаба!
Пора,  пока  не  грянул  гром,
Пока  на  сердце  пыл!
...То  я  голландским  топором
Шпангоуты  рубил,
То  я  свою  гордыню  стёр,
Но  в  немощи  не  сник –
Я,  Пётр  Михайлов,  волонтёр,
Я  просто - ученик!
Не  мне  отеческий  покой –
Я  строю  по  рядам:
Своей  мозолистой  рукой
Держу  немецких  дам,
И  для  меня  запретов  нет –
Что  печь,  что  сеновал,
Я,  забывая  этикет,
Зубами  мясо  рвал!
Мне  по  нутру  дымы  и  гарь –
Я  через  годы  мчусь,
Я - Скиф!  Я - Русский  Государь,
Предерзостно  учусь!
Смотрю  упрямым  смердом  в  рот –
По  горло  в  дело  врыт,
Я  знаю – это  парус-грот,
А  это  вот - бушприт!
И  мысли – точно  по  годам:
Учитесь,  Государь,
И  мне  по  нраву  Саардам
И  лондонская  хмарь,
И  камень  к  камню – камни  сплошь,
И  качество  оправ!
...У  них  диковинку  найдёшь,
У нас - предикий  нрав!
У  них – прекрасные  поля,
У  нас  же  сорняки -
Нужны!  Нужны  учителя
И  новые  полки!

     Пётр  при  жизни  как-то  сказал – «Нам  Европа  нужна  на  несколько  десятков  лет,  а  потом  мы  к  ней  должны  повернуться  задом».  Однако  наследники  Петра  так  завязали  узлы  с  Европой,  что  их  развязать  до  сих  пор  не  удалось. Но  деяния  Петра  Великого  принизить  и  развенчать  никому  не  удастся.  Память  о  Великом  Преобразователе  осталась  жива  в  памяти  тех  людей,  кто  желал  добра  Отечеству,  а  не  искал  для себя  выгод  и преимуществ.  К  Петру  Великому,  если  есть  укор,  то  он  один – Преобразователь  не  подготовил  и  не  оставил  после  своей  смерти  достойного  наследника.  Он  и  умирать  не собирался  в  таком  возрасте.  И  на  вопрос – «Кто  же  поведёт  Россию  на  новые  свершения?» - ответа  не  последовало:

Без  старорусской
Ворожбы
Монарх  с  отцами
Гордо  спорил -
Россию  вздёрнул
На  дыбы
И  по-отечески
Пришпорил!
Он  бросил  вызов
Старине
В  припадке
Юного  порыва,
И  встал
На  вздыбленном  
Коне
Навек
У  самого  обрыва.
Ещё  опасна
Колея,
И  есть  причины
Для  обвала,
И  под  копытами  змея
Ещё  своё
Лелеет  жало,
Ещё  на  новые
Следы
Народ  глядит
С  подкожным  страхом!
…О,  Боже,
Царские  труды
Кто  вознесёт
С  былым  размахом?
И  кто  ответит -
Почему
Нам  стало  прошлое
Загадкой?
И  кто  Россию
Через  тьму
Вновь  поведёт
Петровской  хваткой?

     Как  бы   ни  пытались  выскочки  различных  мастей  в  угоду  своему  самолюбию  и  по  подсказке  заморских  прохвостов  принизить  роль  деяний  Петра  Великого  и  развенчать  эпоху  свершений  и  побед,  все  эти  жалкие  попытки  обречены  на  безусловный  провал.  Воспитанники  Морского  Корпуса  вели  т.н.  «Золотую  Книгу»,которую  передавали  из  поколения  в  поколение.  В  этой  книге  воздаётся  должное  создателю  Русского  Флота.  К  сожалению,  в  период  революционных  событий  след  этой  книги   затерялся.  В  обновлённой  Рукописи  о  создателе  Русского  Флота  Петре  Великом  можно  сказать  так:

Ни  к  чему  слепой  кураж –
Мы  не  вертопрахи!
Как  ценили  Корпус  наш
Русские  Монархи?
Расплели  судьбу  века
У  лихого  вала –
Как  монаршая  рука
Флот  и  нас  ласкала?
...Если  Кормчий,  пейте  ром –
Он  лелеял  круто:
Побывали  мы  с  Петром
В  битве  у  Гангута,
А  потом  гремел  Гренгам
И  клинки  из  стали:
Всем  не  только  по  серьгам –
Выбили  медали!
И  побед  не  перечесть
Вкупе  с  орденами,
Мы  в  морях  Святую  Честь
Пронесли,  как  Знамя!
Благодарным  лбом  ударь –
Будет  вместо  платы:
Подарил  нам  Государь
Кикины  Палаты.
Он – Отец  и  Бомбардир
Живший  не  парадом –
Подписал  Ништадтский  мир
С  нашим  скромным  вкладом!
От  восторга  не  устав,
И,  по  воле  Бога,
Дал  для  нас  Морской  Устав,
Дал  его  надолго!
Жаль,  что  счастье  забрело
В  дебри  до  заката –
Вроде  встали  на  крыло,
Да  пришла  утрата!
На  щеке  слеза  дрожит –
Кормчего  не  стало:
В  Петропавловке  лежит
В  чине  адмирала.
Тут  и  раб  засеменил –
Ближе  к  телу  нега,
И  никто  не  заменил
Русского  Стратега!

     Наследный  авторитет  Петра  сыграл  решающую  роль  при  возведении  гвардией  на  Русский  Трон  его  дочери  Елизаветы  Петровны.  Известно,  что  после  смерти  Петра  Великого  гвардия  с  помощью  Меншикова  возвела  на  Русский  Трон  супругу  Петра  Марту  Скавронскую  или  Екатерину  Первую,  как  она  стала  называться.Единственно,  что  было  создано  при  Екатерине  Первой,  так  это  Верховный  тайный  совет,  как  совещательный  орган  при  Императрице.  После смерти  Екатерины  Первой  от  неумеренных  страстей  в  1727  году,  на  Русский  Трон  был  возведён  внук  Петра  Великого – Пётр  Второй.  При  нём  сначала  правил  тот  же  Меншиков,  а  после  опалы  Меншикова,  клан  вельмож  Долгоруковых.  При  малолетнем  Императоре  успели  отменить  ряд  преобразований  Петра  Великого.  С  быстротечной  смертью  Петра  Второго  в  1730  году  на  Русский  Трон  была  приглашена  Анна   Ивановна – племянница  Петра  Великого.  Попытка   ограничить  её  власть  с  помощью  т.н.  «кондиций»,  провалилась.  И  фактическим  правителем  при  Анне  Ивановне  стал  Бирон.  До  этого  времени  немцы  в  России были.  Ими  было  сделано  многое  для  насущных  преобразований,  но  такого  присутствия  немцев  во  власти,  как  при  Анне  Ивановне,  точнее - при  Бироне,  никогда  не  было.  При  Анне  Ивановне  был  создан  Измайловский  полк  в  противовес  петровским – Преображенскому  и  Семёновскому.  Измайловский  полк  был  неким  гарантом  безопасности  Императрицы,  и  комплектовался  приближёнными  Бирона.  
     Историки  оставили  такой  факт,  что  у  Анны  Ивановны  во  дворце  всегда  стояло  заряженное  ружьё.  Она  имела  привычку  стрелять  из  окна  по  пролетающим  птицам.  14  марта  1737  года  «Санкт-петербургские  ведомости»  с  радостью  сообщали,  что «Государыня  изволила  потешаться  охотой  на  дикую  свинью,  которую  изволила  из  собственных  рук  застрелить».  В  заведённом  для  Анны  Ивановны    охотничьем  манеже  в  течение  трёх  месяцев  ею  были  убиты  9  оленей,  16  диких  коз,  4  кабана,  один  волк,  374  зайца,  68  уток.
     Из  всех  полезных  дел,  которые  свершила  Государыня,    это -  возвращение  Санкт-Петербургу  вновь  столичного  статуса,  которого  город  был  лишён  после  переноса  столицы  в Москву  Петром  Вторым.
     Со  смертью  случайной  Императрицы  Анны  Ивановны  власть  фактически  перешла  к  Бирону,  который  стал  регентом  при  малолетнем  Иване  Шестом.  В  1740  году  Бирон  был  отстранён  от  власти  в  результате  дворцового  переворота, которым  руководил  Президент  военной  коллегии  фельдмаршал  Миних.  Власть  перешла  к  Правительнице  Анне  Леопольдовне,  матери  малолетнего  Ивана  Шестого.  Совершенно  ясно,  что  гвардию,  которая  с  Петром  Великим  свершила  целый  ряд  побед,  не  устраивали  немцы  во  власти  и  постоянная  чехарда  случайных  правителей   на  Русском  Троне.  Именно  гвардия  обратилась  к  дочери  Петра  Великого  Елизавете  Петровне  с  просьбой  возглавить  новый  дворцовый  переворот.  Получив  согласие  Елизаветы  Петровны,  в  ноябре  1741  года  гвардия  совершила  переворот  в  пользу  дочери  Петра.  Фельдмаршал  Миних,  как  и  Бирон, были  сосланы.  Дом  фельдмаршала  Миниха  на  нынешней  набережной  Лейтенанта  Шмидта  под  №17  был  передан  для  воспитанников  Морского  Корпуса,  которые  к  этому  времени  были  переведены  в  Петербург  из  Сухаревой  башни  в  Москве.  В  этом  доме  парадный  вход  в  Корпус  с  третьим  этажом были  достроены  позже.
     О  каких  преобразованиях  и  реформах  можно  было  говорить  при  такой  власти,  когда  каждый  правитель  думал  или  о  личной  безопасности,  или  о  личных  выгодах  и  удовольствиях?  Это  беда   России!
     В  той   же  обновлённой  Рукописи  кадет  о  времени  правления  Анны  Ивановны  и  Елизаветы  Петровны  сказать  можно  так:  

Захлестнул  бездумный  вал
Блеск  кадетской  рати –
Флот  при  Анне  догнивал
В  сумрачном  Кронштадте!
При  Дворе  сановный  сноб
Выглядел  убого –
Титулованных  особ
Стало  слишком  много!
Тот  гофмаршал,  этот - паж,
Быть  при  Троне  вправе,
Притупился  вдруг  палаш
В  нищенской  оправе,
Позабылся  абордаж
При  убогой  смете
Исегодня  выбор  наш
Чаще  на  паркете!
Смутно  времечко  потерь –
Что  случилось – было:
Скажем  так – Петрова  Дщерь
Море  не  любила,
Но  от  правды  давней  сей
Был  поступок  ярок –
Нам  на  праздник  100  гусей
Прислано  в  подарок!
Что  свершилось,  всё  не  зря –
Не  сохою  пашем,
В  День  Шестое  ноября
Гусь  в  застолье  нашем!
Флот – Отечеству  слуга,
Мы – Петровы  дети,
Жаль,  пугали  лишь  врага
При  Елизавете!
И  кадет  уже  не  рад
За  такие  мерки -
Утром – выстрел,  днём - парад,
В  вечер – фейерверки!
Всё  же  сладились  дела –
Вытянулись  лица:
Домик  Миниха  дала
Добрая  Царица!
Стали  жить  кадеты  в  нём,
Как  живут  доныне,
Но  сгорело  всё  огнём
При  Екатерине.

     Елизавета  Петровна  правила  Россией  по  той  инерции,  которую  сумел  задать  правлению  Пётр  Великий.  Отмечались  даты  и  юбилеи,  связанные  с  победами  Петра,  отдавалось  должное  его  сподвижникам.  Так,  30  августа  1744  года,  во  исполнение  Указа  Петра  Великого  от  2  сентября  1724  года,  в  очередную  годовщину  Ништадтского  мирного  договора  между  Россией  и  Швецией,  ботик  Петра  Первого  был  вывезен  из  Александро-Невской  Лавры  на  Неву  для  показа  всем  обывателям  и  важным  гостям.  Как  говорится,  и  на  том  спасибо  Правительнице  Елизавете  Петровне!
     Многие  историки  отдают  должное  Елизавете  Петровне  за  отмену  смертной  казни  при  её  правлении.  Но  в  этом  решении  проявилось  всё  ханжество  Елизаветы  Петровны.  В  застенках  и  казематах  набожной  Елизаветы  продолжались  зверские пытки,  продолжались  доносы  и  аресты  неугодных.  Таков  был  век,  такое  было  время,  и  восхищаться  добродетельностью  и  милосердием  Правительницы просто  смешно.  Следовало  бы  побывать  в  застенках  Елизаветы  тем,  кто  восхищается  её  решениями.  Она  же  отправила  в  Шлиссельбург  малолетнего  соперника,  ею  свергнутого  с  Русского  Трона,  Ивана  Шестого.  
     Об  убийстве  Петра  Третьего  и  захвате  власти  Екатериной  Второй  было  сказано  выше.  За  весь  долгий  период  правления  ей  приходилось  выискивать  сдержки  и  противовесы,дабы  удержаться  во  власти.  Система  фаворитов  и  приближённых  для  Екатерины  Второй  стала  основой  её  правления.  Вот  и  вобновлённой  Рукописи  кадеты  не  забыли  век  Екатерины  Второй:  

Вспоминаем  сущий  ад –
Это  не  от  Бога,
Нас  направили  в  Кронштадт,
Вроде  не  надолго.
Не  исполнен  был  Указ –
Наши  карты  биты -
Ей  мешали  всякий  раз,
Может,  фавориты?
Может,  в  деньгах  перебой
Или  боги  мстили?
Но  за  тот,  Чесменский  бой,
Мы  её  простили!
Странен  бабий  перегиб –
Что  ей  не  икалось?
Нас  Царица  на  отшиб  
Выселить  пыталась.
Сложен  царственный  каркас
И  опасна  милость –
Фаворитов  среди  нас,
Знамо,  не  случилось!

     При  Екатерине  Второй  наконец-то  был  присоединён  к  России  Крым.  В  этом  следует  усматривать  заслугу  не  Екатерины  Второй,  а  Григория  Потёмкина.  Но  сам  факт  присоединения  Крыма – это  огромное  достижение.
     С  давних  времён  на  Руси  все  правители  старались  провести  назревшие  законодательные  реформы.  И  Екатерина  Вторая  также  с  этой  целью  собрала  т.н.  «Уложенную  комиссию»,  которая  проработала    1767  года  по  1769  год.  Идей  и  предложений,  как  это  водится  на  Руси,  было  с  избытком.  Каждое  сословие  из  выборных  депутатов  старалось  внести  такие  законодательные  инициативы,  которые  решали  бы  их  и  только  их  проблемы.  Такой  разнобой  интересов  стал  основной  причиной  роспуска  данной  комиссии.  Но  идеи  и  предложения,  высказанные  представителями  всех  сословий,  послужили  основой  для  издания  отдельных  законов  самой  Императрицей.  Не  были  забыты,  как  и  ожидалось,  дворяне.  А  как  же?  От  них  сполна  зависела  сама  Правительница.
      Так,  в  «Учреждении  об  управлении  губерний»,  принятом  в  1775  году,  число  губерний  было  увеличено  с  20  до  50.  Каждая  губерния  распадалась  на  уезды,  с  расчётом  иметь  в  каждом  уезде  от  30  до  40  тысяч  жителей.  Во  главе  губернии  ставился  Генерал-Губернатор  с  огромной  властью.  Фактически  Генерал-Губернатор  являлся  «Царским  Наместником».  Кроме  того,  Екатерина  Вторая  подтвердила  «Жалованной  грамотой»  в  1785   году  Указ  Петра  Третьего  «О  дворянской  вольности»  от  18  февраля  1762  года.  Впервые  для  дворян  давалась  льгота  и  точное  определение  собственности   на  угодья  не  только  на  поверхности  земли,  но  и  на  её  недра.  Кроме  того,  изымание  земельной  собственности  у  дворян  отныне  производилась  только  по  суду.  «Жалованная  Грамота  городам»  также  упорядочивала  ряд  льгот  и  преимуществ  для  отдельных  сословий.  Так,  гильдейское  купечество  освобождалось  от  обязательной  казённой  службы.  Первые  две  гильдии  купцов  освобождались  от  телесных  наказаний.  Впервые  было  законодательно  определено  право  собственности.
     Итак,  Россия,  говоря  языком  религиозного  философа  Владимира  Соловьёва,  продолжала  «совершенствоваться»,  чтобы  не  повторить  Византию.
     Обратимся  к  правлению  Павла  Первого.   Павел  Первый  родился  в  1754  году.  Был  ли  его  отцом  внук  Петра  Первого  Пётр  Третий?  На  этот  счёт  исторические  споры  ведутся  до  сих  пор,  но  должно  считать,  что  его  отцом  был  Пётр  Третий.  Смею  предположить,  что  Павел  не  был  любимым  ребёнком  Екатерины  Великой.  А  до  любви  ли к сыну  было  Екатерине?  Тут  успевай  менять  фаворитов  и  управлять  таким  государством,  как  Россия.   Есть   мнение,  что,  после  рождения  внука  Александра  Екатерина  желала    возвести  на  трон  не  сына  Павла,  а  именно  внука  Александра.  Но,  видимо,  это  было  бы  уже  слишком,  хотя  возможно.  Павел  Первый  стал  Монархом  в  42  года.  Он  давно  готовился  к  монаршим  обязанностям,  имел  свой  взгляд  и  отличное  мнение  от  матери  на  обустройство  России.  И  он  слишком  торопился  воплотить  в  жизнь  свои  задумки.  Именно  его  непомерной  торопливостью  можно  объяснить  неуравновешенный  и  вздорный  характер.  Не  всем  могли  понравиться  его  ограничения  вольности  дворян,  жёсткость  в  управлении  государством  и  попытка  ослабить  крепостной  гнёт.  Нового  Монарха  пытались  представить  полусумасшедшим,  больным,  сумасбродным.  Но  он  не  был  ни  больным,  ни  сумасбродным!            
     Многого  не  могли  простить  Павлу  Первому  дворянские  бездельники,  вот  и  для  потомков  оставили  его  в  образе  вздорного  и  сумасшедшего  правителя.  Но  этот  образ  не  соответствует  его  деяниям.  Вот  примеры  тому!  На  второй  день  после  кончины  Екатерины  Великой,  т.е.  7  ноября  1796  года  на  утреннем  разводе  караула  в  Зимнем  Дворце  он  повелел: «Его  Императорское  Величество  сохраняет  звание  генерал-адмирала  во  флоте!»  В  ноябре  этого  же  года  было  приказано  начать  «составление  морского большого лексикона». Тут же  немедленно  был  определён  количественный  состав  флота  и  места  его  дислокации.  То,  что  пытается  сделать  нынешний  министр  обороны,  Павел  приказал  сделать  на  14  день  своего  правления.  Вот  его  повеление: «Ни  под  каким  предлогом  не  употреблять  солдат  ни  в  какие  собственные  работы!»  Рассмотрев  доклад  о  состоянии  отечественной  артиллерии  и  подготовке  артиллеристов,  Павел тут  же  приказал  провести  опытные стрельбы,  с  тем,  чтобы  «пушки  не  рвало  на  части  и  они  были  готовы  к  бою».
      После  посещения  Морского  госпиталя,  за  упущения  в  работе,  он  приказал  «госпитального  комиссара  Фёдорова  сменить,  ровно  и  прапорщика  Братича.  Все  недостатки,  как  в  строении,  одежде,  белье,  в  пище  и  прочие  немедленно  исправить  за  счёт  членов  Коллегии  или  кто  сему  упущению  был  причиной».    В  декабре  того  же  года  он  приказал: «Чтоб  ни  месячных,  ни  недельных  караулов  не  было,  а  чтоб  сменялись  ежедневно.  Караул  не  наказание,  а  должность!»  В  январе  1797  года  он  приказал  своё  жалование  и  провиант  по  должности  обратить  на  содержание  инвалидов,  находящихся  на  Каменном  острове.
     А  то,  что  сделал  Павел  Первый  для  Морского  Корпуса,  «Колыбели  Флота»,  как  он  определил,  ни  один  Монарх  нашего  Отечества  за  такой  короткий  срок  никогда  не  смог  больше  сделать!  Мы,  выпускники  этого  Корпуса,  должны  быть  благодарны  такому  Монарху  за  все  его  милости  и  деяния,  за  любовь  к  воспитанникам  Корпуса  и  его  заботу.И  по  этой  причине  Павлу  Первом отдано  должное  в  исправленной  Рукописи  кадетов:  

Сапогом  мальтийским  пнул
Павел–Царь  прилично,
Из  Кронштадта  нас  вернул,
Быт  устроив  лично!
Царской  вестью  дорожа,
Повториться  смеем –
Три  прекрасных  этажа,
Славный  Зал  имеем!
Видно  точный  дал  Указ
Истинный  Наследник,
И  Заступник  есть  у  нас -
Павел  Исповедник!
Пыл  великий  не  остыл –
Он  не  кой-то  зритель,
Корпус  лично  посетил
Царь-Благотворитель!
Посчитали  светлым  сном
Царственное  слово –
Заблистала,  знай,  при  нём
Слава  Ушакова!
Павел  нами  не  забыт –
Бог  тому  свидетель,
Жаль,  безжалостно  убит
Флотский  Благодетель!
Видно,  часто  трутней  бил,
Подбирая  кадры,,
И,  как  Пётр,  моря  любил -
Сам  водил  эскадры!

     Павел  пытался  возродить  традиции,  введённые  его  прадедом  Петром  Великим!  Вот  одно  из  его  указаний: «Выезду  по  вскрытии  Невы  по  прежде  бывшим  порядкам  быть!»  Именным  высочайшим  Указом  Павел  Первый  установил  пожизненные  пенсии  для  жён  погибших  российских  офицеров,  а  «детям – до  совершеннолетия  их  возраста!»  Господи!  Я,  как  сын  погибшего  офицера  в  Великую  Отечественную  войну  1941-45 годов,  получал  от Сталина  «пенсию  до  совершеннолетия».  Значит,  Сталин  продолжил  традиции  этого  Великого  Монарха!  Вот  что  такое  русская  история,  вот  бесценный  кладезь  мудрости,  традиций  и  немеркнущей  связи  времён.
     Я  бы  мог  продолжать  до  бесконечности  перечень  деяний  Павла  Первого  во  славу  Отечества!  Передо  мной  целый  список  архивных  материалов!  Добавлю  к  вышесказанному  одно  из  последних  решений  Монарха.  На  площади  Коннетабль  перед  главными  воротами  Михайловского  замка,  где  жил  Павел  Первый,  26  сентября  1800 года  был  установлен  памятник  Петру  Первому.  На  постаменте,  облицованным  мрамором,  сделана  надпись: «Прадеду – правнук!»  По  бокам  памятника  установлены  барельефы: «Полтавская  баталия»  и  «Битва  при  Гангуте».  Архитектор  Ф.И.Волков.  Были  причины  всяким  ленивым  трутням  и  выскочкам  не  любить Павла  Первого.  У  них  на  этот  счёт  были  претензии  к  нему  и  свои  жалкие  обоснования:

Оценим  Павла  ненароком –
Ведь  он  привычек  прусских  раб,
И  жил  при  времени  жестоком
Российской  вольности  Сатрап.
И  кто  бы,  как  его  не  славил –
Он  царь  на  троне, а  не  паж!
А  вспомни,  как  в  Сибирь  отправил
Свой  полк,  подав  команду: «Марш!»
Привычки  странные  усвоил,
Царицу–маму не  любил,
И  не  Россию, Замок  строил,
Дворец  прекрасный  загубил,
Вёл  войны  в сумрачные  годы
Да  фаворитов  бывших  гнул,
И  на  фундаменты  свободы
Он,  Самодержец,  посягнул!
Беда  в  России  да  кручина,
А,  коль  реформы – то  бегом:
Раба  и рядом  дворянина
Порол  единым  батогом!

    Напомню  некоторые  исторические  факты.  Если  первые  Романовы  садились  на  трон  в  юном  возрасте,  то  Павел  Первый  занял  трон  вполне  сформировавшейся  личностью.  По  вышеприведённым  решениям  Павла,  можно  судить,  что  он  готовился  к  высокой  государственной  должности.  У  него  была  чёткая  программа  действий.  Другое  дело,  как  воплощались  в  жизнь  его  решения  и  указания.  Он  хотел  быстро  переделать  Россию,  но  из  этого  мало что  получалось.  На  местах  оставались  всё  те  же  исполнители  и  то  же  дворянское  сословие,  кормившееся  за  счёт  крепостного  крестьянина.  Этому  развращённому  сословию  не  нужны  были  никакие  нововведения - и  так  живётся  неплохо!  К  чему  что-то  улучшать  и  переделывать?  Поэтому  любой  просчёт  Павла  недовольное  окружение  пыталось  представить  очередной  сумасбродной  выходкой  «безумного  монарха»!  После  законодательного  закрепления им  порядка  престолонаследия  Русского  Престола,  дворяне  уже  знали,  кто  сменит  Павла.  Но  любые  его решения,  ущемляющие  права  дворянства,  не  смогли  стать  причиной  убийства  Павла.  Причины  гораздо  глубже.  Чтобы  понять  причины  и  побудительные  мотивы  убийства  Монарха,  следует  обратиться  к  внешней  политики  Павла.  
     Известно,  что  французская  эскадра  по  пути  в  Египет  овладела  островом  Мальта  в  июле  1798  года.  Мальта,  расположенная  к  югу  от  Сицилии,  являлась  важнейшим  пунктом  базирования.  Она  и  стала  предметом  притязаний  России,  Турции,  Англии  и  Франции.  На  Мальте  с  давних  времён  располагалась  резиденция  рыцарей   св.  Иоанна  Иерусалимского.  Они  обороняли  Запад  от  мусульман  и  боролись  за  освобождение  рабов.  Со  времён  Екатерины  Великой  некоторые  рыцари  этого  Ордена  обосновались  в  России.  И  Павел  Первый  многих  из  рыцарей  пригласил  в  Россию,    решая  здесь  восстановить  Мальтийский  Орден.  Не  считайте,  господа,  это  решение  Павла  за  очередное  сумасбродство,  как  пытались  представить  его  недруги  Отечества  и  Царя!  Своим  титулом  Павел  Первый  воспользовался  в  первую  очередь  для  того,  чтобы  предъявить  права  на  Мальту,  тем  более,  что  Великий  Магистр  Гомпеш,  которого  мальтийские  рыцари  низложили,  направил  Павлу  письмо,  в  котором  заявил  о  передаче  своих  полномочий  Русскому  Императору.  29  ноября  Павел  Первый  был  избран  Великим  Магистром  Мальтийского  Ордена.  Он  тут  же  распорядился  учредить  в  России  Приорат  с  византийским  обрядом,  аналогичный  по  своему  обряду  русских  греко-католиков.  На  какое-то  время  знамя  Мальтийского  Ордена  было  развёрнуто  на  одном  из  бастионов  Петербургского  Адмиралтейства.
     Европейские  монархии  и  Павел  Первый  были  обеспокоены  происходящими  событиями  во  Франции  и  усилением  власти  нового  диктатора  Наполеона.  Его  удачные  военные  походы  в  Италию  и  Египет  вынудили  Россию  пойти  на  сближение  с  Турцией.  Последовал  высочайший  Указ  адмиралу  Ушакову  от  4  августа  1798   года  и  уже  13  августа  эскадра  в  составе  шести  линейных  кораблей,  семи  фрегатов  и  трёх  посыльных  судов  вышла  в  Средиземное  море.  Это  был  первый  выход  Черноморского  Флота  в  Средиземное  море.  Надо  бы  как-то  отмечать  на  нынешнем  Черноморском  Флоте  эту  дату,  если  она  не  отмечается! О  действиях  кораблей  эскадры  под  флагом  Ушакова  написано  достаточно.  Ушаков  фактически  очистил  все  Ионические  острова  от  французов.  Последним  из  взятых  островов  был  остров  Корфу.  Собственно,  эскадра  Ушакова  и  армия  Суворова,  действующая  в  Италии – это  первая  европейская  коалиция  сил  против  Наполеона.
     Но  заветная  цель  Павла  Первого  стать  полновластным  хозяином  Мальты  всё  никак  не  достигалась .  Павел  был  разочарован  действиями  англичан.  Англии  были  возвращены  их  линейный  корабль  «Леандр»,  потерянный  ими  у  берегов  Египта  и  захваченный  эскадрой  Ушакова  у  острова  Корфу,  а  также  ещё  два  корабля,  захваченные  русскими  в  сражении  у  берегов  Голландии  в  1797 году.  Кроме  того,  когда  на  кораблях  английского  флота  произошли  серьёзные  волнения,  то  Павел  по  просьбе  английского  короля  направил  в  Англию  эскадру  для  подавления  бунта.  Становилось  ясно,  что  Павел  Первый  может  резко  изменить  свой  политический  курс.  Нежелание  Англии  передать  остров  Мальту  под  власть  России  после  капитуляции  французского  гарнизона  и  стало  основной  причиной  изменения  приоритетов  внешней  политики.
5  июля  1800  года  последовало  указание  Павла  Первого  графу  Ростопчину,  руководившему  Коллегией  Иностранных  дел,  о  высылке  британского  посланника  из  Санкт-Петербурга.  А  уже  27  августа  Павел  Первый  призвал  правительства  Дании,  Пруссии  и  Швеции  объединиться  в  лиге  нейтральных  государств.  Государства,  вошедшие  в  это  объединение,  обязывались  не  иметь  торговых  отношений  с  Англией.  7  ноября  были  арестованы  все  английские  суда,  находившиеся  в  русских  портах,  а  английские  моряки  с  этих  судов  были  заключены  под  арест.
     Таким  образом  английской  торговле  был  нанесён  значительный  урон.  Перед  Англией  были  закрыты  практически  все  порты  Северной  Европы.  Помимо  прекращения  торговых  отношений  с  Англией,  Швеция  и  Дания  обязались  закрыть  пролив  Зунд.
     Наполеон  Бонапарт  был  просто  в  восторге  от  внешней  политики  русского  Императора.  Он  тут  же  сообщил  Павлу,  с  которым  Франция  на тот  момент  находилась  в  состоянии  войны,  что  готов  немедленно  вернуть  всех  русских  пленных  из  разгромленного  корпуса  Корсакова  осенью  1799  года.  Наполеон  даже  не  требовал  обмена  пленными.  Да  на  тот  момент  французских  пленных  в  России  практически  и  не  было.  Такой  великодушный  жест  Наполеона  привёл  русского  Императора  в  полное  восхищение,  и  он  тут  же  отправил  в  Париж  делегацию  для  переговоров  об  окончательном  решении  судьбы  пленных.
     С  прибытием  в  Париж,  русская  делегация  узнала,  что  Наполеон  не  только  приказал  вернуть  всех  русских  пленных  в  количестве  шести  тысяч  человек,  но  и  тут  же  приказал  пошить  всем  пленным  новые  мундиры  за  счёт  французской  казны  по  форме  их  частей,  выдать  новое  обмундирование  и  обувь  и  возвратить  всё  вооружение.  Такие  действия  в  войнах  никогда  не  практиковались.  Но  Наполеон – есть  Наполеон!  Он  всегда  и  во  всём  действовал  нестандартно  и  умно!  Отсюда  его  удивительные  победы!
     Из  недавнего  врага  Франция  внезапно  превратилась  в  союзника.  Павел  Первый  был  в  восторге  от  таких  неординарных  действий  недавнего  врага,  тем  более,  что  Наполеон  сообщил,  что  мир  с  Россией  будет  подписан  в  течение  24  часов  с  момента  прибытия  уполномоченного  лица  для  подписания  мира.  Наполеон  после  первых  успехов  в  отношениях  с  Россией  уже  подумывал  заключить  не  только    мир,  но  и  военный  союз.  Действительно,  ведь  между  Россией  и  Францией  не  было  никаких  сталкивающих  интересов.  Кроме  того,  через  Россию  можно  было  грозить  английскому  владычеству  в  Индии.
     Известно,  что  Павел  Первый  в  задумках  напасть  на  Индию  опередил  даже  Наполеона!  Павел  немедленно  выпустил  из  Петропавловской  крепости  казачьего  атамана  Матвея  Ивановича  Платова,  призвал  его  к  себе  и  задал  атаману  один  вопрос: «Знает  ли  Платов  дорогу  в  Индию?»  Платов,  естественно,  ответил,  что  знает,  дабы  его  обратно  в  крепость  не  отправили!  Вскоре  он  был  назначен  начальником  одного  из  эшелонов  Войска  Донского,  которому  назначено  было  следовать  в  Индию.  Всего  в  поход  с  Дона  выступили  около  22  тысяч  казаков  27  февраля  1801  года,  но  скоро  всё  изменилось.  Поход  был  отменён.        
     Не  думал  и  не  гадал  восторженный  Русский  Император,  пойдя  на  сближение  с  Францией,  что  он  фактически  подписал  себе  смертный  приговор.  Он  не  смог предусмотреть,  что  правящая  верхушка  никогда  не  простит  Павлу  своих  материальных  потерь  от  торговли  с  Англией.  Так  уж  было  устроено  на тот момент высшее  петербургское  общество.  Дворян  можно  было  пороть  по  новому  указу  Павла  Первого,  они  готовы  были  смириться  с  ограничением  дворянских  свобод,  но  терпеть  материальный  убыток – это  уже  слишком!  Недовольство  строгим  Монархом  и  абсурдными,  по  их  мнению, его  действиями вылилось  в  элементарный  гвардейский  заговор.  Гвардия  со  времён  Екатерины  Первой  привыкла  решать  судьбы  России.  А  тут  в  помощь  гвардии  оказались  кстати  и  английские  деньги.  Остальное  всё  известно!  В  ночь  с  11  на  12  марта  1801   года  Павел  Первый  был  убит  в  своём  новом  дворце – Михайловском  замке,  в  который  переселился  в  начале  1801  года.  Заговорщики,  которых  возглавлял  Петербургский  Губернатор  граф  Пален,  генерал  Беннигсен  и  князь  Платон  Зубов  без  труда  проникли  в  спальню  Императора  и  потребовали  его  отречения.  В  перепалке  и  спорах  он  был  подло  убит.  Так  иностранная  челядь,  которую  призвали  в  Россию  для  службы,  и  которой  доверяли  русские  монархи  больше,  чем  русским  вельможам,  решила  судьбу  Павла  Первого,  а,  возможно,  и  судьбу  России.  Трудно  сейчас  представить,  как  бы  развивалась  Россия  в  союзе  с  Францией.  Следует  думать,  что  она  не  претерпела  бы  великих  потрясений  1812  года.  Возможно,  отмена  крепостного  права  произошла  бы  лет  на  30  раньше.  Да  и  на  Сенатскую  площадь  не  вышла  бы  в  1825  году  гвардейская  молодёжь.
      Узнав  об  убийстве  в  Михайловском  замке  своего  недавнего  союзника,  Наполеон  пришёл  в  неописуемую  ярость.  Он,  как  проницательный  политик,  прекрасно  понимал  причины  убийства.  Он  также  знал,  что  к  этому  причастна  Англия.  Недаром,  почти  одновременно  с  убийством  Павла,  английская  эскадра  вошла  в  Балтийское  море.  А  таких  случайных  совпадений  в  истории  не  бывает.  Пожалуй,  в  Англии  знали  не  только  год,  но  и  месяц  покушения  на  Русского  Монарха.  У  России  насильно  был  отобран  великий  шанс  на  мирное  и  более  прогрессивное  развитие,  если  учесть,  что  государства  развиваются  не  только  по  объективным  законам  истории,  но  и  по  субъективному  правлению  того  или  иного  монарха.  Для  России,  как  я  уже  говорил,  Монарх – это   сама   судьба  Отечества  и  народа!
     Сыночек  убиенного  отца -  Александр,  если  посмотреть  на  первый  взгляд -  такая  невинная  овечка,  ну,  просто  пострадавший  ангел!  Он  ничего  не  знал  и  ничего  не  ведал!  Всё  он  прекрасно  знал  и  отлично  понимал,  что  в  живых  его  отца  никто  не  оставит.  В  России  мёртвый  монарх  гораздо  лучше,  чем  живой!  Смерть  лишает  возможности  приверженцев  бывшего  правителя  вернуть  его  на  трон.  Говорят,  что  в  своих  покоях  на  первом  этаже  замка  находился  наследник.  Говорят,  он  не  спал  и  очень  переживал.  Говорят,  он  был  потрясён  «случайным  убийством»  своего  родителя.  Всё  это  допустимо  и  возможно.  Главное,  что  факт  убийства  был,  но  за  убийство  своего  отца  новый  Император  никого  не  покарал.  Вот  главный  результат  нравственного  падения  не  только  Александра,  но  и  всего  клана  Романовых.  А  ведь  это  уже  не  первое  убийство  монархов.  Мы  можем  обвинить  Петра  Первого  за  расправу  над  собственным  сыном.  Но  следует  понимать,  что  Пётр  выбирал  между   сыном-заговорщиком  и  государством.  Всё,  что  было  сделано  в  отношении  к  его  сыну  Алексею – было  сделано  по  суду:

Им  Россия – это  двор,
Детки,  свадьба,
С  частоколами  забор
И  усадьба,  
Дичь  к  застолью,  свежина,
Гости  кстати,
Да  брюхатая  жена,
Да  полати,
Треск  петард,  а  не  мортир,
Блуд  и  барство -
Для  Петра  Россия – Мир,
Государство!
Он  при  власти,  он  везде!
С  кем  он?  Что  там?    
Не  в  замшелой  бороде
Путь  к  высотам!
Нам  моря,  нам  берега,
Нам  просторы –
Тараканьи  ли  бега
Сдвинут  горы?
Аль  сермяжина  с  рядном,
Мёд,  что  сладок?
Русь-Россия,  кверху  дном,
В  том  порядок!
Да!  Во  всём  Петра  навал,
Казни,  списки,
Но  не  врал,  не  воровал,
Жил  на  риске!
Указующим  перстом
Строим,  варим –
Всё  поймём,  но  всё  потом
Разбазарим,
И  начнём  дела  с  конца
С  криком – «Медлишь?»
...Жаль!  наследник  не  в  отца –
Так,  последыш,
Так,  негаданный  урон
Слов  и  басен,
И  на  троне  будет  он,
Ох,  опасен!
Всё  возможно  ожидать –
Век  короток,
Не  в  Нарышкиных  видать
Вышел  отрок!
Непотребных  держит  слуг,
Жизнь  не  ладом –
Аввакумщина  вокруг,
Сплошь  и  рядом!
Трудно  думать  в  грозный  час –
Твой  детина,
Ты  же  бил  его  не  раз,
Бил,  как  сына,
Бил,  а  душу  не  лечил,
Злой  и  дикий,
Ничему  не  научил,
Ты,  Великий!
Что?  Сплошная  крутизна?
Саван  вышит?
Знай,  война  и  не  война
Грех  не  спишет!
Поздно  Истиной  карать,
Бить  до  вздоха –
Надо  что-то  выбирать:
Всяко  плохо!  
Время  будет  бередить
Дух  бунтарский –
Должен  всех  опередить
Голос  Царский!
Поздно  в  немощи  кивать –
Варит  повар:
Русь  умеет  выбирать
Блуд  и  сговор,
Тайный  умысел  и  бред,
Всё,  что  душит –
Стук  тележин  и  карет
Крик  заглушит!
Успевай,  дьячок,  писать –
«Мы  тут  боги!»
Этих  вот – колесовать,
Тех – в  остроги,
А  придурков  батогом
Бить  для  счёта –
Всё  случайно,  всё  бегом,
В  том  работа!
Посылай  и  сына  в  ад –
Этим  бьёмся:
«Виноват?  Не  виноват?»
Разберёмся!
Он – пырей  или  осот,
Жил  впустую,
И  не  святость  нам  спасёт
Русь  Святую,
Примирит  бунтарский  дух,
Разговоры –
Ни  к  чему  для  царских  слух
Злые  споры,
Дым  не  нужен  у  застрех,
Святотатство –
Пётр  за  этих  и  за  тех,
Пётр - за  Царство!
Тащит  Отчину  вперёд –
Клин  по  клину,
Выводя  славянский  род
На  стремнину,
На  ветра  и  ураган,
В  мир  картечин –
Дар  Петру  великий  дан,
В  этом – вечен!
То,  что  сделал,  кто  бы  мог?
Мысль  едина –
Он  на  жертвенник  эпох
Бросил  сына!

     Близорукая  и  недальновидная  политика  нового  Императора  Александра  Первого  привела  к  кровавым  войнам  с  Францией,  страшным  потрясениям  в  экономике  и  большим  людским  потерям.  Насущные  реформы,  которые  давно  перезрели,  отложены  на  многие  годы.  Флот  прозябает  в  «Маркизовой  луже»,  дворянская  элита  снова  жрёт  заморские  продукты,  доставленные  из  английских  колоний  и  рассуждает  о  «свободах  и  вольностях»,  готовя   Сенатский  бунт.  
     Из  всего  негативного,  что  было  сказано  выше  об  Александре  Первом,  следует  отметить,  что  Александр  ни  на  какие  предложения  мира  от  Наполеона  не  согласился.  Видно  сработал  генетический  код  русской  крови,  которая  в  нём  ещё  оставалась.  Для  Наполеона,  перед  которым  склонялись  европейские  монархи,  такое  поведение  Александра  Первого  было  в  новизну.  
     А  как  же  реформы  при  Александре  Первом?  Манифестом  от  8  сентября  1802  года  петровские  Коллегии  были  преобразованы  в  министерства.  Итак,  появились  министерства:  иностранных  дел,  военно- сухопутных  сил,  морских  сил,  внутренних  дел,  финансов,  юстиции,  коммерции  и  народного  просвещения  с  комитетом  министров.
     При  Александре  Первом  появился  сотрудник  Михаил  Михайлович  Сперанский.  Реформы,  которые  предложил  Сперанский,  фактически  превращали  Россию  в  конституционную  Монархию.  Кроме  того,  реформы  затрагивали  насущные  интересы  правящей  элиты.  Да  кто  же  такое  позволит?  Потуги  реформатора  закончились  ничем,  а   сам  реформатор  Сперанский  банально  был  удалён  из  Петербурга.  У  Александра  Первого  были  другие  интересы  и  проблемы,  которые  надо  было  решать.  Да  и  Россия  ещё  не  дозрела  до  реформ.  Недаром  Пушкин  сказал – «Что  нужно  Лондону,  то  рано  для  Москвы!»
     Новый  Император  Александр  Первый,  преступно занявший  царский  трон,  отлично  понимал,  что  гвардия  и  петербургское  дворянство  ждут  от  нового  Монарха  немедленного  замирения  с  Англией,  дабы  возвратить  понесённые  убытки  в  правление  его  отца.  Слишком  много  накопилось  в  дворянских  усадьбах  пеньки,  дёгтя,  мёда   и  разного  сырья  для  сбыта.  В  противном  случае  от  разнузданных  вельмож можно  было ожидать всего.  Интересы  Отечества  немедленно  подменялись  интересами  кучки  алчных  дельцов.  Да  и  трусливая,  меркантильная  Англия с  помощью  своих  денег  и  России  начала  сколачивать  очередную  коалицию  против  Наполеона.  
     Наполеон  Бонапарт  ещё  надеялся  сохранить  и  укрепить  мир  с  Россией.  Ведь  недаром  в  Санкт-Петербург  из  Франции  был  немедленно  отправлен  посланник  Дюрок  с  поздравлениями  новому  царю  и  с  поручением  всемерно  укреплять  добрые  отношения  между  двумя  державами.  Но  для  Александра  эти  знаки  вежливости  и  здравого  смысла  были  не  нужны.  Он  начал  приближать  войну,  к  которой  его  упрямо  подталкивали.
     Да  и  Англия  не  теряла  напрасно  время.  Уже  в  марте  1801  года  английская  эскадра  из  пятнадцати  линейных  кораблей  подошла  к  Копенгагену.  После  жесточайшей  бомбардировки,  потеряв  три  корабля,  англичане  вынудили  Данию  выйти  из  союза  и  открыть  торговые  отношения.  На  этот  момент  русским  флотом  на  Балтике  руководил  известный  нам  маркиз  де  Траверсе.  Русские  корабли  не  вступили  в  сражение  с  Нельсоном,  и  все  были  отведены  под  защиту  Кронштадта.  Не  было  уже  на  службе  у  России  ни  Ушакова,  ни  других  достойных  флотоводцев,  да  и  Александр  Первый  - не  Пётр  Великий!  Слабый  Монарх  выбрал  мир  с  Англией  и  надежду  на  новую  военную  коалицию  против  Франции.        
      К  началу  1804  года  вполне  можно  было  надеяться,  что  в  новой  коалиции  против  Наполеона смогут  выступить  Англия,  Австрия,  Пруссия  и  Неаполитанское королевство.  Англия,  естественно,  примет  участие  в  коалиции  больше  деньгами,  а  меньше  кровью  английских  солдат.  Англия  согласилась  финансировать  Россию,  и  пообещала  позже  финансировать  Австрию,  Пруссию  и  другие  государства  из  состава  коалиции.
      Наполеон  прекрасно  понимал  политику  Александра,   он  понимал,  что  главный  противник  для  него  не  Россия,  а  Англия.  Разгромив  Англию,  он  сможет  добиться  нового  мира  с  Россией.  Он  начал  готовить  десантную  операцию.  К  осени  1805  года  практически  всё  было  готово  для  высадки  французских  войск  на  берега  Англии.  Наполеон  заявил  своим  адмиралам,  что  ему  нужен  один  день  без  шторма  на  Ламанше  и  он  решит  судьбу  Англии.  Но  Англии  снова  повезло.  Она  снова  отсиделась  на  своём  острове!  К  моменту  высадки  десанта  Наполеон  получил  известие,  что  русская  армия  спешно  выдвинулась  на  соединение  с  австрийской  армией.  На  два  фронта  воевать  было  бы  слишком  опасно.  Наполеон  отменил  высадку  десанта  и  немедленно  стал  готовить  свои  армии  для  разгрома  новой  коалиции.  Указания  своим  маршалам  Наполеон  дал  немедленно.  Думаю,  что  в  своём  успехе  Наполеон  не  сомневался.
     Сражение  под  Аустерлицем  произошло  2  декабря  1805  года  между  русско-австрийскими  войсками  и  войсками  Наполеона.  Французская  армия  под  непосредственным  руководством  Наполеона  разбила  армию  коалиции  под  командованием  М.И.Кутузова.  Говорят,  что  Кутузов  уговаривал  Александра  не  вступать  в  сражение,  говорят,  что  кавалергарды  проявили  себя  прекрасно  на  поле  брани  и  практически  все  полегли  под  огнём  конных  гренадеров  французской  гвардии.  Но  что  теперь  рассуждать,  когда  на  поле  брани  остались  лежать  около  15  тысяч  убитых,  кроме  того,  была  потеряна  вся  артиллерия  и  взяты  в  плен  французами  около  20  тысяч  русских  солдат  и  офицеров.
     На  другой  день  в  частях  французской  армии  был  прочитан  приказ  Наполеона: «Солдаты,  я  доволен  вами.  В  день  Аустерлица  вы  осуществили  всё,  чего  я  ждал  от  вашей  храбрости.  Армия  в  100  тысяч  человек  под  начальством  русского  и  австрийского  императоров  меньше  чем  в  четыре  часа  была  разрезана  и  рассеяна.  Те,  которые  ускользнули  от  вашего  меча,  потоплены  в  озёрах...».  После  победы  Наполеона  под  Аустерлицем  даже  Англия  согласилась  на  мир  с  Францией,  а  европейские  прогнившие  монархии  привычно  пресмыкались  перед  победителем.  Наполеон  торжествовал,  Россия  была  в  трауре.  Правда,  этот  траур  дальше  Москвы  и  Петербурга  не  распространялся.

Мелькнули  в  памяти
Людской
Их,  красоты  славянской,
Лица -
Героев,  Боже,
Упокой
В  седых  полях
Аустерлица!
Там,  на  скрещении
Дорог,
Где  не  остыла
Кровь  и  битва,
Священник  свой
Исполнит  долг,
И  эхом
Скатится  молитва!
К  какому  господу
Взывать,
Когда  погибший
Снова  снится?
...О,  не  поймёт
Потерю  мать -
Она  с  потерею
Смирится.

     Впервые  от  победы  под  Аустерлицем  пострадала  Англия.  Наполеон  приказал  оккупировать  все  приморские  города.  Теперь  бывшие  ганзейские  города  содержали  французских  таможенников  и  береговых  стражников.  По  выражению  Наполеона - «Война  начала  кормить  самих  себя!»
     А  в  русской  столице  Петербурге  меньше  оплакивали  потери  при  Аустерлице,  а  больше  сокрушались  от  разрыва  торговых  отношений  с  Англией.  Снова  жадная  дворянская  знать  требовала  французской  крови  и  разгрома  Наполеона,  снова  Англия  обещала  Александру  финансовую  поддержку,  если  он  возобновит  войну  с  Наполеоном,  снова  пытались  решить  нерешаемую  и  бесполезную  задачу  при  помощи  крови  и  смертей  русских  солдат.  Интернационализм  «по-русски»  был  задействован  полностью.  
     Своим  разрывом  с  Наполеоном  Россия  подтолкнула  Польшу  к  восстановлению  самостоятельности.  А  там  недалеко  было  до  отторжения  от  России  Литвы,  Белоруссии  и  Правобережной  Украины.  Да  и  устойчивость  русской  валюты  уже  была  под  сомнением.  Вот  страшный  узел  проблем,  который  завязал  Император  Александр  Первый!  И  снова  было  принято  решение  в  русской  столице  выступить  против  Наполеона,  тем  более  на  этот  раз  причин  было  вполне  достаточно.  Началась  подготовка  к  новым  кровопролитным  битвам.  Казалось,  что  подготовка  идёт  более  серьёзно,  чем  до  Аустерлица,  казалось,  что  на  этот  раз  Наполеон  будет  повержен.  Правда,  в  этом  случае  на  помощь  бывших  союзников  надеяться  не  приходилось.  Решено  было  направить  против  Наполеона  100-тысячную  армию,  усиленную  артиллерией  и  несколькими  казачьими  полками.
     И  вот,  26  декабря  1806  года  произошло  первое  сражение  при  Пултуске,  на  реке  Нарове.  Русской  армией  командовал  генерал  Беннигсен.  Французской  армией  командовал  маршал  Ланн.  Сражение  закончилось  без  явного  военного  перевеса  той  и  другой  стороны.
     Второе  сражение,  и,  по  оценкам  многих  историков,  самое  кровопролитное, произошло  8  февраля  1807  года.  На  этот  раз  сам  Наполеон,  находившийся  в  центре  схватки,  избежал  неминуемой  гибели.  Он  знал,  что  командующий  не  должен  напрасно  рисковать  жизнью,  но  на  этот  раз  он  вынужден  был  рисковать.  Только  личное  присутствие  Наполеона  удержало  его  пехоту  от  отступления.  Русские  войска  отошли  и  Наполеон  считал  себя  победителем.
     Александр  Первый  торопил  русскую  армию.  Он  считал,  что  в  феврале  армии  Наполеона  был  нанесён  решительный  удар,  и  остаётся  только  завершить  начатое  окончательной  победой  над  Наполеоном  в  новом  сражении.  Армии  сошлись  для  кровавой  битвы  14  июня  1807  года  у  местечка  Фридланд  в  Восточной  Пруссии.  Русское  воинство  снова  проявило  чудеса  стойкости,  мужества  и  храбрости.  Но  в  русской  армии  на  этот  раз  не  было  полководца,  равного  по  таланту  гению  Наполеона.  Наполеон  лично  руководил  сражением.  Обнаружив  ошибку  Беннигсена,  который  сосредоточил  большую  часть  армии  в  излучине  реки  Алле,  он  приказал  маршалу  Нею  врезаться  в  ряды  русской  армии.  Русские  войска  вынуждены  были  броситься  в  реку,  чтобы  уйти  от  огня  французов.  Почти  вся  русская  артиллерия  попала  в  руки  французов,  а  без  артиллерии  на  полях  сражений  делать  было  нечего.  Были  убиты  и  взяты  в  плен  около  25  тысяч  русских  солдат.  Шансом  на  спасение  явилось  отступление  и  бегство.  В  Кенигсберге  французами  были  захвачены  все  военные  запасы,  которые  вороватая  Англия  поставила  морем  для  русской  армии.  Она  продолжала  отсиживаться  на  своём  острове  и  берегла  кровь  английских  солдат.
     Через  пять  дней армия  Наполеона  подошла  к  русской  границе  на  реке  Неман.  19  июня  вечером  к  французским  постам  прибыл  русский  парламентёр  с  предложением  о  заключении  перемирия.  Наполеон  немедленно  согласился  на  перемирие.  У  него  на  это  раз  не  было  причин  и  планов  переходить  русскую  границу.  Ещё  не  наступило  время  для  вторжения!
     Треть  русской  гвардии  погибла  под  Фридландом.  Войска,  геройски  сражавшиеся  в  кровопролитной  схватке,  были  утомлены.  Армия  потерпела  такое  же  поражение,  как  и  при  Аустерлице.  Казалось,  что  Наполеон  немедленно  начнёт  вторжение  на  территорию  России.  Среди  приближённых  Русского  Монарха,  которые  ещё  недавно  подталкивали  его  к  очередной  войне  с  Францией,  царила  паника.  Вот  какие  воспоминания  оставил  нам  Денис  Давыдов: «Я  прискакал  18  июня  в  главную  квартиру,  которую  составляла  толпа  людей  различного  рода.  Тут  были  англичане,  шведы,  пруссаки,  французы-роялисты,  русские  военные  и  гражданские  чиновники,  разночинцы,  чуждые  военной  и  гражданской  службы,  тунеядцы,  интриганы – словом,  это  был  рынок  политических  и  военных  спекулянтов,  обанкротившихся  в  своих  надеждах,  планах  и  замыслах.  Все  были  в  полной  тревоге,  как  будто  через  полчаса  должно  было  наступить  светопреставление».  Выход  после  поражения  был  только  один – немедленное  заключение  мира  на  любых  условиях,  а,  если  понадобится,  то  и  союз  с  Наполеоном.  В  случае  мира,  Александр  автоматически  приносил  в  жертву  Пруссию.  Он  знал  мнение  Наполеона  о  Пруссии  и  прусском  короле: «Подлый  король,  подлая  нация,  подлая  армия,  держава,  которая  всех  обманывала  и  которая  не  заслуживает  существования».
     Когда  узнали  о  согласии  Наполеона  на  перемирие  и  мир,  то  окружение  Александра Первого  охватила  полная  эйфория,  как  будто  была  одержана  главная  и  стратегическая  победа!  Французского  императора  тут  же  уведомили,  что  Александр  желает  не  только  мира,  но  и  тесного  союза  с  Францией.  Такой  тесный  союз,  по  мнению  русской  стороны,  немедленно даст всей  Европе  счастье  и  мир  на  долгие  годы.
     25  июня  1807  года  состоялась  первая  встреча  русского  и  французского  императоров.  На  реке  Неман  был  сооружён  плот  с  двумя  павильонами.  На  французском  берегу  была  выстроена  вся  наполеоновская  гвардия,  а  на  русском -  свита  приближённых  Александра.  Императоры  одновременно  вступили  на  устроенный  плот.  Наполеон  обнял  Александра,  и  они  удалились  для  переговоров.  А  8  июня  1807  года  был  подписан  унизительный  для  нашего  Отечества  мир.  Россия  вынуждена  была  присоединиться  к  континентальной  блокаде  Англии.  Всё  это  не  могло  нравиться  ближнему  окружению  Александра.  Но  не  они  выбирали  в  этот  раз  внешнюю  политику  государства,  а  им обстоятельства диктовали выбор.  Наполеон  торжествовал.  Да  и  Александр  был  доволен  тем,  что  на  деле  не  случилось  самое  худшее, и  Наполеон  не  двинул  свою  орду  в  просторы  поверженной  России.  Неизвестно,  с  чьей  лёгкой  руки,  но  Александра  стали  называть  «приказчиком  Наполеона».  Таков  итог  вынужденного  мира:

Так,  где  ты,  гордый  бомбардир,
Где  знамя  полковое?
Мне  за  Тильзитский  стыдно  мир,
За  Александра - вдвое!
Зачем  порвали  постромки
За  дальнего  соседа?
Где  наши  славные  полки?
И  чья  теперь  победа?

      Жёсткие  вопросы  можно  задавать  до  бесконечности.  Жаль,  что  не  осталось  в  живых  виновников  бездарной  русской  политики  и  страшных,  позорных  поражений  русской  армии  за  призрачные  интересы  оголтелого  дворянства  и  прогнивших  европейских  монархий.  Ведь  Павел  Первый  смог разгадать  подлую  политику  Англии.  Ведь  он  заключил  мир  с  Францией  и  пошёл  на  сближение  с  Наполеоном,  за  что  фактически  и  был  убит  заговорщиками.  К  сожалению,  из-за  незаконного  обладания  русским  престолом,  начиная  с  Елизаветы  Петровны  и  заканчивая  Екатериной  Великой,  Россия  управлялась  с  помощью  гвардии  и  фаворитов.  Самостоятельность  Елизаветы  и  Екатерины  были  относительной.  Они  постоянно  ожидали,  что  с  ними  поступят  также,  как  они  поступили  с  Иваном  Шестым  и   Петром  Третьим.  Павел  Первый,  законно  занявший  русский  престол,  решил  положить  конец  произволу  и  интригам,  которые  постоянно  следовали  после  смерти  Петра  Великого.  Но  не  получилось  у  Русского  Монарха  дать  покой  Отечеству  и  шанс  на  мирное  развитие.
      Александр  Первый,  сын-отцеубийца,  управлялся  жалкой  кучкой  алчных  бездельников  и  вельмож,  которые  кроме  личного  благополучия,  придворных  чинов  и  наград  ничего  видеть  не  желали,  а  их  военные  таланты  проявлялись  только  на  паркете.  За  громкими  словами  о  благе  Отечества  и  народа  скрывались  ложь  и  лицемерие.  Россия,  уложив  на  полях  брани  бесчисленное  количество  русского  воинства,  пришла  к  тому,  с  чего  начинал  Павел  Первый – к  миру  и  союзу  с  Францией.  Но  уже  было  ясно,  что  «военная  партия»,  оправившись  от  потрясений  Аустерлица  и  Фридланда,  снова  начнёт  подталкивать  Александра  Первого  к  войне  с  Францией.  Она  не  потерпит  материальных  убытков,  а  в  случае  необходимости  пойдёт  и  на  убийство  Александра  Первого.  Кстати,  он  очень  опасался,  что  после  Тильзитского  мира  с  ним  поступят  также,  как  поступили  с  его  отцом.  И  что  теперь  до  дворцовых  интриг  русскому  воинству,  сложившему  свои  головы  на  полях  Европы?  И  остаётся  только  повторить:

Нам  решать  за   себя  не  дано –
Зачехлите беспечные  лиры,
У  безумной  России  давно
Всё  решают  за  нас  командиры!

     Мои  упрёки  ни  в  коем  случае  не  направлены  в адрес  русского  воинства.  В  русской  армии  ещё  оставались  ученики  Суворова  и  Кутузова,  уже  выковывала  характер  на  полях  Европы  юная  поросль  офицеров  и  генералов.  Но  ни  один  из  русских  генералов  от  Аустерлица  до  Фридланда  не  имел  той   самостоятельности,  которой   обладал  Наполеон.  Можно  сказать,  что  за  период  наполеоновских  войн  только  один  он  обладал  единоначалием,  только  один  он  принимал  решения  без  подсказок  со  стороны.  Возможно,  это  обстоятельство  и  определяло  успех  Наполеона  во  всех  его  баталиях.
Всё  же  опыт  поражений  не  прошёл  даром.  Оставались  у  России  такие  полководцы,  как  Багратион,  как  боевой  генерал  Кульнев,  как  один  из  самых  молодых  и  талантливых  артиллерийских  генералов  Кутайсов,  как  войсковой  атаман  Донского  казачьего  войска  Матвей  Платов  и  другие  офицеры  и  генералы.  Время  их  славы  было  не  за  горами!  Впереди  их  ожидали  новые баталии,  поражения  и  победы:

От  обиды  снова
Загрустил  я,
И  о  прошлом
Родины  скорбя,
Я  прильнул
К  груди  твоей,  Россия,
И  больную
Слушаю  тебя!
Для  меня  эпоха -
Не  помеха,
Мне  в  подспорье
Русские  века!
...Слышу  я
Истерзанное  эхо,
Зов  отцов
И  топот  седока!
Сбор  трубят
Подвижники  седые -
Каждая  минута
Дорога!
То  князья  России
Молодые
Под  Крестом
Выходят  на  врага!

     К  вернувшимся  с  полей  сражений  воинам  было  приковано  всеобщее  внимание.  Правда,  не  было  уже  в  душах  той  беспечности,  которая  царила  в  мирное  время.  Но  Петербург  не  унывал,  как  всегда,  надеясь  на русское  чудо  и  мужество  русского  воина.  Давались  балы,  дабы  забыть  горечь  поражений.  Мелькали  ментики  и  шпоры,  юные  невесты  в  роскошных  нарядах  и  причёсках  выводились  на  показ:

Ты - от  заклятья  и  обета,
От  величавого  родства,
Ты  дева  сумрачного  Света
В  миг  полупьяный  торжества!
К  тебе  одной  сегодня  взгляды
Летят,  как  звёзды,  вразнобой,
Судьбы  лихой  кавалергарды
Ещё  любуются  тобой!
И  ты  ничья!  Ликуют  пары
И  льётся  пенное  вино!
…И  пусть  надеются  гусары -
Ведь  впереди –  Бородино!

     Понятно,  русскому  просвещённому  гражданину  поражения  при  Аустерлице  и  Фридланде  нанесли  глубокие  душевные  раны.  Общественное  мнение  больше  склонялось  к  ненависти  и  осуждению  вероломной  политики  Наполеона.  Как-то  забывалось,  что  виновником  русского  позора  является  Александр  Первый  и  его  ближнее  окружение,  а  также  непомерная  алчность  дворянства,  подталкивавшая  Александра  к  войне  с  Францией.  Чувство  ненависти  к  Наполеону  и  мщения  французам  превалировало  в  русском  обществе,  особенно  среди  гвардейской  молодёжи.  Всех,  кому  казалось,  что  затеянная  борьба  России  не  по  силам,  считали  трусами.  С  ними  велись  жаркие  споры.  Появился  интерес  к  военной  литературе.  Многие  готовы  были  снова  выйти  на  поля  сражений.  В  домашнем  кругу  старые  отцы  и  матери  чувствовали  приближение  невиданной  доселе  войны.  
     Невольно    по  зову  сердец  они  благословляли  сынов  на  новые  подвиги  во  славу  Отечества.  Матери  украдкой  молились,  невесты  плакали,  отцы  были  молчаливы.
     Гвардейская  молодёжь  по-своему  пыталась  отомстить  ненавистным  победителям.  Вот  пример  тому  из  воспоминаний  генерал-майора  русской  армии,  участника  войны  1812  года  и  заграничных  походов  1813-1814  годов: «Мы  оказывали  ненависть  французскому  посланнику  Коленкуру,  который  всячески  старался  сгладить  это  наше  враждебное  чувство  светскими  учтивостями.  Многие  из  нас  прекратили  посещения  в  те  дома,  в  которые  он  был  вхож.  На  зов  его  на  бал  мы  не  ездили,  хотя  нас  сажали  под  арест.  Нашими  выходками  негодования  было  следующее.  Мы  знали,  что  в  угловой  гостиной,  занимаемого  им  дома,  был  поставлен  портрет  Наполеона,  а  под  ним  как  бы  тронное  кресло,  а  другой  мебели  не  было,  что  мы  почли  обидой  народности.  Что  же  мы  сделали?  Зимней  порой,  в  тёмную  ночь,  несколько  из  нас,  сев  в  пошевни,  поехали  по  Дворцовой  набережной,  взяв  с  собой  удобно-метательные  каменья,  и,  поравнявшись  с  этой  комнатой,  пустили  в  окна  эти  метательные  вещества.  Зеркальные  стёкла  были  повреждены,  а  наш  и  след  простыл.  На  другой  день – жалоба,  розыски,  но  доныне  вряд  ли  кто  знает,  и  то  по  моему  рассказу,  кто  был  в   санках,  и  я  в  том  числе».
     Порыв  гражданского  долга  выражался  при  каждом  случае. Ушедшие  с      военной  службы,  старались  вернуться  в  прежние  полки.  Литература  всячески  подогревала  патриотические  чувства,  воспевала  прежние  героические  события  из  русской  истории.  Снова  на  слуху  появились  герои  прежних  веков  и  значимых  исторических  событий.  И  так  всегда!  Чтобы  в  русских  умах  и  душах  проснулось   патриотическое  чувство  и  гражданское  достоинство,  русскую  нацию  необходимо  унизить,  растоптать,  превратить  в  послушное  животное  или  раба.  Мы  рано  ложимся,  поздно  встаём,  долго  запрягаем  и  не  туда  едем.  А  уж  когда  отряхнёмся  от  спячки  и  от  браги  с квасом,  то  тут  уж  нас  не  удержать!  Мы  успешно  исправим  своей  кровью  ошибки  царей  и  воевод,  свои  собственные  просчёты,  и  победим  врага  неодолимого.  И  это  мы!  В  этом  Россия!  И  нас  извольте  не  любить,  но  уважать  обязательно.  
      После  Тильзитского  мира  Россия  оставила  все  завоевания  на  Средиземном море,  которые  были  достигнуты  благодаря  гению  флотоводца  Ушакова  и  русского  воинства.  С  согласия  Наполеона  Россия  зимой  1808-1809  годов  вторглась  в  Швецию  и  присоединила  себе  Финляндию  вместе  с  островами  Аландского  архипелага.  Присоединившись  к  континентальной  блокаде,  Россия  опасалась  теперь  английского  флота.  И  действительно,  в  апреле  1810  года  английская  эскадра    в составе  20  линейных  кораблей  и  большого  количества  фрегатов  вошла  в  Балтийское  море.  Мощная  береговая  оборона  не  позволила  англичанам  решить  свои  цели,  но  Александрбыл  напуган.  Уже  в  декабре  русский  посланник  граф  Чернышов  при  аудиенции  со  шведским  королём  сообщил  ему,  что  Россия  будет  согласна,  если  Швеция  возобновит  торговые  отношения  с  Англией.  Также  тайно  велись  переговоры  с  Англией  о  возобновлении  торговли.  И  вот  в  Архангельск  пошли  английские  и  голландские  суда  с  товарами.  Товары  из  Англии  попадали  также  на  судах  и  под  американскими  флагами.  
     Когда  Россия  повысила  ввозные  пошлины  на  пятьдесят  процентов, то  это  нанесло  значительный  ущерб  французской  торговле.  Сохранять  мир  с  Наполеоном,  и  одновременно  торговать  с  основным  врагом  Франции  было  недопустимо.  Уже  в  феврале  Наполеон  написал  Александру: «Всё  это  наводит  на  мысль  о  полной  смене  политики.  Вашему  Величеству  должно  быть  ясно,  что  отказ  от  союза  и  разрыв  с  Тильзитом  означает  войну».  
     Пока  в  декабре  1811  в  Париже  на  официальном  приёме  русский  посол  Куракин  ещё  провозглашал  тосты  во  славу  союза  между  Россией  и  Францией,  а  в  Петербурге  французский  посол  Лористон  уверял  Александра  в  нерушимой  дружбе  великих  держав,  Наполеон  уже  сделал  свой  выбор.  Он  составил  план  и  начал  формировать  свою  великую  армаду.  В  Петербурге  также  прекрасно  понимали,  что  на  этот  раз  Наполеон  перейдёт  русскую  границу.  Вопрос  стоял  только  о  сроках.  Время  интриг,  «государственной  контрабанды»  и  политического  лицемерия  закончились.  И  вот  6  апреля  1812  года  Россия  официально  объявила  о  выходе  из  континентальной  блокады.  
     На  что  надеялся  Александр?  Почему  он  выбрал  войну,  зная  о  том,  что  русское  государство  от  войны  понесёт  такой  урон,  который  надо  будет  восполнять  десятилетиями?  Ведь  были  же  русские  умы  и  в  окружении  Александра,  предлагавшие  ему  направить  все  усилия  на  внутреннее  обустройство  Отечества,  на  решение  тех  насущных  проблем,  которые  веками  не  решались.  Но  выбор  был  сделан.  Амбиции  Русского  Монарха  и  английские  деньги  победили  все  сомнения.  Пути  назад  не  было!
     С  началом  весны  1812  года  гвардейские  полки  начали  покидать  Петербург.  Царь  пытался  воодушевить  каждый  полк,  провожая  русское  воинство  от  Нарвской  и  Царскосельской  застав.  Полки  шли  по  направлению  к  русской  границе:

Ещё  горят
Под  небом  купола,
Ещё  летит
Непуганая  птица –
Уходит  Гвардия
Из  Царского  Села,
Чтоб  смыть  с  себя
Позор  Аустерлица!  
Смелее  взор,
Поправьте  кивера
И  прикоснитесь
К  игрищам  банальным,
Поверив,
Что  для  Царского  Двора
Победный  марш
Не  станет  погребальным!
Прости,  Земля,
За  всё  благодарю -
Пусть  не  горит
Стерня  под  каблуками:
Солгать  не  должно
Богу  и  Царю,
Скрывая  кровь
Лавровыми  венками!
...Утри  слезу,  невеста,
У  окна
И  сотвори
Молитву  у  киота –
Планида  им
Великая  дана
Без  всякой  лжи
И  барского  расчёта!
Разбавьте
Благородное  вино –
Судить  Царя
И  Родину  не  станем!
...За  Крестный  Путь,
Что  вёл  к  Бородино –
Помянем  их,
Отечество,  помянем!

     Что  мог  вспоминать  в  минуту  расставания  с  Отечеством  юный  гвардеец?  О  чём  он  мечтал?  Красиво  и  торжественно  уходить,  когда  оркестр  играет   марш,  а  полки  провожает  сам  Государь  со  слезами  на  глазах,  когда  юные  девы  машут   вослед.  Но  такая  торжественность  быстро  улетучивается  уже  за  Нарвской  заставой.  Впереди  пот,  грязь,  кровь,  ранения  и  смерти.  Будем  считать,  что  в  памяти  юного  гусара  и  опытного  кавалергарда  останется  последний  бал:

Казалось  мне –
Не  звуки  карнавала,
А  принесли
Любовь  колокола!
О,  как  же  ты
Прекрасно  танцевала,
Какой  же  ты
Воздушною  была!
Глаза  в  глаза –
И  зарево  румянца,
Рука  к  руке –
И  памятное - «Да!»
...Хватило  мне
Единственного  танца,
Чтоб  не  забыть
Тот  вечер  никогда!
Где  карнавал
И  солнечная  пара?
Где  в  торжестве
Прогулка  дотемна?
На  мне  доспехи
Царского  гусара,
А  впереди –
Окопы  и  война!

     На  этот  раз  Наполеон  более  основательно  готовился  к  войне.  В  граде  Петра  было  достаточно  шпионов  и  осведомителей  всех  мастей.  Наполеон  внимательно  знакомился  со  всеми  материалами,  которые  получал  последние  несколько  месяцев.  Ему  казалось,  что  он  постиг  русскую  душу,  настроения среди дворян и    окружение  Александра  Первого.  Казалось,  что  всё  тут  ясно  с  этими  русскими  недоучками,  казалось,  что  одного  сражения  будет  достаточно  для  того,  чтобы  Россия  согласилась  на  унизительный  мир.  И  тогда  он,  как  Александр  Македонский,  будет  править  в  этом  мире.  Все  монархии  склонили  головы  перед  ним,  остались только  Англия  и  Россия.  Всё учтено  и  подсчитано,  надо  действовать.
     К  французским  полкам  и  армиям  теперь  добавлялись  полки  бывших  «друзей»  и  недругов  России.  Комплектовались  новые  подразделения  для  французской  армии  из  Саксонии,  Вестфалии,  Голландии,  Польши,  Хорватии,  Швейцарии,  Неаполя,  Испании,  Пруссии  и  Австрии.  Пруссия  ещё  24  февраля  1812  года  заключила  договор  с  Наполеоном.  Кроме  корпуса  в  20  тысяч  человек,  который  должен  был  пополняться  в  случае  потерь,  Пруссия  брала  на  себя  обязательство  поставлять  французской  армии  овёс,  сено,  спиртные  напитки  и  пр. Но  в  случае  победного  завершения  войны,  Пруссия  претендовала  на  часть  российской  территории.  А  ведь  ещё  недавно  она  была  союзницей  России.  Два  монарха  давали  клятву  верности  у  гроба  Фридриха!  От  участия  в  интернациональном  сброде  и  походе  на  Россию  отказались  только  Турция  и  Швеция.  Если  учесть,  что  помощь  Наполеону  шла  не  только  людскими  массами,  но  и  оружием,  хлебом  и  другими  военными  припасами,  то  над  Отечеством  надвигалась  такая  опасность,  какой  не  было  со  времён  Батыя.  Как  сказал  Барклай  де Толли – «Шестнадцать  иноплемённых  народов  привёл  Наполеон  на  брань  против  России!»
     22  июня  Наполеон  обратился  с  воззванием  к  своей  великой  армии: «Солдаты!  Вторая  польская  война  начата.  Первая  кончилась  во  Фридланде  и  Тильзите.  Рок  влечёт  за  собой  Россию,  её  судьбы  должны  свершиться. Она  нас  ставит  перед  выбором:  бесчестье  или  война.  Итак,  пойдём  вперёд,  перейдём  через  Неман,  внесём  войну  на  её  территорию.  Вторая  польская  война  будет  славной  для  французского  оружия.  Мир,  который  мы  заключим,  будет  обеспечен  и  положит  конец  гибельному  влиянию,  которое  Россия  уже  50  лет  оказывает  на  дела  Европы».    Наполеон  был  прав  в  том,  что  именно  Россия  в  лице  Александра   Первого  нарушила  Тильзитский  мир.  Замысел  его  был  ясен – в  первом  же  сражении  разбить  русскую  армию  и  продиктовать  Петербургу  свои  условия  мира.                              
     На  момент  перехода  Наполеона  через  Неман  у  нас  было  две  армии.  Первой  армией,  численностью  около  110  тысяч  человек,  командовал  Барклай-де-Толли,  он  же – военный  министр,  князь,  русский  генерал-фельдмаршал,  шотландец  по  происхождению.  В  войнах  с  Францией  и  Швецией  командовал  дивизией  и  корпусом.  Родился  в  1761  году.
     Второй  армией,  численностью  около  45  тысяч  человек,  командовал  Багратион,  князь,  русский  генерал  от  инфантерии,  участник  Итальянских  и  Швейцарских  походов  Суворова,  войн  с  Францией,  Швецией  и  Турцией.  Родился  в  1765  году.
     Кроме  этих  армий  было  ещё  несколько  казачьих  полков  под  командованием  атамана  Платова  и  резервная  армия  генерала  Тормасова  численностью  до  45  тысяч  человек.  Кроме  того,  в  Молдавии  находилась  Дунайская  армия  адмирала  Чичагова,  которая  ничем  пока  помочь  не  могла.
     Против  наших  армий  Наполеон  вёл  целую  армаду  численностью  до  600  тысяч  человек.
     Барклай-де-Толли,  на  правах  военного  министра,  начал  отвод  своей  армии  к  Смоленску  с  целью  воссоединения  с  армией  Багратиона. Такая  же  задача  была  поставлена  и  Багратиону.  Отход  армий  осуществлялся  с  локальными  сражениями  против  войск  Наполеона,  который  всё еще надеялся  дать  генеральное  сражение.  Его  уже  начинало  пугать  упорство  русских  и  умение  уходить  от  превосходящих  сил  Наполеона.
     Стратегически замысел  Барклая-де-Толли в тех условиях  был  единственно  правильным.  Но  Багратион  считал,  что  отступать  преступно.  Надо  немедленно  дать  генеральное  сражение.  Несомненно,  в  смелости  и  решительности  Багратиону  отказать  было  трудно.  Он блестяще  проявил себя в  прошлых  сражениях.  И  здесь  он  пытался  любым  способом  склонить  Барклая-де-Толли  к  генеральному  сражению.  В  письме  к  Ермолову,  начальнику  штаба  первой  армии,  15  июля  1812  года он писал: «Стыдно  носить  мундир,  ей-богу,  я  болен.  Что  за  дурак!  Министр  Барклай  сам  бежит,  а  мне  приказывает  всю  Россию  защищать.  Пригнали  нас  на  границу,  растыкали,  как  шашки,  стояли,  рот  разиня,  загадили  всю  границу  и  побежали...  Признаюсь,  мне  всё  омерзело  так,  что  с  ума  схожу.  Прощай,  Христос  с  вами,  а  я  зипун  надену».  Или  его следующее   горькое  высказывание : «Я  думал,  истинно  служу  Государю  и  Отечеству,  а  на  поверку  выходит,  что  я  служу  Барклаю!»  Это  толика  упрёков  в  адрес  Барклая!  А  сколько  их  было!  Сколько  было  интриг  вокруг  этой  выдающейся  личности.  Его  обвиняли  не  только  в  бездарности,  но  и  в  предательстве  интересов  России.  На  тот  момент он ,  как  никто  понимал  гибельность  генерального  сражения.  Армии  Наполеона  ещё  не  были  измотаны,  ещё  верили  в  свой  несомненный  успех,  а  Наполеон  вообще  никогда  не  сомневался  в  своих  победах.  Можно  сделать  однозначный  вывод – стратегический  отход  с  отдельными  жестокими  боями  заставил  Наполеона  даже  пожалеть  о  том,  что  он  вторгся  в  пределы  России.  Но  факты,  есть  факты!  От  них  никуда  не  уйти!  Вот  что  отмечал  один  из  участников  той  военной  кампании:  «Имя  Барклая  сделалось  ненавистным,  никто  из  русских  не  произносил  его  хладнокровно.  Как  же  Барклая  только  не  называли!  Иные  его  тут  же  называли изменником,  другие  сумасшедшим  или  дураком,  но  все  соглашались  в  том,  что  он  губит  нас  и  предаёт  Россию».  Но  Барклай  был  человеком  Чести!  Он  выполнил  свой  Долг  перед  Россией,  которой  служил.  После  отставки  он  сказал  Ермолову: «Вчера  я  искал  смерти  и  не  нашёл  её!»  Споры  о  действиях  командующего  Первой  армией  идут  доныне.  Но  спор  хорош  не  в  кабинетной  тишине,  а  на  поле  брани.  Там  решаются  судьбы  побед  и  Отечества!  Нам  остаётся  только  помянуть  добром  этого  честного  и  мужественного  военачальника:                

Ах,  сколько  зла
И  сколько  острой  боли,
И  сколько  буераков
И  потрав!
К  чему  слова?
Не  спорь,  Барклай-де-Толли,
Ты  и  в  обиде  вечной
Будешь  прав!
А  спор  идёт  в  Отечестве
Доныне,
И  слабому  порой
Не  сдобровать –
Служить  опасно
Собственной  гордыне,
Как  и  опасно
Истину  сдавать!
Да  что  нам  вех
И  тропок  обереги,
И  вырванный
Из  времени  абсурд?
Опасны  словоблудные
Стратеги,
Ещё  опасней
Грешный  пересуд!
А  он  идёт
И  бесконечно  длится,
И  затмевает  славу
Горький  стыд –
Из  пены  ничего
Не  возродится
До  высоты
Библейских  Пирамид!
Снимите  плащ –
Останется  короста
И  ржавая
Рапира  на  ремне!
...Державный  Долг
Судить  в  России  просто,
Особенно
В  архивной  тишине!

     Если  бы  Барклай-де-Толли  следовал  подсказкам  ближнего  окружения  Александра  и  принял  бы  план,  предлагавшийся  ему  Багратионом,  то  дело  до  Бородино  не  дошло  бы.  Война  была  бы  проиграна.  Свою  задачу  Барклай  выполнил  успешно.  Он  соединил  обе  армии,  дал  ряд  сражений  Наполеону,  которые  заставили  его  задуматься.  Но  Александру  Первому  стало  ясно,  что  в  этот  грозный  час  русской  армией  должен  руководить  опытный  и  авторитетный  русский  военачальник,  которому  бы  верили  не  только  офицеры  и  генералы,  но  и  солдаты.  Другого  выбора  в  этих  обстоятельствах  просто  не  было.
     Михаил  Илларионович  Кутузов,  Светлейший  князь  Смоленский,  ученик  Суворова.  Участвовал  во  время  русско-турецкой  войны  в  штурме  Измаила,  а  в  русско-турецкой  войне  1806-1812  годов  командовал  Молдавской  армией.  
     То,  что  Александр  Первый  не  ценил  и  не  любил  Кутузова,  об  этом  говорить  излишне.  Назначение  Кутузова  Главнокомандующим  Русской  Армией –   уступка  общественному  мнению.  Но  о  том,  как  восприняли  назначение  Кутузова  в  войсках,  историками  сказано  вполне  достаточно.  Александр  подписал  Указ  о  его  назначении 8  августа  1812  года.  Перед  убытием  в  войска,  Кутузов  молился  в  Казанском  Соборе.  Из  воспоминаний  очевидцев  следует,  что  Кутузов  распластался  перед  алтарём  и  так  пролежал  несколько  секунд.  Об  этом  тут  же  пошёл  слух  по  всему  Петербургу!  Наконец-то  есть  свой  полководец:

Оставь  недопитым
Вино,
Забудь  на  миг
Ночные  чары!
...Идут  к  холмам
Бородино
Стрелки
И  конные  гусары!
Во  славу,
Русские  ветра,
За  Честь,  за  Дом,
За  счастье  Веры,
Идут  корнеты,
Юнкера
И  громовые  
Гренадеры!
Призыв  несётся
Впереди -
Пишите  песнь
Лихие  барды!
… «Веди,  Кутузов,  нас
Веди!
Виват!» -
Кричат  кавалергарды!
Идут  легко,
Не  торопясь -
Команда  подана
Для  сбора,
И  впереди
Смоленский  Князь
С  Крестом  
Казанского  Собора!
Уже  назначена
Цена
В  кровавый  символ
Эвереста!
... А  где-то  плачет
У  окна
С  косой  пшеничною
Невеста.

     Многие  очевидцы  вспоминали  тот  восторг  в  русском  народе,  с  каким  было  принято  назначение  Кутузова  Главнокомандующим.  «Говорят,  что  народ  встречает  его  повсюду  с  неизъяснимым  восторгом.  Все  жители  городов  выходят  навстречу,  отпрягают  лошадей,  везут  на  себе  карету.  Древние  старцы  заставляют  внуков  лобызать  стопы  его,  матери  выносят  грудных  младенцев,  падают  на  колени  и  подымают  их  к  небу!  Весь  народ  называет  его  Спасителем».      
     Если  оценивать  действия  нового  Главнокомандующего  Кутузова  с  момента  его  назначения  до  выдворения  поверженного  Наполеона  за  пределы  Отечества,  то  можно  с  уверенностью  сказать,  что  впервые  в  эту  страшную  годину  военачальник  получил  некую  самостоятельность,  некое  единоначалие.  Он  самолично  принимал  решения  без  подсказок  из  Петербурга  и  ближнего  окружения.  В  этом  было  и  преимущество  Кутузова,  и  высочайшая  ответственность  за  принимаемые  решения.  Давайте  вспомним  Военный  Совет  в  Филях  после  Бородинского  сражения.  Думаю,  ещё  до  совета  Кутузов  для   себя  всё  решил.  Но  ему  хотелось  узнать  мнение  его  генералов.  Это  ключевой  момент  во  всей  кампании  1812  года.  На  Военном  Совете  присутствовали  Барклай-де-Толли,  Дохтуров,  Ермолов,  Толь,  Остерман-Толстой,  Уваров,  Коновницин,  Кайсаров,  Раевский,  Беннигсен.  Совет  состоялся  1 сентября.  Вспомним,  что  тогда  Беннигсен  задал  вопрос: «Что  выгоднее – дать  сражение  под  Москвой  или  отдать  Москву  неприятелю?»  На  что  Кутузов  ответил,  что  вопрос  поставлен  неверно.  Из  исторических  документов  известно,  что  Кутузов  представил  Военному  Совету  положение  армии  после  Бородинского  сражения  и  спросил  мнение  присутствующих  на  вопросы: «Ожидать  ли  неприятеля  в  позиции  и  дать ему  сражение,  или  сдать  Москву  без  сражения?»  Известный  в  прошлом  генерал Беннигсен,  выбравший  позицию  под  Москвой,  считал  её  удобной,  и  предлагал  дать  в  этой  позиции  сражение.  Дохтуров,  Ермолов,  Коновницин,  Уваров  были  такого  же  мнения.  Барклай  отвечал,  что  в  настоящей  позиции  сражение  принять  невозможно,  и  предлагал  отступать  через  Москву  по  дороге  к  Нижнему  Новгороду.  Барклая  поддержали  все  остальные  генералы.  Кутузов,  заканчивая  совещание,  в  итоге  объявил: «Я  приказываю  отступление  властью,  данной  мне  Государем  и  Отечеством».
      Личность  Кутузова  одновременно  и  героическая,  и  трагическая.  Говорят,  после  Совета  в  Филях,  Кутузов,  вернувшись  в  избу  на  ночлег,  долго  не  спал. Говорят,  что  несколько  раз  слышали,  как  он  плачет.  На  склоне  своих  лет  и  незапятнанной  репутации  он  взял  на  себя  ответственность  царского  масштаба.
      Сейчас  нашлось  много  «знатоков  и  стратегов»,  предки  которых,  как  я  говорил  выше,  торговали  мелочёвкой  в  лабазах  и  были  далеки  от  полей  сражений.  Кутузова  пытаются  упрекнуть  в  том,  что  он  не  одержал  победу  при  Бородино,  что  не  пленил  Наполеона  на  Березине  и  не  разбил  остатки  его  армии.  Господи!  Эти  господа  порочат  всё,  что  сделали  наши  великие  предки,  всё  им  не  нравится,  всё  не  так.  Как  сказал  один  поэт – «Россию  надо  заслужить!»  Вы  не  заслужили  Россию!  Вы  всё  время  были  на  подхвате – то  маркитантами  были,  то  форму  шили  «от  Юдашкина»,  а  ныне  вы - знатоки.  Хотел  бы  вам  напомнить,  что  право  порочить  прошлое  Отечества  никому  не  дано,  а,  если  критикуете – то  не  истекайте  слюной  гадюки,  не  проявляйте  злость  и  ненависть,  хотя  и  право  критики  прошлого  надо  заслужить  не  по  праву  знаний,  а  по  праву  служения.  А  где  вы  и  когда  служили?  Где  ваши  детки  служат?  Мамоне  вы  служите,  господа!
     Кутузов  считал  основной  целью  своего  державного  предназначения – выдворение  Наполеона  за  пределы  России.  И  он  своё  предназначение  оправдал  без  доверия  Государя,  без  подсказок  шептунов,  соглядатаев  и  советчиков.  И  кто  бы  смог  лучше  исполнить  невыполнимую  задачу?                                
     Надо  отдать  должное  Александру  в том,  что  он  не  допускал  никаких  разговоров  об  отъезде  царского  двора  из  Петербурга.  Он  прекрасно  понимал,  что  любые  попытки  покинуть  Петербург  незамедлительно  вызовут  панику,  хотя  паники  хватало  и  без  попыток  отъезда  егоближнего  окружения.  
     Мы  знаем,  что  покинуть  действующие  армии  Александра  уговорили  его  же  советники.  Присутствие  Императора  со  «вторым  штабом»  подсказчиков  только  мешало  командующим  армиями.  Так  Александр,  с  заездом  в    Москву,  где  всех  вдохновил  на  подвиги  во  имя  Отечества,  оказался  в  Петербурге.
     Планы  эвакуации  были  составлены  после  перехода  Наполеоном  русской  границы.  Готовились  к  вывозу  ценностей  монастырей  и  церквей,  свыше  тринадцати  тысяч  томов  из  библиотеки  Военно-морского  флота,  собрания  коллекций,  макетов  кораблей,  принадлежащих  Адмиралтейству  и  пр.  ценности.  Все  секретные  документы,  имеющие  государственное  значение,  упаковывались  отдельно  на  всякий  срочный  случай.
     Русское  воинство,  пройдя  через  Москву,  покинуло  древнюю  Столицу.  Моральное  состояние  тех,  кто  уходил  из  Москвы,  и  тех,  кто  в  ней  оставался,  было  ужасным.  Если  заглянуть  в  русскую  историю,  станет  ясно – сжигать  Москву  и  покидать  её  для  москвичей - не в  первый раз.  «Главное – победить  врага,  а  там  уж  отстроим  город  на  новом  пепелище!» -  вот  психология  народа!
     При  Бородино  Наполеон  потерял  из  130  тысяч  солдат,  свыше  50  тысяч,  были  убиты  и  ранены  47  его  генералов.  Он  считал  победу  своей,  даже  доносил об этом  в  Париж.  Он  прекрасно  понимал,  что  ещё  одна  такая  «победа»,  и  от  великой  армии  ничего  не  останется.
     Русская  армия  из  112  тысяч  солдат,  потеряла  58  тысяч.  В  отличие  от  армии  Наполеона  практически  всех  раненых русские  вывезли  с  поля  брани.  В  этом заслуга  русского  населения  и  самого Кутузова.  При  Бородино  погиб князь   Багратион,  а  также  один  из  самых  молодых  и  талантливых  артиллерийских  генералов - Кутайсов.  Погибли  другие  генералы.  Особенно  огромные  потери  понесла  русская  армия  среди  офицерского  состава.
     Количество  погибших  воинов  с  той  и  другой  стороны  в  разных  источниках  приводятся  разные.  Кроме  того,  европейские  источники  считают,  что  победу  при  Бородино  одержал  Наполеон,  а  в  наших  источниках  победа  приписывается  русскому  воинству.  Но  спорить  можно  до  бесконечности!  Главным  итогом  битвы  при  Бородино  нужно  считать  начало  заката  славы  Наполеона  и  его  армии,  а  также  провала   стратегических  планов.  Россию  Европа  похоронила  ещё  в  момент  вторжения  великой  армады,  но,  как  у  нас  говорится,  похоронила  слишком  рано!  Уместно  здесь  привести  мнение  самого  Наполеона  о  Бородинском  сражении: «Самое  страшное  из  всех  моих  сражений – это  то,  которое  я  дал  под  Москвой.  Французы  в  нём  показали  себя  достойными  одержать  победу,  а  русские  оказались  достойными  быть  непобедимыми».
     После  Бородино  Наполеон  уже  не  сомневался,  что  Москва  будет  занята.  Кроме  того,  он  считал,  что  «это  будет  бесчестьем  для  русских,  потому  что  для  столицы  быть  занятой  неприятелем – это  всё  равно,  что  для  девушки  потерять  свою  Честь».  Не  много  ли  эмоций  в  этом  выводе?  Плохо  он  изучал  русскую  историю  и  русскую  душу.
     Разочарование  к  нему  пришло  незамедлительно!  Москва  не  встретила  непрошенного  гостя!  Он  не  дождался  делегации  с  подносом  и  ключами  от  Москвы.  Жители  в  своей большей  массе  покинули  Москву,  только  бродячие  собаки, вороньё  да  редкие  дворовые  слуги  встречали  армию  Наполеона.  Никаких  представителей власти,  никаких  полицейских  и  околоточных!    Удивление  росло!  Наполеон  ненароком  сокрушался  в  сердцах:  «В  добропорядочных  столицах  так  не  поступали.  Там  оставляли  полицию,  администрацию,  и  всё  шло  прекрасно.  Так  поступали  дважды  в  Вене,  в  Берлине,  в  Мадриде».  А  когда  неожиданно  начались  пожары,  в  одном  из  которых  он  чуть  не  погиб,  Наполеон  воскликнул: «Это  они  поджигают  дома.  Что  за  люди!  Это – скифы!  Какая  решимость!  Варвары!  Какое  страшное  зрелище!»
     О  мародёрстве  армии  Наполеона, об  уничтожении  тяжело  раненых  русских  воинов,  которых  нельзя  было  вывозить,  об  осквернении  наших   храмов  и  церквей повторяться  излишне.  Просто  надо  было  взглянуть  на  те  обозы,  которые  чуть  позже  потянулись  на Запад!  Но  всё  же  оставшиеся  жители  отличали  французов  от  остального  сброда  захватчиков.  Вот  мнение  на  этот  счёт: «Французы  настоящие – добрые,  ведь  их  по  мундиру,  по  разговору  узнаёшь,  редко  кого  обидят.  Зато  уж  эти  новобранцы  всякие  да  немчура  никуда  не  годились».  Старая  гвардия  Наполеона,  как  отмечают  историки,  участие  в  грабежах  не  принимала.
     Попытки  Наполеона  связаться  с  Александром  ни  к  чему  не  приводили.  Русский  Государь  хранил  молчание.  Была  попытка  со  стороны  Наполеона  направить  Лористона  в  Петербург,  испросив  пропуск  у  Кутузова,  но и  из  этого  ничего  не  вышло.  Кутузов  встретился  с  Лористоном. На  его  сетования  на  «варварские  поступки  крестьян» Кутузов  отвечал,  что  «в  три  месяца  нельзя  сделать  образованной  всю  нацию».  Кроме  того,  Кутузов  добавил,  что  «русский  народ  смотрит  на  французов,  как  на  татар,  вторгшихся  под  начальством  Чингисхана».  Наполеон  понимал,  что  ему  нужен  мир,  но  Петербург  продолжал  хранить  молчание.  И  новый  диктатор  уже  не  мыслил  о  победе,  он  скорее  думал  о  «спасении  собственной  чести».
     В  середине  октября  1812  года  Наполеон  начал  давать  распоряжения  на  выход  из  Москвы.  Он  прекрасно  понимал,  что  уход  из  Москвы  равносилен  бегству.  Но  другого  выбора  история  ему  не  оставляла!
     19  октября  1812  года  войска  Наполеона  начали  покидать  непокорённую  Москву.  В  составе  его  армии  насчитывалось  до  110  тысяч  человек.  У  Кутузова  на  этот  момент  в  армии  числилось  менее  100  тысяч.  Перед  уходом  из  Москвы  Наполеон  приказал  взорвать  Кремль.  Трое  суток  велись  подкопы  силами  случайных  горожан.  Несогласных  готовить  подкопы  расстреливали.
     19  октября  был  взорван  винный  двор,  сгорел  Симонов  монастырь.  21  октября  начались  взрывы  в  Кремле.  Взрывы  были  такой  силы,  что  рушились  стены  в  Кремле  и  за  Кремлём.  Но  и  здесь  Бог  миловал  русскую  старину.  Подмокли  фитили,  и  многие  из  кремлёвских  построек  уцелели.  Взрывы  были  слышны  и  в  русском  лагере  под  Тарутино.  Началась  агония  великой  армии Наполеона,  армии  агрессора.
     Как  только  Кутузов  узнал,  что  Наполеон  покинул  Москву,  ему  стало  ясно,  что  Отечество  спасено!  Началось  изгнание  великой  армии  за  пределы  России.  Обозы  с  награбленным  имуществом  в  Москве  становились  обузой.  Лошадей  не  хватало,  фуражиров  Наполеона  крестьяне  и  партизаны  уничтожали  безжалостно.  Армия  Кутузова  следовала  рядом,  создавая  постоянную  опасность  нападения  на  войска  Наполеона.  Прекрасно  действовал  отряд  Дениса  Давыдова,  о  чём  гусар  и  поэт  оставил  прекрасные  Записки.  Армия  Наполеона  разваливалась  на  глазах.  Если  старую  гвардию  обеспечивали  продовольствием  вполне  сносно,  то  остальная  армия  голодала.  Историки  оставили  массу  примеров  людоедства  наполеоновских  солдат.  Живые  поедали  мёртвых.  Будут  позже  споры  и  домыслы,  что  армию Наполеона  погубил  русский  мороз  и  необъятные  просторы  России.  Армию  Наполеона  погубил  стратегический  просчёт,  самоуверенность  и  наглость  новых  завоевателей.  Так  началось  движение  русского  воинства  на  Париж!
     По  вступлении  в  Париж,  на  том  месте,  где  был  казнён  21  год  назад  король  Людовик  Шестнадцатый,  была  совершена  русская  церковная  тризна.  На  площади  вокруг  амвона  были  построены  русские  войска.  Несметные  толпы  парижан  смотрели  на  богослужение.  Всё  вокруг  смолкло,  когда  раздалось  пасхальное  песнопение.  Вот  русский  пример,  как  надо  покорять  столицы!        
Россия  в  ущерб  себе  принесла  освобождение  Европе  от  тирана,  какого  не  знала  недавняя  история.  Не  русские  снега  и  необозримые  просторы  России       похоронили  армию  нового  завоевателя.  Это  всё  выдумки.  Наполеона  победил  русский  солдат  и  русский  народ  под  руководством  полководцев  ещё  той,  суворовской  эпохи.  Прусский  фельдмаршал  Гейзенау,  которого  трудно  обвинить  в  необъективности,  писал  Александру  Первому  в  1814  году: «Если  бы  не  превосходный  дух  русской  нации,  если  бы  не  её  ненависть  против  чуждого  угнетения,  если  бы  не  благородное  упорство  её  возвышенного  властителя,  то  цивилизованный  мир  мог  погибнуть,  попав  под  деспотизм  неистового  тирана».
     Европа,  безусловно,  была оскорблена  победой  русского  воинства  сначала  в  России,  а  потом  на  европейских  полях  сражений.  Принижение  роли  России  и  русского  воинства  началось  сразу  же  и  продолжается  до  сих  пор.  О  России  вспоминают  тогда,  когда  европейские  монархии  содрогаются  под  властью  нового  поработителя  народов.  Так  было  и  будет!  Уроки  истории  неимоверно  жёсткие,  но  о  них  нельзя  забывать.  А  мы  стали  забывать о  них  после  1991  года.
     Так  кто  же  выиграл  в  той  войне  народов,  к  кому  снизошла  благодать  в  виде  экономической  мощи  и  процветания?  От  войны,  безусловно,  больше  всех  выиграла  меркантильная  Англия,  у  которой,  по  выражению  одного  из  английских  деятелей  «нет  вечных  друзей,  а  есть  вечные  интересы!»  Россия  была  ослаблена  войнами.  Ей  некогда  было  решать  перезревшие  внутренние  проблемы.  И  эти  проблемы  непредсказуемым  образом  скажутся  на  судьбах  народа  и  России.  Оставалось  только  подождать!                                                                                              
     Император  Александр  Первый  возвратился  в  Павловск  из  Парижа  в июле  1814  года.  Был  отслужен  молебен  в  Казанском  Соборе.  В  Петербурге  гремели  салюты  и  марши.  Столица  ликовала.  «Наконец-то  будет  покой  и  благодать!» - так  мог  считать  и  дворянин,  и  обычный  обыватель.  Эйфория  от  победы  продолжалась.
     Русские  гвардейские  полки,  совершив  морской  переход,  высадились  в  Ораниенбауме.  На  окраине  Петербурга  срочно  сооружались  триумфальные  ворота  для  победителей  по  проекту  архитектора  Кваренги.  Из-за  недостатка  времени,триумфальные ворота сооружались  из  дерева  и  украшались  лепниной  из  гипса.  И  уже  30  июля  гвардейские  полки  с  победными  знамёнами  и  торжественными  маршами  вошли  через них   в  Петербург.  А  30  августа  1814  года  была  учреждена  медаль  «За  взятие  Парижа  19  марта  1814  года».  Эта  медаль  носилась  на  соединённых  Андреевской  и  Георгиевской  лентах.
    Многие  моряки  Балтийского  флота  были  награждены   медалями  за  участие  в  Отечественной  войне  1812  года.  Несколько  позже,  в  1819  году,  Гвардейский  флотский  экипаж  за  проявленные  героизм  и  мужество  получил  Георгиевское  Знамя.  Все  участники  военных  действий  были  награждены  железным  прусским  Крестом  за  участие  в  Кульмском  сражении.  
     Царских  милостей  после  великой  победы  ожидали  многие.  Действительно,  Государь  возместил  некоторые  убытки,  понесённые  дворянами.  Что  касается  крепостного  крестьянства,  то  они  получили  царскую  благодарность  и  строку  в  манифесте: «Крестьяне,  верный  наш  народ,  да  получит  мзду  свою  от  Бога!»  В  казне  денег  не  было.  Россия  истощилась  до  предела.  Внутренние  проблемы,  которые  накопились  со  времён  прошлых  царствований,  никто  решать  не  хотел.  Россия  продолжала  кичиться  победой,  давать  приёмы  и  балы,  и  откладывать  до  будущих  времён  реформы  и  решение  всех  насущных  проблем:

В  России  рядом – Крест  и  плаха,
В  России  вместе – взлёт  и  гнёт,
Пожалуй,  только  смерть  Монарха
Народ  угрюмый  всколыхнёт,
И  тишина!  До  новой  смерти –
«Пусть  правит  мудрый  Звездочёт!»
Но  вы  властителю  поверьте,
Как  в  то,  что  времечко  течёт,
Как  в  то,  что  мы  в  беде  едины,
Что  держим  в  памяти  врагов!
Да  будет  так!  Растают  льдины
У  петербургских  берегов,
И  вознесёт  хоромы  кладка,
И  расточит  Господь  беду,
А  захудалая  лошадка
Проложит  в  поле  борозду!
И  прилетит  в  гнездовье  птица,
И  воспоёт – «Весна!  Весна!»
А  отдохнувшая  землица
С  дождями  примет  семена!
Молись  с  надеждою  Короне
И  ожидай  ржаную  плоть,
Царя  ж  державного  на  Троне
Благослови  с  небес  Господь –
«Служи  России,  не  Европам,
Века  огнём  озарены,
И  верноподданным  холопам
Дай  передышку  от  войны!
Повремени!  И  в  том  отрада,
Не  жги  без  дела  пороха!»
...России  многого  не  надо –
Была  бы  к  лошади  соха,
Дожди,  сильнее  и  короче,
К  зиме  нетронутый  запас,
Работный  день  с  утра  до  ночи,
А  в  Божий  День - медовый  Спас!
Сочтёмся!  Быть  высоким  водам,
Не  возвратится  недород –
На  богомолье  Крестным  ходом
Уйдёт  обученный  народ!
И  улыбнётся  мудрый  барин,
Сказав – «Народ  боготворю!»
И  каждый  будет  благодарен
России,  Богу  и  Царю,
И  неземному  Провиденью –
«О,  как  сегодня  повезло!
Ушла  беда  опасной  тенью
И  расточилось  в  душах  зло!»
Воспрянет  тут  же  Русский  Гений
И  удивит  благая  высь –
Во  славу  новых  поколений
Молебствуй,  радуйся,  трудись,
И  торжествуй,  крестьянин  сонный,
Что  не  в  избе  печальный  ор –
Уже  готов  приказ  казённый
На  новый  рекрутский  набор!
Тут  выбор  времени – минута:
«Война!  Воистину – война!»
Кому-то  в  поле!  А  кому-то
Дорога,  горем  солона!
И  что  отныне  посевная?
Считай,  навек  потерян  жнец!
С  утра  рыдает  мать  родная,
Да  молча  крестится  отец,
И  проклинает  к  Богу  гонки,
И  выбор  в  рекрутской  строке,
Лишь  златокудрые  сестрёнки
Притихли  в  сиром  закутке!
Ну,  что?  Опять  досада  гложет?
Перед  иконой  лбом  ударь –
Глядишь,  Господь  тебе  поможет
И  деревенский  пономарь,    
Или  на  миг  оглушит  брага
Под  безутешный  разговор?
«На  то  есть  царская  бумага,
Что  бесполезен  с  нею  спор!»
Не  разобрать  с  крестьянской  кручи –
«А  что  там  будет  впереди?»
Котомка,  лапти  да  онучи,
Да  Крест  нательный  на  груди,
Да  оберег – Иконы  глянец,  
И  слово – «Господи,  спаси!»
Шагай,  убогий  новобранец,
По  обездоленной  Руси!  

     Великий  русский  историк  Василий  Ключевский,  подводя  итоги  царствования  Александра  Первого,  написал:  «Если  бы  сторонний  наблюдатель,  который  имел  случай  ознакомиться  с  русским  государственным  порядком  и  с  русской  общественной  жизнью  в  конце  царствования  Екатерины,  потом  воротился  бы  в  Россию  в  конце  царствования  Александра  и  внимательно  вгляделся  бы  в  русскую  жизнь,  он  не  заметил  бы,  что  была  эпоха  правительственных  и  социальных  преобразований.  Он  не  заметил  бы  царствования  Александра».
     Смерть  великого  грешника  Императора  Александра  Первого  стала  прологом  к  Сенатскому  бунту,  подтверждая  одно  - Россия  перестала  «совершенствоваться»,  она  невольно  пошла  путём  Византии,  не  осознавая  этого.    
      Николай  Первый,  занявший  царский  трон  случайно,  к  управлению  таким  государством как  Россия,  не  готовился  да  и  не  был  готов.  По  своему  уровню  развития  он  был  обычным  гусарским  офицером,  обученным  грамоте  и  получившим  утилитарное  образование.  Ему  на  этот  момент  исполнилось  29  лет.  До  18 лет  он  не  имел  определённых  занятий  и  не  принимал  участия  в  государственных  делах.  Позже  он  был  назначен  Директором  Инженерного  Корпуса.  В подчинение  ему  дали  гвардейскую  бригаду.
      Он  не  пытался  ничего  менять  из  того,  что  ему  случайно  досталось.  Как  и  любой  новый  монарх,  он  пытался  «навести  порядок»,  забывая,  что  таким  государством  следует  умно  управлять.  При  «наведении  порядка»  он  ужаснулся  от  дремучести  своего  чиновничьего  аппарата  и  от  запущенности  всех  государственных  учреждений.  Тут  же  стали  создаваться  комиссии,  новые  проекты,  ужесточались  требования  к  дворянскому  сословию,  так  как  корень  всех  бед  находился  в  этом  сословии.  Одно  дело,  когда  дворцовые  перевороты  совершались  в  узком  семейном  кругу,  другое – бунт  гвардии  на  Сенатской  площади  и  попытка  уничтожить  Монархию.
     О  том,  какими  были  нравы  и  требования  в  Морском  Корпусе  после  недавней  сенатской  выходки,  нам  поведал  будущий  адмирал  и  Морской  министр  И.А.Шестаков:  «Прежде  были  жестокости  по  невежеству,  глупости.  С  началом  николаевской  эпохи  стали  жестокости  по  убеждению,  из  фанатизма.  Сечение  в  Корпусе  разделялось  на  три  разряда:  келейное,  при  роте  и  при  собрании  целого  Корпуса.  В  приказе  директора  не  означалось  число  ударов,  а  как  Бог  на  душу  положит,  так  и  драли.  Мне,например,одиннадцатилетнему,  дали  двести  ударов  за  грубость.  Но  моя  доля  не  столь  ещё  была  плачевна.  Некоторых  секли  без  счёта,  с  циничными  приговорками,  а  мудрый  Качалов,  исполняющий  обязанности  главного  заплечного  мастера,  давал  до  шестисот  ударов».  Напомню  просто,  что эти  экзекуции  происходили  в  период  руководства  Корпусом  незабвенного  адмирала  И.Ф.Крузенштерна.  
     Декабристы  сосланы,  пять  декабристов  повешены  у  кронверка  Петропавловской  крепости.  Захоронены  останки - по  некоторым  данным- на  острове  Голодай  Васильевской  стороны.  Небольшой  памятный  знак  там  и  стоит. У бывшего кронверка, на месте казни, поставлен  памятник.  Из  всего  т.н. состава суда,  решавших  судьбу  декабристов,  против  смертной казни  выступил  только  один  человек –  бывший  Морской  министр  адмирал  Н.С.Мордвинов.
     Нельзя  сказать,  что  Николай  Первый  не  заботился  о  Морском  Корпусе.  По  воспоминаниям  выпускников  для  улучшения  учебного  процесса,  для  жизни  и  быта  воспитанников он   сделал  достаточно  много.  За  период  своего  царствования он  97  раз  посещал  Морской  Корпус!  Вот  бы  сейчас  так!  Да  кому  нужны  сейчас  курсанты?  Посещают  те  места,  где  выгодно!
     Итак,  Монарх  пытался  «навести  порядок»  в  России,  а  Россия,  как  всегда,  сопротивлялась.  А  как  ещё  править,  если  в  умах  дворян  свободомыслие,  а  крестьянская  масса  под  крепостным  ярмом?
     Война  на  Кавказе  продолжалась.  Конца  войне  не  было  видно.  Турция  пыталась  удержать  свои,  по  её  мнению,  территории.  Флот  препятствовал  поставкам  оружия  турецкими  судами  туземному  населению.  Армия  продолжала  военные  действия  с  успехом  и  без  успехов.  Вместе  с  регулярной  армией  сражались  казаки  Терского  и  Кубанского  войск.  На  Кавказ  назначали  офицеров  для  службы,  а  не  «высылали»,  как  нам  до  некоторых  пор  пытались  объяснить.  В  свой  Тенгинский  полк  был  назначен  Лермонтов,  а  не  выслан  на  Кавказ.  Правда,  он  однажды  так  и  не  доехал  до  своего  полка.  Загулял  в  Пятигорске  несколько десятков  дней,  а  остальное  всё  известно.  На  Кавказе  погиб  в  стычке  с  горцами  и  бывший  декабрист,  модный  писатель  по  тем  временам,  Бестужев-Марлинский.  Война  на Кавказе,  коль  судить  по  нашим  временам,  продолжается  без  заметных  успехов и до нашего времени.
     В  1828 году  началась  новая  война  России  с  Турцией. А  до  того  случилось  Наваринское  сражение.  Эскадра  английских,  французских  и  русских  кораблей  в  составе  10  линейных  кораблей  и  10  фрегатов  уничтожила  совместный  турецко-египетский  флот.  В  этом  сражении  отличился  флагманский  корабль  «Азов»  под  командованием  капитана 1 ранга  М.П.Лазарева.  На  этом  же  корабле  получил  опыт  боевых  действий  незабвенный  П.С.Нахимов.  В этом  сражении  Англия,  Франция  и  Россия  былиещё   вместе.  Но  оставались  считанные  годы  до  Крымской  войны,  которая  разведёт  за  барьеры  Россию  и  Англию.
     Крымская  война  1853-1856  годов  показала  всю  неспособность  России  соперничать  с  флотами  Англии  и  Франции.  Последняя  победа  русского  флота  в  Синопском  сражении  подвела  черту  под  парусным  военным  флотом.  Россия  отставала  на  эпоху.  Ни  героизм  русского  воинства  по  защите  Севастополя,  ни  беспримерное  мужество  Корнилова  и  Нахимова,  не  спасли  Отечество  от  позорного  поражения.  Россию  победили  и  на  суше,  и  на  море.  Без  флота  побеждать  в  таких  войнах  невозможно.  Остались  только  светлая  память  о  русском  воинстве  и  о  Нахимове,  как  о  мученике  Долга!
     11  апреля1858  года  был  составлен  «Акт  о  глумлении  англо-французских солдат  в  Севастополе  над  могилами  адмиралов  М.П. Лазарева,  В.А. Корнилова,
П.С.Нахимова  и  В.И. Истомина».  Из  акта  следовало,  что  могилы  адмиралов  были  разбиты  и  осквернены,  адмиральские  эполеты  украдены.  Искали золото.  Вот  она,  цивилизованная  Европа,  которая  до  сих  пор  учит  нас  «свободе  и  демократии».  
     В  день  45-й  годовщины  Синопского  сражения  18  ноября  1898  года  при  личном  присутствии  Николая  Второго  состоялось  освящение  и  открытие  памятника  П.С. Нахимову  работы  Н.Н. Шредера.  Нахимов  был  изображён  с  подзорной  трубой  в  руках,  с  турецким  ятаганом   у  пояса,  а  под  ногами  Нахимова  лежало  знамя  с  полумесяцем,  напоминая  о  Синопской  Победе.
     К  сожалению  этот  памятник  после  1920   года  был  снят,  как  «оскорбляющий  достоинство  Турецкой  республики».  В  1952  году  Иосиф  Сталин  восстановил  памятник Нахимову -  скульптор  Н.В. Томский.  Вот  пример  тому,  как  мы  желаем  угодить  своим   врагам,  даже  путём  сноса  памятника.  Перед  нами  никто  не  извиняется.  Не  извиняются  потомки  тех,  кто  позорно  проиграл  Синопское  сражение,  даже,  если  сбивают  наши  самолёты,  как  это  случилось  в  ноябре  2015  года  в  Сирии.
     Николай  Первый  пытался  исправить  дремучий  аппарат  государственного  управления,  убеждаясь  в  процессе реформирования  этого  аппарата  в   неуязвимости  и  изобретательности  бюрократических  институтов.  Отэтой  попытки,  пожалуй,  только  выросла  роль  бюрократии.  Так  что,  традиции  неуязвимости  чиновников  у  нас  достаточно  богатые.
     Известно,  что  ещё  Павел  Первый  в  1797  году  определил  меру  труда  крепостного  крестьянина  на  помещика – три  дня  в  неделю.  Но,  как  оказалось,  этот  закон  так  и  не  действовал.В  1827  году,  дабы  не  было  злоупотреблений  со  стороны  помещиков  в  отношении  крепостных  крестьян,  Николай  Первый  определил  размер  земли  для  крестьянина – 4,5  десятины.  В  1841  году  было  запрещено  продавать  крестьян  в  розницу,  а  в  1843  году  было  запрещено   приобретать  крестьян  дворянам  безземельным – т.е.  безземельные  дворяне  лишались  права  продавать  и  приобретать  крестьян  без  земли.  Теперь  вполне   ясно  для  поклонников  Николая  Гоголя,  что   в  «Мёртвых  душах»  описывается  время  до  1841  года.  Тогда  ревизская  душа  стоила  до  500  рублей.  Чичиков  скупал  «мёртвые  души»  по  рублю  и  чуть  больше. После  закладывал  эти  души,  как  живые,  в  Опекунских  советах  по  200  рулей,  имея  прибыль  200%.
    Как  говорят – «Мафия  бессмертна!»  Также  можно  воскликнуть – «Бюрократия  бессмертна!»  Во  втором  «Своде  Законов» уже не оказалось  закона  1827  года,  закрепившего  за  крестьянином  4.5  десятины  земли.  Не  оказалось  и  в  следующем  «Своде  Законов»  закона  от  8  октября  1847  года, предоставлявшего  право  крестьянину  выкупаться  с  землёй.
    Полумеры  и  нерешительность  Николая  Первого  в  вопросе  ослабления  крепостного  гнёта  крестьян  у  самих  крепостников  вызывало  неудовольствие.  Так,  некий дворянин  говорил: «Зачем  нас  мучают  этими  полумерами?  Разве  в  России  нет  верховной  власти,  которая  может  приказать  землевладельцам  отпустить  своих  крестьян  на  волю  с  землёй  или  без  земли?  Это  вправе  сделать верховная   власть».
    Николай  Первый  умер  18  февраля  1855  года,  оставив  груз  забот  и  нерешённых  проблем  своему  сыну - Александру  Второму.  Именно  он  решился  на  великую  реформу,  отменив  крепостное  право  в  феврале  1861  года.  Сама  реформа  была  продумана  блестяще,  а  воплощение  в  жизнь  всех  реформаторских  идей  встретило  заметные  затруднения.  Эта  реформа  была  рассчитана  на  49  лет – именно  за  такое  время  свободные  крестьяне  должны  были  выкупить  полученные  от  помещика  выделенные  наделы  земли.  Бунты  1905-1907  годов  ускорили  реформу.  Выкупные  платежи  были  отменены  и крестьяне  получили  землю.  Но  земли,  как  счастья  на  необъятных  просторах  Руси,  не  хватало.  В  ходе  столыпинской  реформы  было  переселено  в  Сибирь  на  свободные  земли  около  3-х  миллионов  крестьян.  С  убийством  Столыпина  и  с  начавшейся  войной  1914  года  реформа  замедлилась.  Самое  «слабое  звено» - русский  народ – в  1917  году  не  нуждался  в  реформах.  Он  выплеснул  всю  чёрную  энергию,  которую  копил  с  1497  года – с  «Юрьева  Дня»,  с  первых  ограничений  крестьянской  свободы.

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 14
Дата публикации: 03.10.18 в 10:21
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100