Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 4 Откровение стратега "Молниеносной войны"
Николай Гульнев
 

     С  разгромом  хвалёных  армий  фашистской  Германии  недобитые  «стратеги»  Гитлера,  нашедшие  приют  у  бывших  союзников,  бросились  писать  мемуары  и  книги,  выгораживая  себя  и  обвиняя  в  провале  агрессии  против  СССР  то  погоду,  то  Гитлера,  то  роковые  обстоятельства  исамого  Всевышнего.  К  таким  битым  «стратегам»  можно  отнести  и  начальника  Генерального  штаба  сухопутных  войск  Вермахта  Франца  Гальдера,  одного  из  авторов  разработки  стратегического  плана  «молниеносной  войны»  с  СССР  под  названием   «Барбаросса».  Франц  Гальдер  вёл  ежедневные  записи  с  1939  года  по  1942  год.  Фактически это  был  дневник.  Но,  прежде чем  приступить  к  разбору  некоторых  записей  и  выводов  Гальдера,  я  напомню о  том,  что  готовили  Советскому  Народу  эти  «просвещённые  европейцы»  или  «исключительная  арийская  нация»,  такая  же  наглая  и  самоуверенная,  как  та нация,  о  которой  говорит  ныне  американский  президент  Обама.  Из  вывода  Обамы – «Американцы – исключительная  нация!»- я  ничего  не  имею  против  американцев,  даже  несколько  уважаю  этот   самодовольный  народ,  но  вот  с  Обамой  им  явно  не  повезло.  Ему,  человеку  с  явными  пробелами  знаний  истории, географии  и   многого  другого,так  и хочется  сказать – «Господин  Обама!  Не  берите  пример  с  Гитлера!  Вы,  что?  Как  Тарзан  с  лианы  спустились  на  землю  или  бананов  объелись?  Вот  из-за  таких  «исключительных»  политических  деятелей,  как  вы,  и  случаются  «исключительные  человеческие  трагедии»  в  истории  народов».
     Итак,  что  же  готовили  Советскому  Народу  новые  варвары  в  лице  фашистской  Германии?  Из  записей  Гальдера  от  8  июля  1941  года  после  доклада  Гитлеру  о  планах  окружения  Москвы  следует:  «Непоколебимо  решение  фюрера  сравнять  Москву  и  Ленинград  с  землёй,чтобы  полностью  избавиться  от  населения  этих  городов,  которое  в  противном  случае,  мы  потом  будем  вынужденно  кормить  втечении  зимы.  Задачу  уничтожения  этих  городов  должна  выполнить  авиация.  Для  этого  не  следует  использовать  танки.  Это  будет  «народное  бедствие»,  которое  лишит  центры  не  только  большевизма,  но  и  русских  вообще».
      Стратегическая  же  задача  Гитлера  заключалась  в  том,  чтобы  от  Польши  до  Урала  проживали  не  более  40  миллионов  рабов  в  лице  славян,  которыми  бы  управляли  около  пяти  миллионовт.н.  арийцев.  Можно считать - нынешняя  кичливость  поляков,  эстонцев,  литовцев  и  латышей  основана  на  заблуждении  и  самомнении.Им  Германия  готовила  унизительную  участь.
     Вернёмся  же  к  Гальдеру,  к  его  дневниковым  записям  и  названию  плана  т.н.  «молниеносной  войны».  Кто  такой  Барбаросса?  Фридрих  Первый  Барбаросса  родился  в  1122  году.  Именно  он  создал  германское  рыцарское  воинство.  По  его  требованию  каждый  рыцарь  должен   был  обладать  семью  качествами,  в  том  числе  уметь  писать  стихи  и  плавать.  Барбаросса,  став  в  1152  году  Императором  Священной  Римской  Империи,  проводил  агрессивную  и  завоевательную  политику,  отвечавшую  интересам  германских  феодалов.  Во  время  Третьего  Крестового  похода  в  Святую  Землю,  переправляясь  через  реку  Селиф,  Барбаросса  утонул.  Вот  такой  был  учитель  у  германских  рыцарей.  План  войны  против  СССР  под  названием  «Барбаросса»,  исходя  из  судьбы  утонувшего  вояки,Провидением Божьим  и  подвигом  русского  народа  было бречён  на  авантюру  и  провал.
     Итак,  дневниковые  записи  Гальдера.  22  июня  1941  года  он  записал:  «Все  армии  перешли  в  наступление  согласно  плану.  Наступление  наших  войск,  по-видимому,  явилось  для  противника  на  всём  фронте  полной  тактической  внезапностью.  О  полной  неожиданности  нашего  наступления  для  противника  свидетельствует  тот  факт,  что  части  были  захвачены  врасплох  в  казарменном  расположении,  самолёты  стояли  на  аэродромах,  а  передовые  части,  внезапно  атакованные  нашими  войсками,  запрашивали  командование  о  том,  что  им  делать.  Можно  ожидать  ещё  большего  влияния  элемента  внезапности  на  дальнейший  ход  событий.  После  первоначального  «столбняка»,  вызванного  внезапностью  нападения,  противник  перешёл  к  активным  действиям.  Имели  место  случаи  тактического  отхода,  хотя  и  беспорядочного.  Признаков  же  оперативного  отхода  нет  и  следа».
     24  июня  1941  года  он  записывает:  «Следует   отметить  упорство  отдельных  русских  соединений  вбою.  Имели  место  случаи,  когда  гарнизоны  ДОТов  взрывали  себя  вместе  с  ДОТами,  не  желая  сдаваться  в  плен.  В  общем,  теперь  стало  ясно,  что  русские  не  думают  об  отступлении,  а,  напротив,  бросают  всё,  что  имеют  в  своём  распоряжении,  навстречу  вклинившимся  германским  войскам».  
     Из  его дневника  мы узнаем  о  поведении  некоторых  европейских  государств.  Нейтральная  Швеция,  как  было  записано  в  дневнике,  «не  будет  возражать  против  переброски  163-й  пехотной  дивизии  через  шведскую  территорию.  Получено    разрешение  на  перелёт  наших  самолётов  через  шведскую  территорию.  Русские  же  самолёты  будут  обстреливаться».  Кроме  того,  Венгрия  и  Хорватия  пожелали  принять  участие  в  войне  против  СССР  на  стороне  Германии.
     Уже  27  июня  1941  года  Гальдер  записывает  в  дневнике:  «На  фронте  под  влиянием  изменений  обстановки,  состояния  дорог  и  других  обстоятельств   события  развиваются  совсем  не  так,  как  намечается  в  высших  штабах,что  создаёт  впечатление,  будто  приказы  не  выполняются».А  28  июня  1941  года  он  отмечает,  что  немецкие  части  захватили  большое  количество  трофейного  имущества,  но  «на  всех  участках  характерно  небольшое  количество  пленных».
29  июня  1941  года   он  записывает:  «Сведения  с  фронта  подтверждают,  что  русские  всюду  сражаются  до  последнего  человека.  Лишь  местами  сдаются  в  плен,  в  первую  очередь  там,  где  в  войсках  большой  процент  монгольских  народностей.  Бросается  в  глаза,  что  при  захвате  артиллерийских  батарей  в  плен  сдаются  лишь  немногие.  Часть  русских  сражается,  пока  их  не  убьют.  Генерал-инспектор  пехоты  Отт  доложил о  своих  впечатлениях  при  наступлении  в  районе  Гродно.  Упорное  сопротивление  русских  заставляет  нас  вести  бои  по  всем  правилам  наших  боевых  уставов.  В  Польше  и  на  Западе  мы  могли  позволить  себе  известные  вольности  и  отступления  от  уставных  принципов.  Теперь  это  уже  недопустимо».
     В  этот  же  день  он  с  удовлетворением  отмечает,  что  венгерский  карпатский  корпус  сможет  начать  наступление  2  июля,  а  Италия  довела  численность  своего  корпуса  для  действий  против  СССР  до  сорока  тысяч.  Испания  намеревается  направить  на  фронт  против  СССР  15-тысячный  легион.  Финляндия  представила  план  наступления  силами  не  менее  шести  дивизий  в  районе  Ладожского  озера.
     Гальдер  так  удовлетворён  победными  реляциями  с  Восточного  Фронта,  что  позволяет  себе  отметить  день  своего  57-летия.  Он  указывает  в  дневнике  30  июня  1941  года:  «Утром  перед  завтраком  личный  состав  моего  штаба  встретил  меня.  После  торжественного  построения  принёс  свои  поздравления.  Столовая  была  празднично  украшена.  Главком  прислал  мне  букет  красных  роз,землянику  и  очень  дружественное  письмо.  Во  время  утреннего  доклада  меня  поздравил  Паулюс.  Главком  пожелал  мне  счастья  и  сообщил,  что  сегодняшний  визит  к  фюреру  во  второй  половине  дня  в  первую  очередь  касается  меня».  Вывод  пока  можно  сделать  один – полная  идиллия  и  уверенность  в  скорейшей  победе  над  СССР.  Так  фашистские  генералы  собирались  воевать,  отмечая  дни  рождения.
     На  12-й  день  войны,  3  июля,  Гальдер пишет:  «Венгерские  войска  ещё  ведут  бои  за  выходы  с  гор,  но  пока  существенных  успехов  не  добились.  17-я  армия,  на  правый  фланг  которой  прибыли  две  словацкие  дивизии,  продолжает  преследование  отходящего  противника.  Это  «преследование»  всё  время  задерживается  упорным  сопротивлением  со  стороны  противника,  отдельные  группы  которого  беспрерывно  переходят  в  контратаки,  большей  частью  во  фланг  наступающим  войскам  и,  как  правило,  при  поддержке  танков».  В  этот  же  день  он с  пафосом  записал:«Не  будет  преувеличением  сказать,  что  кампания  против  России  выиграна  в  течение  14  дней.  Конечно,  она  ещё  не  закончена.  Огромная  протяжённость  территории  и  упорное  сопротивление  противника,  использующего  все  средства,  будут  сковывать  наши  силы  ещё  в  течение  недель».
     Какое  самомнение   и   самоуверенность,  какое  незнание  русского  народа  и  истинных  возможностей  СССР!  Россию  и  Наполеон  «побеждал»  за  14  дней,  но  где  он – Наполеон?  Где  его  наглость  и  самомнение?
     В  этот  же  день  Гальдер  оценивает  потери  с  22  по  30  июня:  «Общие  потери  составляют  41087  человек,  что  равно  1,64  %  наличного  состава  при  численности  сухопутных  войск  в  2,5  миллиона  человек».
     5  июля  1941  года    читается  его  озабоченность:  «На  юге  наши  войска  из-за  плохого  состояния  дорог  и  упорного  сопротивления  противника   продвигаются  вперёд  медленно.  Главком,  вернувшийся  из  поездки  в  штабы  группы  армий  «Центр»,  4-й  армии  и  2-й  танковой  группы,  сообщил,  что  18-я  танковая  дивизия  понесла  большие  потери  в  лесном  бою».  В  дневнике  от  6  июля  появляется  сравнительная  оценка  боевых  действий  на  Советском  Фронте  и  в  кампании  на  Западе:  «Из  частей  сообщают,  что  на  отдельных  участках  экипажи  танков  противника  покидают  свои  машины,  но  в  большинстве  случаев  запираются  в  танках  и  предпочитают  сжечь  себя  вместе  с  машиной.  В  кампании  против  России  процент  потерь  офицерского  состава  по  отношению  к  общему  количеству  потерь  выше,  чем  в  прошлых  кампаниях.  В  кампании  против  России  до  сих  пор  потери  офицерского  состава  составляют  3,8  %.  В  кампании  против  Польши  потери  офицерского  состава  составляли  1,95  %».
     9  июля  в  дневнике  Гальдера  находим  удивительную  запись,  которая  многие  домыслы  борцов  со  сталинизмом  разбивает  в  прах.  Помните,  как  наши  прохвосты  и  фальсификаторы  Великой  Отечественной  войны  утверждали,  что  Советский  Союз  одержал  победу  благодаря  заградотрядам,  которые,  якобы,  гнали  на  убой  советского  солдата?  Эти  записи  Гальдера,в  которых  невольно  отдаётся  должное героизму  советских  солдат,  уже  опровергают  домыслы  наших  доморощенных  провокаторов,  а  следующая  запись  многое  расставляет  по  своим  местам:  «Генерал  Буле  отметил,  что  организация  штрафных  батальонов  оказалась  хорошей  идеей».Если  у  Гитлера  в  самом  начале  войны  появились  штрафные  батальоны,  значит,  что-то  неладное  творилось  среди  хвалёных  вояк  и  покорителей  жалкой  Европы.
     Напомню  прохвостам  и  ненавистникам  всего  советского,  всего  русского,  что  только   более  чем  через  год  Приказом  Наркома  Обороны  СССР  Иосифа  Сталина  №227  от  28  июля  в  Советских  Войсках  были  введены  штрафные  роты  и  штрафные  батальоны.  Тогда  же  были  введены  и  заградотряды.
     Даже  в  самой  Германии,  население  которой  упивалось  скорейшей  победой  над  СССР  и  поедало  награбленные  продукты,  появились  первые  нотки  сомнения    и  разочарования.  Одна  из  ведущих  фашистских  газет  написала  2  июля  1941  года:  «Бои  на  Востоке  носят  совершенно  особый  характер.  Битва,  которая  имеет  место  на  всём  Восточном  фронте,  отличается  тем,  что  русские  оказывают  повсюду  упорное  и  ожесточённое  сопротивление».  Каково?  Прозрели?  Да  нет  же!  Просто  пытаются  оправдать  себя!  Как  им,  фашистам,  тяжело!
     14  июля  1941  года  в  дневнике  Гальдера  появляется  такая  запись:  «Постоянное  вмешательство  фюрера  в  вопросы,  сущности  которых  он  не  понимает,  превращается  в  какое-то  мучение,  становящееся  уже  невыносимым».
     Так  и  хочется  воскликнуть:  «Господин,  недобитый  фашист!  В  том,  что  сейчас    происходит  на  Советском  Фронте,  не  фюрер  виноват!  Ищи  другие  причины!  Вы,  мерзкие  негодяи,  просто  не  учли,  в  силу  своего  вечного  огромного  тщеславия  и  высокомерия,  русскую  душу  Советского  Солдата  и  крепость  устоев  нового  Государства,  созданного  на  обломках  Великой  Империи!Вы  же  один  к  одному  повторяете  поступки  и  желания  битого  Наполеона!»
     С  ноября  1941  года  Гальдер  постоянно  отмечает  ухудшение  положения  фашистских  войск  на  Восточном  Фронте.  Так,  потери  сухопутных  войск  Германии  на  26  ноября  1941  года  достигли  743112  человек  или  23,12  процентов  от  общей  численности.  Возникли  неимоверные  трудности  со  снабжением:  остро  ощущается  недостаток  продовольствия,  фуража,  горючего.  Из  500  тысяч  автомашин  тридцать  процентов   уже  нельзя  отремонтировать,  сорок  процентов  из  них  требуют  капитального  ремонта.  Ежедневно  гибнет  свыше  тысячи  лошадей.  Но  самое  главное,  как  он  отмечает - это  то,  что  фашистские  войска  стали  терять  доверие  к  командованию.
     Что  можно  к  этому  добавить?  Господа!  Не  вышло  у  вас  со  взятием  Москвы  и  с  окончанием  Восточной  кампании  в  течение  14  дней!  Не  вышло!
     Позорный  разгром  хвалёной  фашистской  армии  под  Москвой  стал  для  Германии  потрясением!  Возникла  острейшая  проблема  увеличения  численности  фашистской  армии.  20  декабря  1941  года,  дабы  спасти  положение  на  Советском  Фронте,  Гитлер  тут  же  издаёт  приказ:  «Все  имеющиеся  в  распоряжении  части,  находящиеся  на  родине  и  на  Западе,  направить  на  Восточный  фронт».  В  этом  же  приказе  предписывается:  «У  пленных  и  местных  жителей  безоговорочно  отбирать  зимнюю  одежду,  оставляемые  селения  сжигать».  Это  почти  паника!
     В  это  же  время  Гальдер  встречается  с  главкомом  сухопутных  войск  Браухичем  и  оставляет  в  дневнике  следующую  запись:  «Главком  выглядит  удручённым.  Он  не  видит  больше  никаких  средств,с  помощью  которых  можно  было  бы  вывести  армию  из  нынешнего  тяжёлого  положения».
     Вполне  понятно,  что  под  Москвой  фашистская  Германия  потерпела  не  только  моральный  крах,  но  и  потеряла  лучшие  офицерские  кадры,  которые  начали  вероломную  войну  против  СССР.  Так  и  хочется  по-солдатски  сказать  нечто  резкое  этим  хвалёным  победителям  Европы  и  битым  гадам  под  Москвой:      

Так-то  вот!  Декабрь – не  лето,
И  не  кончилась  война,
Но  из  всех  примет – примета:
Солнце,  снег  и  тишина,
Рядом – радостные  лица,
Вместе – воин  и  народ,
И  Москва - навек  Столица,
Где  свершился  поворот,
Где  не  видно  довоенных
Разносолов-пирогов,
Но  почти  без  счёта  пленных,
Бывших  гадов  и  врагов!
Присмирели  забияки
И  спустили  грязный  стяг -
Нет!  Они  уж  не  вояки,
Коль  в  глазах  безумный  страх!
Вид  бессмысленно-убогий,
А  вот  плен  для  них - в  цене:
Оказался  путь  недолгий
По  кровавой  целине!
Что  сказать?  «Побить  бы  гада,
Дать  бы  в  рыцарский  оскал!» -
Политрук  сказал – «Не  надо!
Невский  пленных  отпускал!»
Что  теперь  обычай  древний?
Что  славянское – «Прости!»
Мне  бы  нечисть  по  деревне
Под  конвоем  провести!
Сквозь  колдобины,  ухабы,
Где  обид – невпроворот,
Пусть  на  них  посмотрят  бабы
Взглядом  маленьких  сирот!
Что?  Землицы  захотели?
Аль  пройтись  по  головам?
Вы  же  пили,  вы  же  ели –
Показалось  мало  вам?
Под  врагом – горит  солома
И  калятся  кирпичи,
Да  не  вы,  сидели  б  дома
На  прадедовской  печи!
Боже!  Дел  давно  по  горло,
Что  мне  эти  господа?
Ну,  куда?  Куда  ты  пёрла,
Разноликая  орда?
Может  быть,  на  похороны?
Может  быть,  развеять  зной?
Графы!  Рыцари!  Бароны,
С  кровью  мерзкой  и  больной!
Что,  поникшие,  молчите?
Узелок  не  развязать?
Ах,  бандиты,  извините –
Вам  мне  нечего  сказать!?
Что  смогли – уже  сказали,
И  пришли  с  огнём  сюда,
Болью  Родину  связали,
Разбомбили  города,
Дев  в  полон  безбожный  взяли,
Оторвали  от  земли,
Что  смогли – уворовали,
Что  по  силам – унесли!
Тут  шагать – не  по  Европе,
Тут  Советские  Полки -
Вас  бы  в  угольные  копи,
Вас  бы,  гадов,  в  рудники,
Вас  бы  гнать  дорогой  длинной,
Так,  чтоб  вам  невмоготу,
А  потом  ещё  дубиной
По  ногам  да  по  хребту!
Нам  теперь  постройте  хаты,
Возродите  старый  сад –
Что?  Не  все  вы  виноваты?
Гитлер?  Гитлер  виноват?
Вы,  трудяги–работяги,
Вы  сегодня  не  причём?
Вас,  в  безумии  отваги,
Заманили  калачом?
«Нам  чужих  не  надо  мнений,
Но  запомни  вор  и  хам -
До  десятых  поколений
Воздаётся  по  грехам!»
Так-то  вот!  И  в  том  отрада –
Мы  исполнили  приказ!
...Нам  ведь  большего  не  надо,
Если   сам  Господь  за  нас!  

     Давно  известно,  что  у  победы  бывает  слишком  много  родителей,  а  у  краха  и  поражения  бывают  только  виновные,  которые  всегда  стараются  переложить  собственные  просчёты  и  вину  на  чужие  плечи.  То  же  самое  произошло  после   провала  под  Москвой  и  в  фашистской  Германии.  Разногласия  среди  фашистских  руководителей  наметились  ещё  до  поражения  под  Москвой.  Вот  запись  Гальдера  от  4  сентября  1941  года:  «Фюрера   вывел  из  себя  Гудериан,  который  никак  не  хочет  расстаться  со  своим  замыслом  наступления.  Напряжённые  отношения  сложились  также  между  Гудерианом  и  фон  Боком.  Последний  требует  от  главкома  отдать  приказ  об  отстранении  Гудериана  от  командования  танковой  группой».
     Поражение  под  Москвой  вынуждает  битых  вояк  признаться  в  самом  главном,  что  всегда  являлось  залогом  любой  победы – веры  в  неё.  9  декабря  1941  года  Гальдер  записал  донесение  Гудериана,  который  сообщал – «Войска  теряют  доверие  к  своему  командованию!»  Недавние  самодовольные  и  наглые  вояки  Германии  любым  способом  стараются  пристроиться  в  тыловых  органах.  Тот  же  Гудериан  доносит – «Проводятся  мероприятия  по  прочёсыванию  тылов.  Обнаружено,  что  в  одной  лишь  танковой   дивизии  можно  набрать  дополнительно  1600  штыков».  Фактически – это  саботаж  и  дезертирство  в  особой  форме.
     А  от  3  января  1942  года  находим  такую  запись:  «В  ставке  фюрера  снова  разыгралась  драматическая  сцена.  Он  высказал  сомнение  в  мужестве  генералов».  Этот  факт – начало  конца  фашистской  авантюры!  На  14  января  1942  года  потери  сухопутных  войск  составили  867966  человек  или  27,12  процентов  от  общей  численности  всех  войск  Восточного  фронта  в  3,2  миллиона.  А  на  5  марта  1942  года  потери  составили  1005636  человек  или  31,40  процентов.
     Запись  в  дневнике  от  11  сентября  1942  года  свидетельствует  об  активном  использовании  Гитлером  заградительных  отрядов:  «Не  уходить  из  Воронежа  добровольно.  Создание  заградительной  позиции  одобрено».
     После  поражения  под  Москвой  в  дневнике  Гальдера  только  сухие  выводы,  цифры,  предложения.  Нет  наглой  самоуверенности  и  фашистского  пафоса.  «Укатали  сивку  крутые  горки!»  Дневник  фиксирует  пессимизм,  паническое  настроение  и  усталость  войск.  
     14  июля  1942  года  в  день,  когда  исполнилось  40  лет  службы  Гальдера  в  армии,  фельдмаршал  Браухич  прислал  ему  портрет  Фридриха  Великого,  Кейтель  и  Иодль  подарили  серебряный  поднос,  а  Паулюс – альбом  фотографий  сражения  под  Харьковом.  Гитлер  подарил  ему  свой  портрет  в  серебряной  раме  с  собственной  подписью.  Последняя  запись  в  дневнике  от  24  сентября  1942  года  гласит:  «После  дневного  доклада – отставка,  переданная  фюрером».
     Не  его   конфликт  с  Гитлером  стал  причиной  отставки,  а  провал  плана  «Барбаросса».  Гальдер  был  одним  из  разработчиков  этого  авантюрного  плана  «молниеносной  войны».  
     По  итогам  провала  под  Москвой   Гитлер  уволил  со  службы  177  генералов,  в  том  числе  66  из  действующей  армии,  а  8  генералов  получили  предупреждение  об  увольнении.  Паулюса  собирались  заменить  генералом  Зейдлицем.
     Если  бы  такой  разгром  советского  генералитета  устроил  Сталин,  уж  тут  бы  наши  либеральные  прохвосты  нашли  повод  для  развенчивания  «сталинского  режима»  и  самого  Сталина.  Не  случилось.  
     Как  же  сложилась  дальнейшая  судьба  автора  дневника?  23  июня  1944  года  Гальдер  был  арестован  по  подозрению  в  причастности  к  покушению  на  Гитлера.  Прямых  доказательств  его  причастности  к  заговору  не  нашлось.  Но  31  января  1945  года  он  был  уволен  с  действительной  военной  службы  с  лишением  наград  и  права  носить  военную  форму  одежды.  На  Нюрнбергском  процессе  он  давал  показания  в  качестве  свидетеля,  где  обвинял  Гитлера  за  многие  решения.  С  1950  года  проживал  в  США.  Был  экспертом  при  правительстве  США,  а  до  1959  года  работал  в  историческом  управлении  армии  США.  Умер в  1972  году.

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
Дата публикации: 06.10.18 в 09:32
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100