Логин:
Пароль:
 
 
 
Роман "Чужая" глава 2
Светлана Соловьёва
 
Глава 2
Утром женщины проснулись поздно. Немного полежали прислушиваясь к разговорам за дверью и начали вставать. После завтрака сидели у стола и без особого интереса поглядывали в окно.
- У меня в посёлке тётя, отец и брат с семьёй живут. - сказала Зинаида. - Я иногда к ним приезжаю в гости. Правда давно уже не была соскучилась жуть как!
Александра с интересом ловила каждое слово, сказанное о посёлке. Но о больнице и о людях, работающих там Зинаида ни обмолвилась ни словом.
- Зина, - выбрав удобный момент спросила Александра, - а там большая больница?
- Откуда, совсем небольшая: одноэтажное здание, две палаты для больных, одна для женщин, другая для мужчин, операционная, перевязочная, ещё несколько кабинетов и всё. Работает там три врача, да несколько сестёр.
- Это совсем не мало для посёлка! - обрадовано ответила Александра. - Есть специалисты нескольких направлений - это довольно немаленький коллектив. Я понимаю, что если есть такой штат и стационар, то посёлок совсем не маленький, - больше убеждая себя, чем говоря Зинаиде, произнесла она. - В небольших деревнях только фельдшера работают, а здесь такой персонал! Мне были два таких предложения, но я выбрала ваш посёлок, решив, что он большой - похожий на город.
- Ну то что это - город, ты преувеличиваешь! - понимая насколько Александра разочаруется, когда приедет на место, сказала Зинаида. - С первого взгляда поймёшь, что ошиблась. Вот насчёт штата больницы скажу: главный врач и его жена уже давно на пенсии, а всё работают, замену не шибко-то найдёшь. Таких смелых как ты ещё поискать нужно! Илья Степанович в нашей больнице за главного и не только за главного, на нём всё: и операции, и лечение, он один хирург там, - задумавшись, продолжала: - В смену всегда было две медсестры. Когда в деревне одни охотники жили, Илья Степанович вдвоём с женой всё на себе держали. Сейчас, когда леспромхоз открыли прибавилось и врачей, и сестёр. Одна из медсестёр - его жена и одну из местных, не помню, но кажется Машей зовут, я видела. Она приехала с мужиком в наш посёлок и осталась там навсегда. Живёт теперь со свекровью и растит ребёнка. Представляешь, сынок бросил, а сноха вместо дочери осталась с ней жить.
- Как я поняла, основное производство в посёлке - леспромхоз? - заинтересованно спросила Александра.
- Раньше в посёлке только промысловики жили, - начала рассказывать Зинаида. - Занимались охотой в тайге: добывали пушнину, сдавали её, тем и жили. Сейчас посёлок разросся - леспромхоз открыли; понаехало народу, понастроили домов целых три улицы, два магазина, клуб, больница. Всё равно скука - жуть! В клубе по выходным кино показывают, для молодёжи под магнитофон устраивают танцы. Всё остальное время мужики пьют и дерутся между собой. Так что у тебя работы будет хватать всегда, от безделья скучать не будешь. Я от этого в стороне жила. Мои родители живут не в самом посёлке, у нас хутор в тайге в двадцати километрах. Лет пять как свет провели, а то ни радио, ни телевизора – глухомань, одним словом! Наш хутор называется «Затерянным», - вздыхая Зинаида проговорила: -  Летом я собираюсь к ним в гости, отец часто болеет - старенький стал. Хочу съездить проведывать его, а то уже три года не была. Если не сбежишь, то летом, когда приеду, увидимся!
- Не сбегу! - ответила Александра. - Мне некуда сбегать!
- Ты, что детдомовская?
- Нет почему? У меня большая семья.
- Как это может быть? - удивлённо глядя на Александру, в недоумении спросила Зинаида.
- Очень просто! У каждого из них своя жизнь и не до кого нет дела. Я жила в семье никому не нужной - чужой.
- Но так не бывает если у вас семья?!
- Оказывается, бывает.
- Александра, расскажи.
- Разве вам интересно слушать про чужую жизнь, про чужие проблемы, горести? - не понимая интереса Зинаиды, спросила та.
- Интересно. Я тоже в семье выросла: с родителями, с тётей, с братом и у нас прекрасные отношения, поэтому мне трудно понять тебя. Может быть, ты сама в чем-то виновата? Просто все вместе не могут отвернуться от одного человека, если он ни в чём не виноват? Прости, конечно, что я прямо говорю тебе обидные слова, тебя обвиняю, но согласись, что и такое в жизни бывает.
- Нет, Зина, я совсем не обижаюсь! Я столько перенесла обид и оскорблений в своей жизни, что ваши слова мне совсем не обидны.
- Расскажи. У вас большая семья?
- Да, - немного помолчав, проговорила Александра, - нас у родителей пятеро!
- Пятеро и вы как чужие?! - с изумлением глядя на неё, спросила Зинаида.
- Да, мы как чужие люди! Вернее, они между собой общаются, а я только ругалась с ними, - подумав немного, Александра сказала: - Хорошо, я расскажу вам о своей жизни, а вы уж судите сами - виновата я или так сложились обстоятельства, - вздохнув, она продолжила: - Мои родители прожили вместе пятнадцать лет. Оба пили, особенно отец. С самого детства помню, как страшно было вечерами, когда они напьются. Всю жизнь без единого светлого дня: только пьянки и гулянки. Они с мамой начинали пить вместе, а потом он напивался и бил её. И дрались они по договору.
- Как это по договору? - удивившись, переспросила Зинаида.
- Странно, да? Но именно по договору! - ответила Александра. - Пьют, поют песни, потом встают, выносят ценные вещи из комнаты, в основном это был телевизор и кое какая посуда, и начинают драться.
- Господи, по договорённости драться, ужас какой! Я о таком даже не слышала ни разу.
- Да, но бил он её по-настоящему. Она кричит, визжит, убегает от него. Кошмар! Жили мы очень бедно, потому что каждый день им нужны были деньги на выпивку. В таких условиях, в таком кошмаре мы росли и жили! У меня ещё два брата и две сестры, я средняя. Не знаю, что произошло между родителями, но они разошлись, когда мы уже были взрослыми. Мама сразу же изменилась: перестала пить, начала за собой немного ухаживать. Жить мы продолжали все вместе в четырёхкомнатной квартире. Они оба дворниками работали и вот после отработанных десяти лет квартира стала их собственностью. Почему после развода не разменяли квартиру не понимаю? Как можно было продолжать жить вместе? Папа в большой комнате, а мы: мама и дети, в трёх маленьких. Пока мы были детьми всё было нормально. Братья жили в одной комнате, мы с сестрой в другой, а мама с младшей сестрёнкой в третьей. Потом папа женился!
В дверь постучались и Александра замолчала. В купе широко улыбаясь вошла проводница.
- Уже давно обед, - сказала она, - все чай у меня попросили, а вы всё сидите молчком. Что обедать не будете?!
- Конечно, будем! - спохватившись, ответила Зинаида.
- Что, нести чай?! - спросила проводница, в ожидании ответа поглядывая на женщин.
- Да, Ирочка, несите! - вытаскивая сумку с продуктами, ответила Зинаида и, взглянув на попутчицу, сказала: - Заболтались мы тобой, Александра, совсем забыли про обед. Ну что, сервируем стол?
- Да, конечно, - ответила девушка.
Проводница исчезла за дверью, а женщины не спеша начали накрывать на стол, распаковывая каждая свой пакет. В ожидании чая сидели молча, задумчиво глядя в окно. Зинаида изредка поглядывала на свою попутчицу и удивлялась, что такая воспитанная и интеллигентная девушка выросла в неблагополучной семье! Она с нетерпением ждала продолжения рассказа, но ей не хотелось торопить девушку, она знала, как не просто открыть душу совершенно постороннему человеку.
Обедали молча. Задумавшись, Александра медленно жевала булочку вспоминая своё детство. Детство, от воспоминания о котором ей становилось холодно и неуютно даже сейчас, когда она уже давно выросла и сама о себе беспокоится и заботится. Зинаида не мешала ей, понимая, как трудно этой молодой и красивой девушке вспоминать обиды нанесённые родной семьёй, как ей тяжело от того, что с большой семьёй, но она одна, совсем одна!
Зинаида заметила Александру ещё до её посадки в поезд из окна вагона. Она видела, что её никто не провожает и что она, оглядываясь по сторонам, как будто ищет кого-то, но не находит. Вероятно, именно поэтому войдя в купе она была печальной и расстроенной.
Закончили обедать, убрали со стола посуду и остатки продуктов.
- Александра, ты как? - осторожно, но с нетерпением спросила Зинаида.
- Нормально! - очнувшись от своих мыслей, ответила та.
- Тогда рассказывай дальше? - сказала Зинаида. - Ты не расстраивайся и не переживай, всё будет хорошо. Вот увидишь, по-другому просто не может быть! Рассказывай, что дальше?
- Дальше! – с грустью произнесла Александра и продолжила начатый рассказ: - Папа женился и привёл в свою комнату женщину. Мы с мамой, и он с женой - все в одной квартире! Папина жена русская, но была замужем за узбеком и жила в Узбекистане. Потом вернулась с сыном, нашим ровесником. Устроилась работать в домоуправление и там познакомилась с папой. Когда они поженились, и она переехала к нему, жить стало не выносимо. Она начала пить с папой так, что ни он, ни она никогда не были трезвыми. Повторилось тоже, что и с мамой: он напивался и начинал драться. Её сынок Васька, к этому времени уже успевший побывать в тюрьме за воровство, такое устраивал всем - просто ужас! Папа бил свою жену, её сын, заступаясь за свою мать бил папу, мои братья, защищая папу дрались с Васей и повторялось это почти каждый день. В квартире находиться стало просто нестерпимо. Но продолжалось это недолго, потому что, не выдержав такой жизни папа повесился.
Ахнув, Зинаида закрыла рот рукой, чтобы не вскрикнуть.
- Как повесился?! - в ужасе переспросила она, после небольшой паузы.
- В своей комнате на крючке от люстры, - Александра казалась внешне совершенно спокойной, но ответ прозвучал очень уныло.
- Как же так можно?!
- Не хватило у него сил всё это вынести. Если бы он не пил, всё было бы по-другому!
- Не убивайся, - покачав головой и видя, что Александра замолчала, сказала Зинаида, - это всё в прошлом. Рассказывай дальше, а там всё обсудим, поговорим.
- В скорости, - продолжала Александра, - мама вышла замуж и с маленькой сестрёнкой уехала к своему новому мужу. Братья на правах старших расселились по комнатам, мы с сестрой продолжали жить вместе. Папина жена после его смерти, как законная жена, стала хозяйкой комнаты. Я к этому времени уже заканчивала институт. Занималась в библиотеках и читальных залах, потому что дома делать уроки не было никакой возможности. Домой приходила только переночевать. Последнее время даже одежду носила с собой в сумке, на всякий случай всегда имела сменку. Жизнь шла, мы все выросли, повзрослели. Братья привели к себе девушек, и наша комсомольская семья увеличилась. От этого скандалов и драк только добавилось, потому что Вася оказывал знаки внимания девушкам, а те, как ни странно, были этому рады. Потом, их мужья, мои братья, замечая это - дрались с Васей.
Через два года наша семья увеличилась ещё на два человека. У братьев родились дети. Кошмар стал ещё кошмарней! Девушки были ленивыми: спали целыми днями и ничего не делали по дому. Дети постоянно плакали, в ванной всегда была куча грязных, даже не замытых пелёнок. Всё это кисло и воняло пока кто-нибудь не устраивал очередной скандал. На кухню нельзя было войти: все столы и раковина, всегда завалены грязной посудой и пищевыми отходами. Молодые мамы вместо того чтобы убираться, скандалили между собой кому что делать. Я не мылась в ванне, не ела на кухне. Нашла не далеко от института общественную баню и ходила туда два раза в неделю, чтобы помыться и переодеться. Училась я хорошо, поэтому получала стипендию. Почти сразу же после поступления в институт устроилась санитаркой в больницу. Работала по выходным и по ночам. Там, во время дежурства и стирала свои вещи. У нас очень добрая была кладовщица и разрешала гладить вещи у неё в гладильной. Так я и жила! - не сдержавшись Александра глубоко, надрывно вздохнула и продолжила: - Дома, когда ночевала, никогда не ужинала: покупала себе булочку, коробочку кефира и ела в комнате. Работа и учёба меня спасали и деньгами и, несмотря на трудности, я там отдыхала от своей семейки. Но зарплата у санитарки маленькая и снять себе отдельное жильё никак не получалось. Мама первое время приходила к нам, а потом постепенно совсем отдалилась и мы виделись с ней не больше двух, трёх раз в год, - переведя взгляд на мелькающий за окном лес, Александра печально продолжала: - Она к нам не ходила, её муж не любил, когда к ней приходили мы. Я, иногда, когда сильно соскучусь, приду сяду на лавочке у подъезда и жду её. Хочется поговорить, услышать ласковое слово, а она пять минут посидит со мной и побежала, даже не спросив, как я живу.
Какое-то время мы так и жили. Я окончила институт и начала работать в роддоме. Потом сестра привела парня. Мы втроём жили в одной маленькой комнате. Я спала, не снимая с головы подушку, а им хоть бы что! Начну утром выговаривать сестре, а она отвечает, что, если мне не нравится я могу сваливать, но в своей жизни она ничего менять не собирается. Я обратилась к маме за помощью, за советом. Она мне ответила, что я уже взрослая девочка и из всех детей одна удачливая и имею образование, а так как я умная, а они бедные и несчастные, то я должна уйти и свои проблемы решать сама.
После этого я начала искать выход из сложившейся ситуации. Пыталась снять квартиру, надеялась найти что-нибудь дешёвое, но всё напрасно. Зарплата у бюджетников в больнице низкая и ту задерживали постоянно на несколько месяцев. Никакой стабильности не было. Поэтому снимать квартиру было просто невозможно. Я начала искать работу с общежитием. Куда только не обращалась! Последней вариант был пойти ученицей токаря на завод, там предоставлялось общежитие. Если бы мне не подвернулось объявление из вашего посёлка, то ушла бы я на завод и прощай медицина. А я ведь с детства мечтала стать врачом и главное - у меня всё получалось! В больнице говорили, что у меня талант и я прирождённый хирург.
Когда получила вызов на работу из вашего посёлка, очень обрадовалась! Уволилась из роддома, собрала вещички и дождавшись родственников решила попрощаться, даже тортик купила. Вечером они пришли с работы, узнали, что я уезжаю и устроили мне такие проводы, что к ночи соседи вызвали милицию. Я уехала и пробыла на вокзале почти всю ночь, до самой отправки поезда. С вокзала позвонила домой, там была мама. Её вызвал участковый. Она на меня кричала, обвиняла в том, что я устроила эти проводы и из-за меня возникла проблема. Кричала, что я даже уехать нормально не могу, что из-за меня мальчишки напились и подрались с Васькой и его матерью так, что закончилось всё поножовщиной. Потом, перестав кричать, она успокоилась и совершенно спокойно сказала мне, но то, что я услышала, полностью разбило мне сердце. Она сказала:
- Уезжай, так будет лучше! Всю жизнь от тебя были проблемы. Устала я и не хочу больше думать обо всех вас. Живите как хотите, не нужны вы мне. Хочу спокойно жить и не знать ничего о вас!
Я не успела ответить, потому что, не попрощавшись мама повесила трубку. Сижу я на вокзале в уголочке, спрятавшись ото всех, и плачу. Почему она так со мной?! Ведь я одна из всех детей училась хорошо. Ведь одну меня хвалили в школе и никогда, ни одного раза за все годы не вызывали родителей. Ведь я одна дома помогала маме добровольно без напоминаний, в то время как всех остальных не заставишь ни убраться, ни в магазин сходить без скандала. Почему мама - самый родной и близкий человек так со мной поступила?! Как я с этим буду жить дальше? Ведь так больно и обидно! - замолчав, Александра закрыла лицо руками и не в силах больше сдерживаться заплакала.
- Прекращай реветь! - вытирая выступившие на глазах слёзы и набрав воздуха полную грудь, сказала Зинаида. - Я не могу выносить чужих слёз, всегда плачу за компанию.
Подняв на неё глаза Александра пыталась взять себя в руки, поглядывала на Зинаиду с надеждой услышать хоть какое-то объяснение произошедшему с ней.
- Ну, Александра, я в шоке! - сказала женщина, увидев, что девушка немного успокоилась. - Чтобы в одной семье и было столько не нормальных людей, столько уродов, я ни разу за всю жизнь не встречала! Прости, конечно, что я их так называю, но по-другому и не скажешь про твою семейку. Получается, что во всей этой пьющей и всю жизнь гуляющей компании ты одна была адекватным человеком? - Александра молча только кивнула в ответ. - Ты знаешь, - серьёзно продолжала Зинаида, - а я бы столько времени жить с ними не смогла, сбежала бы раньше. Теперь я понимаю твой выбор! Понимаю почему ты решила уехать так далеко.
- Почему, - немного успокоившись спросила Александра, - почему мама так со мной поступила?
- Вот, что касается твоей мамы, - ответила Зинаида, - то я думаю она просто устала от такой жизни и ей было никого кроме себя не жалко. Она поймёт позже, с возрастом, что совершила ошибку и поверь мне, что будет ещё себя казнить за такое поведение и отношение к вам, особенно к тебе. Просто она оказалась слабой женщиной. Она не смогла ни воспитать, ни вырастить вас, а за то, что из вас получилось ей самой страшно, стыдно и не хочется нести ответственность. Вот она и устранилась!
- Но ведь она, если не заботиться, то хотя бы любить нас могла. Любить-то нас она могла?!
Подавив волнение, Александра пристально смотрела на Зинаиду в надежде получить ответ на рвущие душу вопросы.
- Здесь тоже всё не так просто, - ответила та. - Ты же говоришь, что муж запрещал ей с вами общаться? Его можно понять! Сама подумай - зачем ему такая обуза, ведь он взял её с ребёнком?! Зачем ему ещё четверо взрослых да таких разгульных детей? А ей куда деваться? Вышла замуж - подчиняйся требованиям мужа. Так что, ты на неё не обижайся, прости. Вот увидишь, она всё поймёт, а от того что ты простишь её тебе самой будет легче жить. Поверь, я это по себе знаю! Что касается твоих братьев и сестёр, то не знаю, как на твой характер, но я бы про них забыла, как будто их и не было никогда! Ладно бы хоть кто-нибудь из них относился к тебе по-родственному, по-человечески, тогда я ещё понимаю, что нельзя рвать связь с кровными братьями и сёстрами, а раз ты была им не нужна, то и переживать о них незачем. Зачем они тебе, что они тебе дадут доброго и хорошего в жизни?
- Я понимаю, - выслушав Зинаиду, произнесла Александра, - что ни родителей, ни сестёр с братьями не выбирают, но мне очень больно от того, что они все вместе, а я всегда одна, с самого детства одна! Почему так не справедливо?
- Вот это-то мне как раз и понятно!
- Почему, объясни?!
- Объясню, - сказала Зинаида. - Ты самая удачливая и умная в семье, а этого, извини, но они тебе просто не могли простить и поэтому не любили тебя, а иногда просто ненавидели. Вспомни, ведь наверняка были у тебя в детстве ситуации, когда тебя хвалят, а их ругают, ну хотя бы в школе, были же?
- Да! - ответила Александра. - Особенно после того как Лёня остался на второй год, и мы учились с ним в одном классе. Меня хвалят и ему в пример ставят. Домой идём он обязательно изловчится, чтобы поставить мне подножку или просто толкнуть в лужу. Ему нужно было, чтобы, когда мы придём домой мне попало. Но я до прихода мамы всё отстираю, приведу в порядок, и никто ни разу не замечал.
- Вот видишь! - произнесла Зинаида. - Как раз то, о чём я тебе и говорю! Представь: он ждёт, надеется, в душе радуется, а тебе не попадает, вот отсюда и разочарование, и ненависть. С годами ненависть выросла, а с возрастом стала просто жестокой. Поэтому тебе больно и обидно!
- Может быть вы и правы! - вздохнув, сказала Александра. - Но от того, что я это поняла легче почему-то не стало!
- У, милая, - отвалившись на спинку дивана, пропела Зинаида, - ты слишком быстро хочешь вылечить эту боль. Не мечтай! Не один год пройдёт пока ты сможешь оправиться от всего этого. Сначала вспоминая будешь плакать, жалеть себя, потом только вздыхать с печалью, а вот когда скажешь: «Бог с вами, я живу дальше», тогда и станет легче!
- Спасибо вам, Зинаида! - с немного ожившими глазами, произнесла Александра. - Мне после того, как я вам всё рассказа уже стало легче.
- Это понятно! - покивав ответила женщина. - Каково в себе всё держать, всегда нужно выговориться. Только я тебя хочу предупредить!
- О чём?! - насторожившись спросила Александра.
- В посёлке будешь жить, - пояснила Зинаида, - никому не рассказывай о своей семье, о своей прежней жизни.
- Почему?! - не скрывая удивления, спросила Александра.
- Народ там тяжёлый - таёжный! Ко всем новеньким приглядываются, присматриваются, никому не доверяют. Я про местных жителей говорю, про коренных, не про лесорубов. Этим-то всё по барабану!
Александра молча смотрела на Зинаиду не понимая её.  Объясняя, женщина виновато поглядывала на девушку.
- Знаешь, - продолжала она, - как в народе говорят: «От осинки не родятся апельсинки». Люди пока разберутся, что к чему, а доверие к тебе уже будет потерянно!
- Что мне тогда говорить? - растерянно произнесла девушка. - Ведь меня наверняка будут спрашивать, особенно на работе.
- Ты скажи, - пытаясь объясниться, продолжала Зинаида, - что мама вышла замуж и её муж не захотел, чтобы ты жила с ними. Пусть лучше думают, что он сволочь, а ты жертва. По большому счёту у тебя так и есть. Только про пьющую семейку забудь. У тебя нормальная семья, тем более в документах у тебя, наверняка, хорошие оценки и характеристики из института и больницы тоже хорошие.
- Да хорошие, - ответила Александра.
- Поверь мне - это будет только во благо тебе!
- Значит нужно врать, чтобы заслужить доверие?! - опять загрустив спросила девушка.
- Почему врать?! Просто не нужно говорить всего.
- В словах Зинаиды есть какая-то логика, возможно она права, - подумала Александра. - Лучше никому не знать о моей прошло жизни.
Замолчав, женщины сидели в полумраке думая каждая о своём: о своей жизни, о своей судьбе. Александра печально смотрела на сплошную стену густого леса, мелькающего за окном. Наступали сумерки. Заканчивался ещё один день вдали от семьи, вдали от родных. Завтра в это же время она приедет на своё новое место жительства, приедет в свою новую жизнь! Что ждёт её там, сможет ли она обрести покой и стать счастливой? Как примут её люди, живущие в таёжном посёлке и сможет ли она стать для них не чужим человеком

© Copyright: Светлана Соловьёва
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Роман
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 34
Дата публикации: 01.03.19 в 05:00
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100