Логин:
Пароль:
 
 
 
Грабеж культурных ценностей России
Вещий Олег
 


Посещая сегодня российские музеи и обозревая представленные в них коллекции мы даже не подозреваем, насколько сильно они обеднели в результате т. н. «великой октябрьской социалистической революции». Фактически, перед нами стыдливо раскладывают лишь жалкие остатки того колоссального культурного величия, которое было создано когда то в нашей стране. Куда же подевалось так тщательно собираемое и бережно сберегаемое русским народом на протяжении многих столетий богатство?..

Вы будете потрясены, но захват власти пришлыми ленинскими большевиками сопровождался самым грандиозным хищением культурных ценностей в истории. Ничего подобного мировое музейное дело просто не знало! Тысячи редчайших экспонатов, составляющих славу и гордость российского искусства, были варварски уничтожены, расхищены, вывезены за рубеж, проданы по дешевке в зарубежные музеи и частные коллекции…  

Только в одном 1930 году коммунистические мародеры отправили за границу 577 тысяч картин и других произведений искусства! По оценкам экспертов, ущерб от действий этих международных преступников составил более 50 миллиардов золотых рублей! (сегодня это триллионы долларов) За бесценок на Запад переправлялись всемирно известные шедевры, которым просто нет цены. Вырученные деньги переводились на именные счета паразитов в банках Европы и Америки…  

Как отмечал знаменитый историк Р. Перин: «Это было такое разграбление развалившейся гигантской империи, перед которым блекли все, вместе взятые, грабежи армий Александра Македонского, Тамерлана и Наполеона Бонапарта. Не удивительно поэтому, что миллиарды американского банкира Якова Шиффа, затраченные на обескровливание России в двух войнах, окупились даже не сторицей, а в куда больших размерах»…  

Дело дошло до того, что в газете «Петроградский голос» была помещена тревожная статья «Распродажа Петрограда»: «За все время существования Петербурга не было в нем таких распродаж имущества, какие происходят теперь. Распродаются богатейшие библиотеки, картинные галереи, редкие коллекции, обстановка, утварь и пр. Есть ли покупатели? Да, есть, но исключительно в лице комиссионеров, действующих по поручениям из Берлина, Лондона, Нью-Йорка»…

Даже известный писатель и по совместительству шабесгой Горький в своих «Несвоевременных мыслях» вынужден был признать: «Грабят — изумительно, артистически, нет сомнения, что об этом процессе самоограбления Руси история будет рассказывать с величайшим пафосом. Грабят и продают церкви, военные музеи, грабят дворцы бывших великих князей, расхищают все, что можно расхитить, продается все, что можно продать»…

Единственное, о чем «забыл» упомянуть подлец Горький, это то, что Русь не занималась «самоограблением»  - ее методично и беспощадно разворовывали еврейские коммунисты. Недаром проклятый русский народом «демон революции» Лейба Бронштейн (Троцкий) как то в порыве откровенности признался: «Мы ограбили всю Россию, чтобы победить в гражданской войне»…  

Мерзавцы большевики объясняли распродажу культурного наследия России тем, что произведения искусства, якобы, не могут быть достоянием одной страны, а потому должны быть переправлены в Европу или Америку (нечто подобное сегодня либералы говорят и о российских территориях – дескать, та же Сибирь является жемчужиной всего мирового сообщества, и не может оставаться больше под юрисдикцией России) Почему все эти утверждения касаются только нашей страны мошенники, правда, не поясняют…

Сохранилось секретное письмо к Ленину, датированное февралем 1921 года, отражающее масштабы грабительской деятельности большевиков: «Тов. Ленину. Экспертными комиссиями Народного Комиссариата внешней торговли до сего времени выявлено, взято на учет, а частью собрано на своих складах и приведено в ликвидный вид до 500 000 разных предметов антикварно-художественных и предметов роскоши, имеющих большую валютную ценность. Работа по дальнейшему выявлению, учету такого рода вещей у частных лиц, учреждений и предприятий продолжается…

Реализация антикварно-художественного товара и предметов роскоши за границей производится т. т. Бурениным, Березиным и Андреевой. Первосортный товар идет преимущественно в Англию и Францию. Товар второстепенного качества – исключительно в Германию. Серебро и новый фарфор – в Скандинавию. Вещи сенсационного характера годны для сбыта, главным образом, в Америке. Центральным Складом за границей избрана Большая гавань Гамбурга, откуда легче и удобнее всего распределять товар по странам»...

Историк Тимофей Северов раскрывает некоторые детали сионистского грабежа России: «Для переправки ценностей на Запад было создано Всероссийское общество культурных связей с заграницей (ВОКС) Кто его возглавлял? Ольга Каменева – сестра Троцкого. С кем подписывалось соглашение о продаже в США награбленного? Это был Кристиан Бринтон. Кто был направлен  в качестве эксперта на аукционы в Вене и Берлине по распродаже сокровищ? Левинсон-Лессинг…

Чей-то дворец на Западе украшает сейчас бывшая брачная императорская корона с 1635 алмазами. Аналогично другие уникальные ценности. Например,  лампады с могилы Осляби и Пересвета, героев Куликовской битвы.  Ведь их вес составлял 16 кг. чистой платины, не считая изумрудов и бриллиантов…

В Тегеран прибывали грузовые автомобили с серебром церквей и монастырей, продававшимся как «лом» по весу. В то время в Персии были серебряные туманы. На одну чашку весов помещали серебряный «лом», а на другую – одинаковое по весу количество серебряных персидских монет. Шло килограмм за килограмм. Серебряный «лом» – это были сорванные с евангелий и икон оклады, ризы, лампады»…

«Конфискация художественных ценностей имеет особую задачу, для которой сейчас ведется политическая подготовка по разным направлениям. Вряд ли кто, даже самый отчаянный, представляет себе, сколь многообразные плоды может принести эта операция» - отмечает в одном из своих преступных распоряжений Лейба Бронштейн (Троцкий)… И дальше продолжает: «Без отчётности мелкий лавочник не может торговать селёдкой и колбасой, а мы имеем «лавочку», которая занимает 1/6 часть земной поверхности. Немудрено и проторговаться»…  

Знаменитый историк В. Ушкуйник в своей «Памятке русскому человеку» рассказывает, как большевики «выставили лавочку» под названием Россия: «Бесценную коллекцию марок убитого Императора украл из дворца персонально Бронштейн-Троцкий. По слухам, эта коллекция до сих пор лежит в сейфах одного из иудейских банков в Нью-Йорке. Лучшую в мире коллекцию русских монет, собранную Великим князем Георгием Михайловичем, стащила группа иудеев, увезла ее тайно в Америку и там продала по частям богатым нумизматам…

«Синайский кодекс Библии», случайно найденный бароном Тишендорфом в одном из монастырей, был продан иудеями за 100.000 фунтов стерлингов Британскому музею. Этот кодекс и Коран Омара, залитый его кровью, хранились в библиотеке Эрмитажа и считались одними из самых драгоценных книг мира. «Кодекс» был продан открыто, а Коран исчез бесследно и до сих пор неизвестно, у кого он находится…

Известный иудей Соль Барнато был главным посредником по сбыту украденных из церквей и у частных лиц различных драгоценностей. Их было такое невероятное количество, что измерительной единицей драгоценных камней был не карат, как это обычно принято, а деревянные коробки из-под сигар»…

Как отмечает историк Андрей Тюняев: «У Троцкого на этом бизнесе работала вся семья. В его ведении находилось: распределение концессий, изъятие церковных ценностей, а также реализация ценностей Гохрана. Его жена, Наталья Седова, искусствовед, была заведующей Главмузея и проводила экспертную оценку. Драгоценные иконы сбывались по символическим ценам. Дядя Абрам Животовский обосновался в Стокгольме, где сбывал награбленное…

Сестра Троцкого, Ольга, устраивала выставки ценностей за границей, для продажи иностранцам. Возглавлял Гохран выдвиженец Свердлова, убийца царя Юровский! Своему приятелю еврею Хаммеру Троцкий подарил 30-ти комнатный особняк в Москве, богатейшие асбестовые месторождения на Урале, обеспечивал выгоднейшие подряды. Всего у Хаммера было заключено с Россией 123 экономических соглашения. Когда однажды у него спросили журналисты: «Как стать миллионером?», то он ответил: «Надо просто дождаться революции в России»…

Особому расхищению подверглись ювелирные изделия знаменитой петербургской фирмы Карла Фаберже. Эта ювелирная фирма была законодательницей мод в мировом ювелирном искусстве конца XIX - начала XX века. В 1918 году фирмы Фаберже не стало - ювелирные украшения большевикам не нужны, они, по заявлению своего вождя, собирались из золота делать нужники... Из десятков тысяч изделий фирмы Фаберже, созданных ею за полвека, в собраниях наших музеев и частных коллекций осталось только около трехсот – остальное уплыло за границу»…

В своей «Истории русского народа» писатель Олег Платонов замечает: «Уже в 1918 году большевики открывают широкую торговлю культурными ценностями, принадлежащими Русскому народу. Скупочные пункты драгоценных металлов и камней в Западной Европе заполнились огромным количеством ценностей из России. Они текли туда как официальным, так и неофициальным путем в виде изделий или уже переплавленными в слитки…

Таможенники, осматривающие прибывающие из России пароходы, сообщали, что лично видели ящики, набитые золотой и серебряной церковной утварью: крестами, чашами, дискосами, наугольниками евангелий, наложенными в спешке, кое-как, причем по оставшимся следам можно с уверенностью сказать, что они уминались ногами...

На одной из еврейских улиц города Перы (Италия) русские евреи братья Миримские организовали выставку-продажу полученной через Внешторг церковной утвари. Во многих городах Европы открывались магазины, торгующие картинами, фарфором, бронзой, серебром, коврами и другими предметами искусства, вывезенными из России. В Стокгольме, например, таких магазинов было до шестидесяти. Множество таких магазинов появилось в Гетеборге и других городах Швеции, Норвегии, Дании»…  

В своей нашумевшей книге «Голгофа России» писатель Юрий Козенков пишет: «Только на двух швейцарских аукционах «Кристи» я насчитал 471 шедевр русского ювелирного искусства: иконы в дорогих окладах, табакерки Екатерины II и Александра III, 325 изделий Фаберже (это больше, чем во всех музеях СССР) и многое другое. За период с 1917 по 1922 гг. ценности грабились и вывозились как легально, так и подпольно. Очень многое было присвоено мародерствующими комиссарами и чекистами...

По данным Роберта Вильямса, только за первые три квартала 1929 года Советский Союз продал на аукционах 1192 тонны культурных ценностей, а за аналогичный период 1930 года - 1681 тонну. За два года почти 4000 тонн, а за шесть «пиковых» лет (1928-1933) - более 6 000 тонн! И это без учета того, что было переплавлено, продано по индивидуальным сделкам, через антикварные, букинистические и комиссионные магазины, скупку и иным путем…

Джозеф Дьювин в те годы в сердцах произнес: «Я не понимаю, как может нация так торговать своими сокровищами. Они их продают словно груз медной или оловянной руды». Наивным человеком, хотя и известнейшим в мире оценщиком произведений искусства, был Джозеф Дьювин. Не нация продавала по дешевке свое достояние, а банда международных сионистских уголовников, захватившая Россию в сговоре с мировым масонством. Эшелонами ценности уходили на распродажу, десятками эшелонов — в переплавку…

В свое время один из скупщиков российских художественных ценностей Калюст Гульбекян писал  главе Государственного Банка СССР, через который осуществлялись все валютные операции с заграницей: «Вы знаете, я всегда придерживался мнения, что вещи, которые много лет хранятся в ваших музеях, не могут быть предметом распродаж. Они не только являются национальным достоянием, но и великим источником культуры и национальной гордости…

Для России это ошибочный путь, и он не принесет значительных сумм для пополнения финансов государства. Продавайте что хотите, но только не музеи, ибо разорение национальных сокровищниц вызовет серьезные подозрения. Я искренне убежден, что вы не должны ничего продавать даже мне. Говорю так, чтобы вы не подумали, будто я написал это из желания остаться единственным покупателем». Даже сердце иностранца не могло выдержать того, что творили сионо-большевики с национальным достоянием нашей страны»…  

Обратимся к книге известного писателя Владимира Солоухина «Последняя ступень», в которой он, среди прочего, пишет: «Не успели большевики захватить власть, как своеобразным эмиссаром к ним из Америки приехал некто Хаммер, частное лицо, коммерсант, в прошлом не то киевский, не то бердический еврей. Но приехал он именно посредником от крупнейших и влиятельнейших финансовых кругов Запада…

Именно ему из Эрмитажа ушли сливки, лучшие полотна Рафаэля, Рембрандта, Веласкеса, Ван-Дейка, Боттичелли, Рубенса, Тициана, Дюрера, Гойи, Босха... Не говоря уж о том, что целиком исчезли такие мирового значения коллекции, как строгановская или чичеринская. Да и по княжеским особнякам мало ли висело шедевров мирового искусства... Время от времени (когда уже вынесли главные шедевры) спускалось распоряжение: «Отобрать картин на двадцать миллионов золотом»…

В Эрмитаже есть каталог проданного. Правда, данные эти сейчас засекречены, но вам я скажу, там значится около 5 000 (пяти тысяч!) выдающихся картин. Это не считая уникальных сервизов, фарфора, серебра, мебели, драгоценных камней и других сокровищ. Кроме того, этому Хаммеру дано было право лично для себя скупать (за бесценок, конечно) весь антиквариат по опустевшим особнякам, который он эшелонами вывозил из России, нажив на этом миллиарды…

Пикантная подробность: недавно Хаммер с присущим ему цинизмом устроил выставку из своего собрания. В Москве. В Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, а наше правительство с присущей ему тупостью эту выставку разрешило. Ломились толпы. Хаммер растрогался и одну (одну!) картиночку Гойи подарил нашему государству, чем вызвал слезу умиления и чуть ли не рукоплескания им же ограбленных русских туземцев»…  

Уже цитируемый мною выше писатель Юрий Козенков вспоминает: «Свою первую покупку в России Хаммер сделал на барахолке, где за три рублика купил прекрасное блюдо из царского сервиза, изготовленное на Императорском фарфоровом заводе. Вскоре ему удалось совершить умопомрачительную сделку. Обедая в одной из петроградских гостиниц, он обнаружил ценнейший банкетный сервиз Николая I, датированный 1825 годом…

Затем он приобретает известный сервиз Николая II «Птицы», первоначально состоявший из 6000 предметов, потом пошли иконы, картины старых мастеров, ювелирные изделия и драгоценности. Через несколько лет тридцатикомнатный особняк Арманда Хаммера на Садово-Самотечной улице уже ломился от русских драгоценностей, произведений искусства, антиквариата и предметов личного обихода династии Романовых…

Особенно ощутимой утратой для русского ювелирного искусства была продажа Хаммеру тринадцати пасхальных яиц фирмы Фаберже, которые он тут же с большой выгодой продал через свои нью-йоркские магазины. Нужно думать, что его большевистские покровители тоже не оставались внакладе…

К осени 1932 года Хаммер придумал новую грандиозную аферу по перекачке российских ценностей за океан через систему универсальных магазинов в Сент-Луисе и Нью-Йорке. В январе 1933 года здесь с большой помпой открыли торги, которые назывались «Хаммеровская коллекция русских императорских сокровищ из Зимнего Дворца, Царского Села и других великолепных дворцов»...

Безусловно, Хаммер был не одинок в поисках и скупке по дешевке сокровищ Романовых и России, тем более, что сионо-большевики продавали все: одежду и оружие, ордена и медали, мебель и посуду, серебро и ковры, бронзу и гобелены, картины, иконы, ювелирные украшения, целые библиотеки, исторические реликвии и даже... прах членов императорской фамилии из Петропавловского собора в Ленинграде!..

Расхищалось и распродавалось наследие российского народа из Зимнего и Мраморного, Ново-Михайловского и Мариинского дворцов, дворцов Гатчины, Ораниенбаума, Павловска, Царского Села, Рапши, Стрельны, Петергофа, Елагина и Аничкова дворцов... Когда гитлеровцы в сентябре 1941 года подошли к Ленинграду, великолепные дворцы в его округе были уже к тому времени разорены и разграблены, а иные из них - до основания…

Мы не будем подробно останавливаться здесь на всех еврейских авантюристах, принявших активное участие в разграблении российских художественных ценностей, заметим только, что американский банкир Эндрю Меллон, укравший в России сотни выдающихся шедевров и пытавшийся избежать судебного преследования за неуплату налогов, сделал широкий жест, подарив «свою» коллекцию картин городу Вашингтону...

Этим хорошо выверенным шагом он не только избежал суда, но и снискал себе славу «великого мецената и благодетеля»… Знаменитый торговец картинами Джозеф Дьювин по этому случаю иронично изрек: «В результате блестящих покупок Меллона Эрмитаж лишился величайшей коллекции картин»…  

Журналист Ирена Владимирски пишет еще об одной «валькирии революции», наложившей свою шестипалую лапу на чужое добро: «Лариса Рейснер облачается в роскошные наряды, ее гардероб огромен, на ее руке огромный алмаз - память о работе в комиссии по учету и охране сокровищ Эрмитажа и других музеев. Вот парадокс: теперь она гораздо больше прежнего любит роскошь. Плавает на бывшей царской яхте, по хозяйски располагаясь в покоях императрицы…

Зимой голодного 1920 года, когда на улицах от голода умирают люди,  Рейснер устраивает приемы, куда приглашает своих старых знакомых. Давно отвыкшие от подобной роскоши и блеска, гости неловко топчутся на сверкающем паркете и боятся протянуть руки за изысканным угощением…  А на балу-маскараде в Доме искусств она появляется в уникальном платье работы художника Бакста, которое было подлинной драгоценностью. Как ей удалось получить это раритетное платье – и по сей день загадка»…

Одним из самых драматичных моментов в российской истории является принятие большевиками грабительского декрета «Об изъятии церковных ценностей для борьбы с голодом». Прикрываясь заботой о голодающих, ленинские людоеды начисто ограбили православные церкви и монастыри, уморив одновременно с этим голодом миллионы людей…

Кстати, Ленин и Троцкий в процессе грабежа церковных богатств разжились аж на два с половиной миллиарда рублей, из которых только два миллиона было потрачено на закупку продовольствия для голодающих. Все остальные деньги пошли на обогащение партийной верхушки и разжигание пламени мировой революции в зарубежных странах… По другому и быть не могло, ведь «борьба с голодом» являлась для большевиков лишь предлогом, чтобы как можно сильнее ограбить православную церковь и сломить сопротивление оппозиционно настроенного по отношению к анти христовой власти духовенства…

Нравственный идиот от рождения Ленин считал, что голод представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, «когда мы можем 99 из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий». Под неприятелем он имел в виду русскую православную церковь и рекомендовал: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся расстрелять, тем лучше»…

Особенно большой упор был сделан на похищении и вывозе из России православных икон. После целенаправленного разрушения церквей и монастырей все их содержимое тут же отправлялось большевиками на западный рынок для дальнейшей реализации. Так что можете быть уверены: если вы видите в зарубежном музее русскую икону, то ее фактически наверняка вывезли преступным путем из России сразу же после революции...

Как-то, будучи редактором одной из телевизионных передач, я в составе съемочной группы побывал в гостях у высокопоставленного ватиканского кардинала. Он хвастался нам своей частной коллекцией старейших русских икон, которой позавидовал бы любой наш музей (были там, в том числе, и рублевские шедевры). Говорил, что все это великолепие было скуплено его предками на аукционах, организованных в первой половине двадцатого века – время тотального и безудержного грабежа большевиками российского культурного наследия…


Вещий Олег

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 83
Дата публикации: 11.05.19 в 23:30
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Грабеж культурных ценностей России


Рейснер закончила свой век (блестящий и мятежный) закономерно и заслуженно - смерть от тифа в 30 лет (но хороша была, стерва! - не зря же Вс. Вишневский фактически воспел ее в "Оптимистической трагедии").

Распад личности и слабоумие Ленина (отнюдь не бывшего идиотом от рождения), последовавшие сразу после знаменитого письма Молотову (и другим членам Политбюро) об изъятии церковных ценностей от 19.03.1922, многими также воспринимаются как Божья кара (не вдаваясь в дискуссию, отмечу, что, возможно, пресловутое письмо - все-таки позднейшая фальшивка).

Николай Прилепский    Добавлено 25.05.2019 в 09:40
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100