Логин:
Пароль:
 
 
 
Несчастный случай
Шохрат Романов
 

Несчастный случай

«Человек без документа – труп в отпуске»

Со мной случилось досадное недоразумение – я умер.
Жил, вроде, как все. Только-только отслужил. Устроился на работу. И – на тебе!
Я, может быть, сам бы этого и не заметил, но пришлось мне как-то отправиться в паспортный стол, чтобы вклеить в основной документ, без которого и человек – не человек, фотографию. Это необходимо, чтобы каждый, открыв твой паспорт, мог сличить копию с оригиналом, да и просто полюбоваться жизнерадостной физиономией…
Прихожу в паспортный стол. Народу – тьма. Все – злые. Все что-то доказывают; все оправдываются, заполняют какие-то анкеты, бланки, формы. А на двери кабинета №14 объявление: «Вклеивание фотографий в паспорт по достижении 25 и 45 лет». И – ни души возле этой заветной двери. Ну, думаю, повезло…
Вхожу. За столом – женщина в форме с погонами лейтенанта. Даже улыбается. Не то, что мне, а так, каким-то собственным и приятным мыслям. Может, муж вчера трезвым пришел? Может, сын, наконец, взялся за ум и стал приносить пятерки… Или десятки? Чем дадут… Может, дочь все-таки бросила своего хахаля, и завела другого – с машиной? А, может, любовник, впервые за десять лет, подарил цветы? Не знаю. Сидит она – такая накрашенная, свежая, немного потасканная, - и улыбается.

Здороваюсь и выкладываю паспорт. Объясняю: что и как. Она открывает документ, начинает вчитываться и, продолжая улыбаться, заявляет, что паспорт просрочен, что надо приходить вовремя, а теперь придется проходить комиссию.
-Пойдете в хакимлик, а они отправят вас в банк, - сообщает она. – Но сначала, зайдите в кабинет №12… Пусть там составят протокол…
И все еще улыбается.
Забираю паспорт и выхожу, ворча при этом что-то вроде: бюрократы! Канцелярская крыса в упаковке! Хотя, конечно, виноват сам. Сколько раз умные люди наставляли: с документами, дверьми и женщинами надо обращаться осторожно. И, если последние два быстро стареют и приходят в негодность, то первые…
Возле кабинета №12 – столпотворение. Здесь у человека нет никаких прав. Здесь нет различения полов и возрастов. Здесь все равны.
Какие-то ребята зажали в угол женщину лет сорока-сорока пяти. Но она и не думает возмущаться. Она кокетливо улыбается. Где еще, кроме паспортного стола и общественного транспорта, ее еще могут потискать и потрогать за разные места молоденькие мальчики?

Молодая дама с зонтиком, у которой от духоты лицо покрылось испариной и потекла косметика, застряла в дверях, зацепившись сумочкой за что-то и кричит на подслеповатенького мужичка: - Убери руки, извращенец! – А мужичок, вытаращив на нее глаза сквозь многодиоптрийные очки, пятится назад, отдавливая ноги стоящим поблизости гражданам.
Какая-то старушенция влезла в кабинет без очереди и еще с порога стала поминать последними словами своих соседей, которые заливают ее квартиру ежеквартально. А когда ей объяснили, что это паспортный стол, а не ЖЭК (хотя на объяснение ушло минут пятнадцать), стала кричать, что нет на свете честных людей, а только жулики и воры…
Я долго стоял, пытаясь найти хоть щелочку, чтобы проскользнуть в узенький коридорчик.

На мое счастье рядом возник какой-то грузный мужчина громадного роста, весь заросший шерстью – этакий динозавр в человечьем обличье, и, как ледокол, принялся крушить своей тушей все заслоны. Меня же втянуло в кильватерную струю, и я, как рыба-прилипала за акулой, проследовал за ним. И уже через минуту оказался перед нужной дверью.
Дальше – лучше. Динозавру тоже нужно было именно сюда. И я тем же способом пробрался в кабинет.
Хорошенькая девушка, выслушав мой печальный рассказ, нежным, мелодичным голоском стала выговаривать мне о необходимости соблюдения правил паспортного контроля. Потом, уже составив протокол, решила для порядка, проверить мои данные по компьютеру.
За тем, как она работала с этой сверхсложной машиной, я наблюдал с восхищением и завистью. Сам-то я никак не совладаю с этим чудом. А ее нежные пальчики бегали по клавиатуре, мотыльками порхали с неуловимой скоростью. Она была прекрасна! И ведь, зараза, догадывалась об этом.
Но тут ее красота прямо на глазах стала блекнуть и увядать. Девушка подняла на меня свои золотистые глаза, а на румяных щечках проступила смертельная бледность. И пока я следил за этой метаморфозой, она проговорила с тихим ужасом:
-Боже мой, вы умерли…
Шутка мне не понравилась. Да и девушка разонравилась, и как-то сразу.
-Как же так, - спрашиваю, - жил-жил, и вдруг умер?
-Умерли, умерли, - с почти детским всхлипыванием подтвердила она, и на глазах у нее выступили слезы сострадания. Видимо, пожалела, что вот я – такой молодой, умный, красивый и – уже умер.
-Не может быть! – робко возразил я. – Как это умер, когда вот он я?

-Не знаю! – с отчаянием воскликнула она. – Сами посмотрите, - и поворачивает ко мне монитор.
Я глянул и обомлел. Все честь по чести: мои фамилия, имя, отчество, дата рождения, адрес, серия паспорта и… дата смерти – 26 мая 2000 года. Надо же! А я как раз в этот день сдавал госэкзамен в университете. А потом служил. И за каким чертом, спрашивается? Какое негуманное у нас государство: даже с того света призывает в свою многострадальную армию. Даже покойников тревожит…
-Что же мне делать теперь? – спрашиваю у девушки.
Она пожала плечиками:
-Придется доказывать, что вы – это вы… Что вы живы…
-Но я-то в этом не сомневаюсь…
-Другие будут сомневаться, - заверила она меня доброжелательно. Потом, немного поколебавшись, предложила: - А вы зайдите к начальнику. Может, он подскажет, как быть?
Пришлось идти. Выбора у меня, у покойного, нет. Или к начальнику, или на кладбище. Но лежать там, рядом с товарищами по несчастью – слуга покорный! Там ведь и поговорить не с кем. Если только родные придут на могилку… Представляете картинку: они с цветами, слезами, а я из могилы – свежий анекдот! Ха-ха…
В общем, пошел к начальнику.
Здесь мне опять повезло. Только подошел к двери – из кабинета вышла какая-то женщина. Словно почувствовала, что у меня важное дело. Вхожу.
За столом – майор. Лицо холеное, гладкое. Считает деньги. Заметив меня, быстро сунул их в стол. И жалко улыбнулся:

-Зарплату, понимаете, получил. Сижу, считаю: сколько – на еду, сколько – на детей, сколько – жене… - Говорит, а глаза настороженные. Боится, что я – из прокуратуры. А я из другого ведомства. Из ассоциации покойников.
-Вы по какому вопросу? Да вы присаживайтесь…
Как приятно. Прямо сама любезность!
Передаю ему паспорт и пытаюсь объяснить:
-Вот мой паспорт… А я… видите ли, умер…
-Сочувствую, - рассеянно отвечает он и листает странички. – Так в чем же дело?
Рассказываю в подробностях. Он слушает более внимательно. Лицо багровеет.
-Кто вам наговорил подобную чушь? – возмутился он. – Вы же живой!
-Еще какой! – радостно подхватываю я. – А вот девушка из 12 кабинета утверждает обратное…
-Я ей задам! – рычит начальник. – Что она, спятила? Над человеком издевается? У нее компьютера нет? Сколько говорю: все данные проверять на компьютера! Минутку, - он схватил трубку телефона и вызвал какую-то Айну.
Вошла девушка, похоронившая меня.
-Я сколько раз приказывал, - зашипел майор, постукивая карандашом по столу, - проверять все данные по компьютеру?
-Я проверяла, - жалобно ответила она. – Вот и молодой человек видел…
Нет, надо же, какая наглость! Записала меня в покойники, а теперь призывает в свидетели!
-Тогда что вы мне здесь вкручиваете? – раздраженно спросил начальник, обращаясь ко мне. – Раз эти данные в компьютере, значит, так оно и есть! Вы и в самом деле плохо выглядите…
-Да, но я-то живой!
Он задумался. Мы с девушкой переглянулись.
-Мы не можем просто так уничтожить данные, - с расстановкой заговорил он. – Нужны основания… Нужен документ… Принесите справку, что вы живы…
-Откуда?
-Мало у нас медицинских учреждений! На крайний случай – из морга… Или с кладбища…
Веселенькое дело! Да ведь в этих учреждениях мне быстренько место подыщут. Скажут: умер? Ты-то нам и нужен…

-Ни морг, ни кладбище таких справок не дают! – вступилась за меня девушка.
-Может, штраф? – с надеждой спросил я.
-Можно и штраф, - неохотно согласился начальник. – Айна, выпиши три квитанции. Первая – за просроченный паспорт. Вторая – за то, что умер, но продолжал работать. Третья – за то, что оказался жив, а все данные утверждают обратное… Все! Можете идти…
Мы вышли.
Девушка выписала квитанции. Я отправился в банк, оплатил. Вернулся.
Женщина в 14 кабинете уже не улыбалась. Видимо, устала. Молча взяла мой паспорт, фотографии и велела приходить через десять дней.
Ушел я с чувством выполненного долга. Я снова гражданин. И, слава Богу, не пришлось ходить по медицинским инстанциям! Там быстро бы подтвердили диагноз, сделанный компьютером, уж я-то их знаю…
Так что еще поживем!

© Copyright: Шохрат Романов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
Дата публикации: 26.05.19 в 13:36
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100