Логин:
Пароль:
 
 
 
«Инеt-девушк@».
Алесь Дворяков
 
Современный ультраромантичный рассказ на основе воспоминаний

«В просветлённой, трогательной дали,
Что неясна, как мечты мои, -
Не печаль, а только след печали,
Не любовь, а только след любви».

Дмитрий Мережковский.

Как бы предисловие.
Весь мой этот рассказ, по сути, и состоит из стремления рассказать о своих чувствах и помочь другим, тем, которые потенциально могут встретиться с такой ситуацией, уже заранее задуматься над тем, что же делать и как быть.
Не знаю, насколько точно я буду всё это помнить в будущем, но я хочу запомнить это сейчас, это волшебное (да-да, волшебное) время. Но только непонятно, что это было за время. Это было просто безобидное и милое общение со смайлами, симпатией, влюблённостью либо именно самой любовью, которую я уже вот несколько лет успешно или безуспешно пытаюсь воспеть? Я употребляю с каждым разом всё новые и новые слова, встречая с каждым разом всё большее и большее количество девушек, которым эти слова посвящались?
(Впоследствии моя героиня будет именоваться словом «Она», пусть это и будет затруднять чтение, но так просто необходимо)
Глава первая. День первый: Спонтанное знакомство.
Всё началось с чистой случайности: 11 августа 2012 года я просто летал по просторам интернета, смотря на бесконечное число таких же бесконечно красивых девушек, глядя на которых, симпатия вспыхивала сразу же, одновременно, и эту симпатию нужно было донести до них, выразить в красивых, насколько я только мог выбрать, словах. Так, написав многим, я просто ждал ответа. Да, были стандартные «Спасибо, как это мило» или «О Боже, как приятно такое читать». Потом я получил очень занимательное сообщение в ответ от той самой, о которой много часов в день буду думать и которую вот уже сколько месяцев буду пытаться забыть. Это была Она. Сразу же на первый взгляд я проанализировал её имя, и счёл его довольно красивым. Я не верю в какие-либо тайны имён или тому подобное, но всегда обращаю внимание на любое имя, в частности имя девушки, которая мне симпатизирует.
Так вот, Она как-то по-особому отреагировала на мой комплимент, захотела, чтобы я открыл лицо и написал, кто я такой. Да, в мои планы это не входило: я планировал всего лишь флирт с обильным количеством красивых слов. Но девушка настаивала, когда я стал увиливать. Вот здесь мне понравилась Её простота в хорошем смысле этого слова, с которой она начала наше общение. Мне хотелось объяснить свою натуру, мировосприятие. Правду говорить стало легче всего, но так было легко только тогда. Я рассказал в двух фразах о том, что я влюбчивый, и такая красивая девушка как она, может свести меня с ума при дальнейшем знакомстве. Ну что сказать, Она это вряд ли приняла за правду либо вообще приняла это за шутку, и откуда мне было знать, что Она относится к любви со скепсисом. Пиши, говорит, в личку, а там разберёмся.  Да, минут пять я просто сидел перед монитором, и с глупым выражением лица смотрел в него, думая, что делать. Посмотрев Её страницу, сделал вывод, что, видимо стоит сделать хоть когда-нибудь что-то необычное, выйти за рамки и не молчать. Да, судя по фотографиям, Она была очень симпатичной и своеобразной, каковой Она и сейчас является.
Что же, я начал писать личное сообщение. Да, ожидания оказались лучше реальности, Она с шутливой радостью  восприняла моё «Привет, это я писал…» и т.п. Видимо, в Её строках «Я уж думала, что ты не напишешь» уже присутствовало разочарование в противоположном поле, его умении делать поступки первым и вообще в его уверенности. Честно говоря, я положительной ответной реакции мало ожидал, думал о том, что такая роскошная девушка вряд ли будет со мной связываться. Но потом уже взял себя в руки и применил свои способности в не многолетнем общении в социальных сетях.
Иногда может быть и так, мнение не чужих тебе людей может оказать значительное влияние на твою дальнейшую жизнь, слова «Напиши ей, она же классная» могут не оставить сомнений в своих поступках и придать уверенность в том, что ты всё делаешь правильно.
Так вот, я применил свои способности в общении с Ней, после оказалось, что Она очень коммуникабельная. Да, уже с самого начала эта девушка высказала свои позиции о любви. Оказалось, что в любовь Она просто не верила, обосновав свои высказывания тем, что любовь приходит с возрастом и строится на взаимном уважении, доверии, на чем-то более глубоком, чем страсть. Люди должны пройти вместе через что-то, хорошее ли, плохое ли, а все остальное, в 14, 16, 18 лет - это просто влюбленности, симпатии, и ничего серьезного.
Не помню, насколько внимательно я тогда присматривался к этим высказываниям, но всё дальше и дальше, при нашем общении, позиция приобретала «хронический» характер, при которой весьма чётко отрицалась любовь. Можно даже сказать о том, что в чём-то я с Ней был согласен, но стоит заметить то, что Она не брала в расчёт такое свойство любви как спонтанность. Никакой там возраст не будет важен, когда любовь наступит мгновенно, без предупредительного выстрела стрелой в сердце и в угодный для неё, а не для нас момент.
Что же, тогда было всё так здорово, начиналось моё новое знакомство с шикарной девушкой, невинное общение, не предвещающее ничего экстраординарного. Ей понравились мои стихи, как, впрочем, и всем тем, кто и раньше читал их. Я рассказал о своей влюбчивости, а Она была после уверена, что разрушила мою теорию о взаимоотношениях, и я не стал с Ней спорить. Уже заранее чувствовалась какая-то предрасположенность к ней, начало симпатии и уверенности в хоть какую-никакую, но надежду.
Сердце тогда замирало от знакомства, узнавания всего нового о прекрасном человеке. Она захотела стать косметологом, Она увлекается пением и сама Она – меломанка. Сказать, что мы нашли общие темы для общения – это почти ничего не сказать. Общих тем было много, это не могло не радовать. Темы были самые разнообразные. Это были и музыка, и учёба, и кино, и поэзия, и спорт, и путешествия, и многое другое, в будущем. Сказать, что этих тем нет сейчас – тоже будет неправильно. Всё это сохранилось в глубине души, думаю, она ничего не забыла. Я жду Нового года, во время которого должно будет что-то свершиться, а если это не свершится – то так тому и быть, останется лишь молчание и её ожидание online, так и не написав ей ни слова,  не желая надоесть.
Слово за слово, предложение за предложением – и мы узнавали о себе много нового, интересного всего лишь за несколько часов. Весёлым было обсуждение пород кошек, и не очень весёлым –обсуждение ситуации с бездомными людьми. Но время шло незаметно, как это всегда и происходит при нахождении за компьютером. Утром, часа в 4 мы пожелали другу другу спокойной ночи. Вот так и окончилось моё повествование первого дня знакомства, чтобы забыть этот день, мне надо будет прожить немало лет, но все равно вряд ли это случится.
Никогда не перестанет быть удивительной психология человека, находящегося в интернете. Как же просто становится ему находить людей, общаться с ними, вот так просто, даже не представляя, что в реальной жизни всё чуть сложнее, чем в интернете, где человек раскрывается по-новому, какая-то непонятная сторона его души ищет свободы, несравнимой ни с какой другой свободой. Но, как бы ни парадоксально это звучало, свобода может вызывать зависимость, зависимость от тех людей, к которым быстро привыкаешь, при этом видя только напечатанные ими слова, но никак не сказанные ими и услышанные тобой слова, увиденные улыбку, жест или мимику. И сейчас, несколько месяцев спустя, уже жаль, что нельзя увидеть её наяву, а не представлять по частям, собранных с фотографий на личной странице. Что же, остаётся только ждать, я пока так и делаю.
Глава вторая. День второй: Начальная адаптация.
Настал второй день самого распространённого сейчас в мире общения. И всё началось с таких же самых распространённых в мире слов: «Привет, как дела?» В поле обсуждения попали кошки, Родина, поэзия, учёба. И я не переставал улыбаться, сидя за монитором, писать сообщения и ставить правую скобку по назначению. За что-то напоминающее комплимент я воспринял её слова о том, что я якобы пишу грамотно. Да, мне и до этого говорили это, но как-то по-другому я воспринял эти слова от Неё, уже заранее, можно сказать, проникаясь симпатией. Этот день закончился с такими же пожеланиями спокойной ночи и моим летним отходом ко сну.
Глава третья. День шестой: Звёзды, фильмы, красота.
Этот летний день был особенным, да и вообще основная часть этого лета была какой-то особенной, примечательной. Правда, не хватало чего-то, не хватало, как сейчас кажется, совершенно ненужного, чьей-то руки, держащей мою руку при прогулке по вечерам, чьих-то самых непревзойдённых в мире губ и искрящихся радостью глаз. Да, луна, видимо, даже в это время ехидно усмехалась, и её свет грел по-особенному, странным, загадочным теплом. Звёзды наталкивали на философские мысли, душа жаждала чего-то, но низменный быт не мог дать ничего особенного, заставлял добровольно-принудительно спускаться с неба на землю.
Эта соцсеть стала промежутком между небом и землёй, сегодня мы говорили о звёздах, об этом когда-нибудь, но заходит разговор в общении, когда необходимо написать что-то красивое, чтобы показать такую же красивую душу, когда спорным вопросом остаётся внешность. Тогда мне было неважно, что такие мысли похожи на мысли слезливой девчонки лет пятнадцати-шестнадцати (так покажется и тебе, дорогой читатель). Сидя на веранде с ноутбуком, я чувствовал некую свободу, нечто непонятное происходило в голове. Вокруг была ночь, а на экране светились Её слова со смайлами, а слух пронзал стрёкот сверчков. Казалось, что всё исчезло в этом мире, только сидел я, а в нескольких десятках километров от меня сидела Она, и больше не было никого и ничего.
За немного грустным и задумчивым наступает и весёлое: мы стали обсуждать фильмы ужасов. Для этого, казалось, было самое «подходящее время». Мы обсудили все те фильмы, которые могли быть интересными. Иногда и с помощью таких мелочей можно узнать о человеке что-то большее, нежели он сам скажет это на словах.
Но о красоте лучше говорить прямо, я не упустил такой возможности. Если уже с самого-самого начала я был убеждён в её суперкрасоте, то сейчас ничего не могло меня переубедить. Одна актриса была на неё очень похожа. Да-да, именно так, а не наоборот. Это даже объясняется тем, что, когда я смотрю на актрису, я думаю о Ней. И, как я тогда заметил, актриса была Её «непревзойдённой копией».
«Я тебе сразу сказал, что и ты красивая)и много чем вы похожи)» - так выглядел мой комплимент, который Ей очень понравился. Думаю, об этом она говорила искренне, так же, как и я…
Глава четвёртая. День восьмой: More моря.
Это здорово, когда можно с Ней обсудить общий интерес. Сразу возникает такая негласная связь, которая крепчает с каждым словом. Море… О нём с Ней, видимо, можно говорить бесконечно, не уставая. Я только представляю себе эту необоримую водную стихию, тогда как Она родилась там, по её рассказам с морем у Неё связано многое.
Сила моего воображения заставляет выдавать архиактуальные по этой теме фразы. И сейчас слово «море» уже связывает меня с Ней, хоть и никогда я не был на море, я не ощущал теплоты морской воды и не слышал крика чаек единовременно с шумом прибоя.
И вот эта девушка представляется мне воплощением мечты, Она – владычица моря, ведь вода – это Её жизнь. Она – бесконечно бегущая по волнам, как будто увлекает меня за собой. Я бросаюсь в неизведанную и притягательную глубину синеглазого моря, солнце – мой и Её ориентир к счастью. И остаётся неважным всё остальное, есть только волшебная стихия и мы, как будто одни оставшиеся на всей этой планете, на всей этой Вселенной. Неведомая сила, вызвавшая шторм, готовая швырнуть меня на камни, подвластна как будто только Ей, точно судьба и жизнь моя сосредоточена только в Её руках и зависит только от Неё. Я как будто тону, но не умираю, оживая ночью, перед костром, его искры норовят взлететь всё выше и выше, искренне веря, что у них есть какое-то продолжение существования. Но ветер упорно не желает такого развития событий, и искры гаснут, всё еще продолжая верить в своё воскрешение. Всё это кажется таким плаксивым сейчас, как будто в мыслях я превратился в представителя женского пола и мыслю аналогично. Но это только один момент, его как будто никто и не заметил. Как будто искр от того костра.
Глава пятая. День девятый: Уже ревность?
Известно, что ревность – самый мерзкий индикатор любви. Что-то похожее на ревность у меня появилось тогда, когда, общаясь, она спросила, я ли ей пишу стихи на другом сайте. Да, перейдя на тот сайт, я и почувствовал что-то недоброе, разочаровывающее. Кто-то действительно писал ей стихи, а она отвечала смайлами либо сердечками. Что же, я просто тоже отправил один из своих стихов. Пусть это и не решило проблемы полностью, просто я тешился мыслью о том, что тот, кто присылал ей стихи, уже знал, что он не один тут такой.
Вот такая она, наша человеческая сущность. Не всегда человек мыслит здраво, не хочет подчиняться законам судьбы и её обстоятельствам. Так и я, просто не мог не отреагировать спокойно на чьё-то ещё проявление внимания к Ней. Нет, это чувство ещё нельзя было назвать ревностью, слишком бы это звучало категорично и пугающе.
Иногда даже складывается такое впечатление, что любовь начинается именно с ревности, с боязни потерять дорогого тебе человека. Иначе я не мог объяснить некоторые явления, происходящие в моей жизни. Ревность – это индикатор чувств: если ревнуешь, значит, любишь. Но как, оказывается, всё это просто, что даже вызывает подозрение в этой чрезмерной простоте. Думается, может, это какой-то инстинкт, не чувство, а мимолётная эмоция, и после всё это пройдёт. Да, так и происходит, жизнь – это как амплитуда, сначала всё кажется простым, а потом не очень, много раз удаётся подумать, но так до конца ничего и не решить. Взлёты и падения, чувства и безразличие так умело переплетаются, так хорошо могут меня запутать, что заставляют сомневаться во всём, одновременно ощущая, что человек тебе нужен, но при этом и осознавая, используя здравый смысл, что человек будет несчастлив с тобой, как и ты с этим человеком.
Да, думается, что это присуще всем людям, но кажется, что это явление больше свойственно именно для меня, оно приобрело некий индивидуальный смысл, и ничего хорошего от этого я пока не вижу, разве что только возможность в будущем встретить именно то, что хотел, не размениваясь на мелочи сейчас.
Глава шестая. День четырнадцатый: Выявление важного.
В этот день разговор наш зашёл непосредственно об отношениях вообще. Странно, конечно, раньше же люди не были так откровенны, как сейчас, а мы, пообщавшись две недели, уже много чего знали друг о друге. Хотя с другой стороны это кажется логичным: мы далеко друг от друга, и от этого легче писать то, что не смог бы сказать никому вообще из всех тех, кто находится рядом с тобой.
К ней никто не относится по-дружески из парней. По её словам, все норовят влюбиться в неё, не зная, что заранее подпишут себе договор о разбивании своего сердца. Но так неправильно, почти нелепо звучали её слова о том, что влюбляться она не хочет, ведь не сможет любить, а сделать больно – запросто. Разве можно влюбиться, когда захочешь? Разве влюблённость начинается в запрограммированное время? Да, у неё была своя история, которая раскрыла всю подоплёку нынешних особенностей отношения к любви.
Она была до безумия влюблена в одного человека, готова была ради него на многое, после одного поцелуя она призналась ему в чувствах, и он постепенно исчез. Казалось бы, это обычная ситуация, но каждый относится к ней по-разному. Теперь она никому не верит и сама, услышав признание, может исчезнуть.
Думаю, это вызвало у меня некое минутное разочарование. То ли в себе, то ли в ней. Хотя после это, конечно, всё забылось, но иногда я вспоминал об этом и ловил себя на мысли о том, что всё-таки это был намёк, сделанный ей мне подсознательно. Тогда у меня на некоторое время пропало желание с ней говорить, появилась злость на всю сложившуюся ситуацию, но время всё заставило забыть, впереди ещё были прекрасные незабываемые дни, много слов, под которые умело и надёжно замаскировался самообман.
Глава седьмая. День двадцать первый: Болезнь.
Странно, но только простудившись и заболев можно понять, кого это заботит. Мы заболели вдвоём и вдвоём друг друга «лечили» словами. Даже странно, как она могла так переживать насчёт того, что я болею, давать всяческие советы, будто я был невообразимо дорог Ей. Согласен, лучшими антибиотиками для меня были Её слова и, видимо, побочным эффектом этих антибиотиков была иллюзия каких-никаких, но начинающихся взаимоотношений. Как всегда, я был рад самообманываться, верить во что-то и отключать на время функцию здравого смысла в своей голове.
Словами, согревшими меня как лучи жаркого солнца, были слова о моей уникальности. Тогда, когда она говорила о разочарованности парнями и их манерой обращать внимание только на внешность, то ещё добавила, что я – исключение, меня интересует Её душа и внутренний мир.
А нижеследующий отрывок диалога просто заставил себя запомнить, и представлять это для меня было наивысшей целью. Видимо, здесь сыграли роль романтические фильмы, малое количество которых я случайно посмотрел (по сути, я не люблю драмы и мелодрамы), все эти сцены из фильмов просто адаптировались под моё мышление, казалось, что, если бы такое и произошло, то это было бы настолько великолепно, и никакие цепляющие мелодрамы не смогли бы воссоздать всё это заново.
(Она) -вот эта фотка мне больше всех нравится)
(Я) -правда??)
(Она) -правда,хочется протянуть руки и убрать челку со лба,и развернуть глазами на себя.
Не удержусь, чтобы не описать Её глаза, Её прекрасные серо-зелёные глаза. Нескончаемо можно было смотреть в эти глаза, ради этих глаз стоило бы жить, только чтобы они искрились и напоминали звёзды из неизведанного созвездия, названного в Её честь. Эти зеркала души можно назвать воплощением всего земного добра, всего самого чистого и изумительного, что только может быть в жизни. Неужели хватит всех слов, чтобы их описать и бумаги, чтобы записать эти слова? Это риторический вопрос, подразумевающий однозначное «нет».
Глава восьмая. День двадцать восьмой-тридцатый: Так быстро – и уже коренной перелом.
В этот день чувствовалось что-то особенное, нахлынуло уныние и тоска. Необходимо было сделать что-то кардинально важное. Я уже не мог молчать о том, что чувствовал. Я говорил не то, что хотел, думал только о ней. Думал везде и всегда: в университете, дома, на улицах, утром, в обед и вечер. Думая, что поступаю правильно, я просто решил уйти, сказав Ей напоследок, что она мне очень нравится. Что же, сказал, ушёл. А этих два дня после ухода показались очень болезненными, вечно одолевали сомнения и вопросы, очень хотелось вернуться во всепоглощающую и беспощадную сеть.
Даже не представлю, о чём думала в этот момент Она. По всей вероятности, в Её голове кружилось тоже около тысячи мыслей о том, что зря она свела с ума «ещё одного» и множество вариантов исхода событий быстро спроецировалось в Её воображении. Но это же только мои догадки.
На самом деле этот первый этап наноотношений после моего возращения был преодолён очень просто: Она каким-то образом сумела изменить ситуацию, и вопрос о взаимности так и остался неосвещённым, на втором плане. Как же глупо всё выглядит сейчас, то, что я сразу не мог понять, что любовь Ей была не нужна, вызывает у меня лишь один жест: закрытые левой рукой своих глаз.
Общение, как ровная полоса, так и продолжилось, несмотря на этот зигзаг под названием «Признание». Важным для меня было знать то, что Она знала, что Она мне нравилась (как потом выяснилось, она и раньше об этом догадывалась), а значит, теперь абсолютно все сказанные мной для Неё слова должны были носить трансформированный смысл, всё время напоминающий Ей о том, что для меня Она теперь никогда не будет безразлична, пусть даже если меня Она и воспринимала как обычного влюблённого виртуального парня из интернета, с которым дальше общения Она не зайдёт.
Ничто не могло заставить Её думать о чувствах иначе или хотя бы сделать так, чтобы Она навсегда выбросила эту маску, под которой скрывалась желающая любить и быть любимой, но когда-то обманутая и теперь ни во что не верящая.
Очень хотелось бы знать: частое размышление об одном человеке – это тоже индикатор любви? Это какое-то неназываемое чувство? Эмоция? Что это? Что происходит со мной, когда я вспоминаю Её глаза, улыбку, волосы, фигуру? И казалось бы, я готов думать о Ней вечно, словно вокруг меня никогда не было людей, а только серые и мрачные тени, идущие ежедневно нескончаемым потоком в небытие. В день сорок первый Её это удивило, больше сказать, у Неё не было слов, а я не просил их. Да и что бы Она могла сказать, ведь любому человеку, которому скажут, что о нём кто-то всегда думает, будет трудно сформулировать хоть какую-то несчастную толику слов в ответ. Какая же ты всё-таки странная, виртуальная жизнь!
Нам было весело все проходившие далее дни. Как будто очень давно знающие друг друга, мы шутили, спорили и не могли остановиться. Самой распространённой была между нами шутка про ЗАГС, в которой была и небольшая доля правды.
А в интервалах между шутками Она сказала, что я Ей снился. Думаю, человечество не придумало ещё такое число, которое бы выразило, насколько это было приятно.  Я Ей снился всю ночь, Ей было во сне очень плохо и холодно, Она легла ко мне на колени, я обнял Её и гладил по голове. Так Она проспала всю ночь. Господи, нужно быть самым последним бесчувственным чурбаном без всяких возможностей что-либо чувствовать, чтобы проигнорировать такие слова.
«Да, ты мне тоже снишься, часто. Я же ведь думаю о тебе каждый вечер перед тем, как уснуть. Если часто думаешь о человеке,  то он снится, а ведь я знаю, что сон – это намного лучше, чем реальность, кажется, как будто душа вырвалась из тела на волю, она  трепещет, как самый маленький лист на самом большом дереве, как будто сейчас я задохнусь от этого счастья, ведь просто нечем дышать. И каждая часть тела как будто превращается в часть души, невозможно этому сопротивляться, а ты, снящийся мне верх совершенства, мило улыбаешься, и я готов целовать тебя, замирая на целую вечность».
Как бы мне хотелось обнять Её по-настоящему, Она даже не представляет. Мало будет всей фантазии, ведь реальное действие было бы лучше всяческих ожиданий. Для Неё не было бы жалко души и всей жизни, всего, ради чего я жил и что было мне дорого. Знаю, всё это выглядит разительно большой мужской слабостью; так описывать происходящее, поймёт не каждый, посмеётся и забудет. А мне не забыть всех моментов, которые произошли вместе с Ней. Приходит забвение, я растворяюсь в виртуальности…
Глава девятая. День восемьдесят восьмой: Всё?
Трудно представить, насколько долго могло бы продолжаться наше неоднозначное общение, но Она исчезла. Это и было, по всей видимости, то самое логическое завершение всего, разрыва связей и разрушение тупика, в который зашли наши бессмысленные, и, как не жаль это говорить, лицемерные рассуждения о погоде или учёбе. Чувствовалась пустота, естественная реакция на потерю необходимого, но в той же мере и уже совсем ненужного. Мысли о Ней не прекращали преследовать меня по пятам, но уже потихоньку отставали, будто так было и нужно. Ни к чему хорошему, даже если и было в этом много хорошего, это не привело. То, что создано было нами для облегчения общения, обременило нас мыслями о совсем неважном. Так и прошло это время без Неё, ещё раз необходимо было поговорить, на прощание, и я знал, что это время наступит, в Новый 2013-й год, год избавления от воспоминаний, но не от мыслей о Ней в принципе.
Глава десятая. День сто пятьдесят третий: «Заметает снегом..» или Январский пессимизм.
Сегодня, 10 января, за день до наступления  ровно половины года нашего общения всё решилось. В очередной раз «раз и навсегда». Но, думаю, это точно последний раз. Как в песне о расставании: «В последний раз ты со мной, в последний раз – и я твой, в последний раз слёзы из глаз, в последний раз…». Вот и всё, обретая смелость, я сказал о своей симпатии, да она и догадывалась, но так же смело сказала, что всё это бред, бессмыслица, но при этом, как только я упомянул об удалении из соцсети, она почему-то заволновалась, начала задавать вопросы, но что же, уже не на что отвечать. Её испугала моя честность… Хотя всё это, наверно, может объясниться тем, что у неё кто-то уже был. Сколько продлятся их чувства – известно только им.
Да, как бы пафосно всё это ни звучало, но если заболеваешь любовью или симпатией и не нужен с этой болезнью Ей, то лучше лечить недуг самыми категоричными методами. Да, пусть я о Ней думаю и, уверен, буду думать, но эти мысли уже ничего не решают, если они не взаимны. Она будет и останется моим негласным идеалом. И каждый, кто прочтёт эту историю, будет иметь о Ней и обо мне собственное мнение, и каждый (чёрт возьми!) будет прав. Ну что тут ещё сказать… Видимо, я не был влюблён именно в Неё, а был влюблён в саму идею любви, интернет с радостью предоставил мне эту возможность, впоследствии принеся только неоправданные надежды и давая возможность поучиться на своих ошибках.
Что-то вроде эпилога.
Уже неделя после расставания с Ней, и, как ни странно, я уже ничего не чувствую. Словно типичный герой из классического романа, я вырвался из этой сети, вышел обновлённым, с одним лишь небольшим повествованием о такой кратковременной и смехотворной для некоторых не совсем реальной любви. С его окончанием пусть окончится всё то, что связывало меня с Ней, по крайней мере, я буду на это очень надеяться. Этот красиво написанный очерк о небольшом периоде жизни в компьютере я посвящаю всем тем, кто когда-либо был влюблён в кого-то по переписке и после реабилитировался, понимая, что такая любовь рано или поздно закончится. Иногда даже так и не начавшись.
Мы не любим несчастливых финалов, но нужно искать в этом свои плюсы и знать, что счастливый финал всё равно наступит, человек найдёт своё счастье, не вспоминая впоследствии о прошедших неудачах. Ладно, хватит себя утешать, сейчас, думаю, что говорю эти слова в последний раз: анхэппиэнд, господа!
Конец. (17.01.2013)


© Copyright: Алесь Дворяков
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 41
Дата публикации: 02.07.19 в 10:41
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100