Логин:
Пароль:
 
 
 
Октябрь 93 Мы помним
Вещий Олег
 


3-4 октября 1993 года в Москве ельцинистами был совершен целый ряд тягчайших преступлений против человечности – массовые убийства мирных людей, виноватых лишь в том, что они поддержали законно избранный Парламент и выражали недовольство проводимой либералами политики геноцида русского народа. Всего за несколько  дней кремлевские наемники и каратели истребили на улицах Москвы не менее полутора тысяч человек, еще десятки тысяч были избиты, ранены и покалечены. Так ельцинская мафия, захватившая власть в России под лозунгами демократии, расстреляла из танков собственную конституцию и показала свое истинное, звериное лицо…

Русская православная Церковь пыталась воспрепятствовать готовящемуся смертоубийству, и за несколько дней до трагедии выпустила специальное заявление Святейшего Синода, в котором говорилось: «Властью, данной нам от Бога, мы заявляем, что тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от Церкви и предан анафеме». Но патриархов уже никто не слушал – ельцинские убийцы вовсю готовились к жертвоприношению во имя своего сатанинского божка, имя которому – мамона. Ведь на кону стояли богатства огромной страны, которые сионистам еще только предстояло взять под полный и безусловный свой контроль…  

ПОДГОТОВКА К МАССОВЫМ УБИЙСТВАМ

Незадолго до расстрела Парламента т. н. «президент» Ельцин своим указом за № 1 400 распустил Съезд народных депутатов и приказал высшему законодательному органу страны - Верховному Совету - прекратить свою деятельность. Народные избранники отказались подчиниться вечно пьяному узурпатору власти и в свою очередь решили на ближайшем заседании поставить вопрос об импичменте президенту. Конституционный суд Российской Федерации также подтвердил, что ельцинский указ не соответствует российской Конституции и служит основанием для отрешения от должности самого Ельцина. Перед сионистами, приведшими ЕБНа к власти во весь рост встала проблема политического поражения в России. Чтобы не допустить этого, они готовы были пойти на любое преступление…

В своей нашумевшей книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» бывший телохранитель президента Александр Коржаков описывает, как ельцинисты собирались провести (внимание!) газовую атаку в российском Парламенте: «Президент вызвал руководителя главного управления охраны, коменданта Кремля М. И. Барсукова и предложил ему разработать план действий на случай, если съезд примет решение об отрешении. Через некоторое время такой план Ельцину был представлен и он его немедленно утвердил…

Суть его сводилась к «выкуриванию» депутатов сначала из зала заседаний, а затем уже из Кремля. По плану Указ о роспуске съезда в случае импичмента должен был находиться в запечатанном конверте. После окончания работы счётной комиссии (если бы импичмент всё-таки состоялся) по громкой связи, из кабины переводчиков офицеру с поставленным и решительным голосом предстояло зачитать текст Указа. С кабиной постоянную связь должен был поддерживать Барсуков, которому раньше всех стало бы известно о подсчёте голосов…

На балконах решили расставить канистры с хлорпикрином - химическим веществом раздражающего действия. Это средство обычно применяют для проверки противогазов в камере окуривания. Окажись в противогазе хоть малюсенькая дырочка, испытатель выскакивает из помещения быстрее, чем пробка из бутылки с шампанским. Офицеры, занявшие места на балконах, готовы были по команде разлить раздражающее вещество, и, естественно, ни один избранник ни о какой забастовке уже бы не помышлял...

Президенту «процедура окуривания» после возможной процедуры импичмента показалась вдвойне привлекательной: способ гарантировал стопроцентную надёжность, ведь противогазов у парламентариев не было. Каждый офицер, принимавший участие в операции, знал заранее, с какого места и какого депутата он возьмёт под руки и вынесет из зала. На улице их поджидали бы уже автобусы. Борис Николаевич утвердил план без колебаний»...

Помимо подачи газа в здание Парламента, преступники пытались всячески осложнить жизнь народным депутатам. По свидетельству публициста А. Фефелова: «Организация блокады, отключение здания парламента от воды и электричества - таковы незабвенные деяния мэра Лужкова. «Лужковский демократизатор» - это в народной транскрипции резиновая дубинка, которой столичная милиция ломала кости москвичам, включая женщин и стариков. Именно Лужков играл первую скрипку в организации московских избиений, сознательно и открыто приказал провоцировать демонстрантов на ответное насилие…

Российский Дом Советов был окружен «спиралью Бруно» (запрещенной, кстати, ООН) автоматчиками и бронетранспортерами осуществлена полная блокада парламента: 21 сентября отключены все виды связи, 23 сентября - свет, тепло и горячая вода, 28 сентября полностью блокирован вход людей и въезд транспорта, в т. ч. машин «Скорой помощи», прекращен подвоз продовольствия и медикаментов»…

Но это были еще цветочки, кровавые ягоды сионисты приберегли на потом. Как вспоминает народный депутат Илья Константинов, еще в июне 1993 года (за четыре месяца до трагических событий) тогдашний глава администрации Нижегородской области Борис Немцов предупредил его о предстоящем разгоне Парламента, заявив, что депутатов «раздавят танками», и советовал ему перейти на сторону президента. Все это говорит о том, что массовые убийства русских людей не были трагической случайностью, а готовились ельцинистами заранее…

В своей сенсационной книге «Власть в тротиловом эквиваленте» бывший министр печати России М. Полторанин так описывает царящую тогда среди сионистов атмосферу: «Вот как Чубайс испуганным голосом передавал корреспонденту свое тогдашнее душевное состояние: «К шести вечера 3 октября, когда ситуация была слишком непредсказуема, я изложил Гайдару свой прогноз событий: утром 4 октября (они точно знали время начала штурма) количество погибших будет измеряться не единицами, а сотнями…

Белый дом либо будет разгромлен военной силой, а «белодомовцы» арестованы, или уничтожены, либо, во втором варианте, нас с тобой здесь уже не будет»… Эк закрутил Анатолий Борисович: либо-либо! Чтобы он «здесь» остался, надо непременно укокошить несколько сотен людей. И никак иначе. Какая же Россия без Чубайса? Во всех смыслах «недо» - недоразворованная, недобитая, не доведенная до банкротства»…

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ ИУДЫ

Тягчайшие преступления ельцинистов против русского народа были активно поддержаны представителями т. н. либеральной общественности. Как кучка взбесившихся бесов, они закартавили что то свое о «русском фашизме, поднимающем голову», пытаясь таким образом переложить тяжкий грех смертоубийства с палачей на их жертвы (обычная тактика сионистов) Далее я привожу цитаты наиболее одиозных «демократов», не постеснявшихся публично признаться в людоедстве:

Елена Боннер, жена Сахарова: «Ах, как радовалась душа, когда эти фанатики получили первую оплеуху в «Останкино!» Тогда, наверное, мы впервые облегчённо вздохнули: армия с нами. Как грамотно, качественно обрабатывали кантемировцы Белый Дом. Чётко, методично, со знанием дела. Вообще, действия Правительства и Президента припоздали. Никакие миротворческие действия председателя Конституционного суда не вызывали у меня симпатий. Конечно, есть опасения, что защитники уйдут в подполье. Здесь крайне важна роль правоохранительных органов. Сегодня к преступникам не должно быть снисхождения»…  

Председатель Комитета по «правам человека» Сергей Ковалев: «Я готов защищать эти права от толпы погромщиков. От осатанелой толпы, которой ее преступные вожаки вручили оружие, превратив ее в острие фашистского мятежа. Завтра руцкие и хасбулатовы установят свой советский порядок. Все мы были слишком наивны, пытаясь разрешить кризис путем переговоров с людьми, которые сегодня продемонстрировали свое истинное лицо - лицо русского фашизма. Этого нельзя допустить. Все, кто хочет защитить нашу демократию, наше будущее, должны выполнить свой гражданский долг»…

Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский: «Сегодня Ельцин Борис Николаевич должен применить все силы правопорядка для подавления фашиствующих, экстремистских, бандитских формирований, собранных под эгидой Белого дома. Если этих сил будет недостаточно, необходимо рассмотреть вопрос об использовании регулярных вооружённых сил. Президент должен проявить максимальную жёсткость и твёрдость в подавлении бандитствующих элементов и выкинуть насильников с улиц и скверов наших городов»…

Дмитрий Дибров, телеведущий: «Я хотел бы после вчерашнего вечерка принародно дать клятву. Отныне и навечно я готов использовать терминологию, услышанную мною от ребят в этих пятнистых шлемах, с этими винтовками, которые защищали нас в Останкино. Они говорили так: «свои и чужие». Кто такие свои? Свои это те, кто все эти годы работал, кто добра наживал на благо себе, ну и стране тоже. Кто такие чужие? Те, кто пытался сжечь вчера Останкино. И мы сегодня можем с вами говорить только потому, что ребята из спецназа отстояли нас от толпы пьяных бандитов»…    

Булат Окуджава, грузинский певец, ходячая «совесть» либерального лагеря: «Для меня это был финал детектива. Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним совершенно не было. И может быть, когда первый выстрел прозвучал, я увидел, что это заключительный акт. Поэтому на меня слишком удручающего впечатления это не произвело»…

Лия Ахеджакова, актриса: «Мне уже не хочется быть объективной. Что же это за проклятая Конституция?! Я не знаю, что сейчас будет, если там сто тысяч людей. А где наша армия?! Почему она нас не защищает от этой проклятой Конституции?! А мне ещё говорят: легитимно, нелегитимно… Друзья мои! Проснитесь! Не спите! Сегодня ночью решается судьба несчастной России, нашей несчастной Родины. Наша несчастная Родина в опасности! Не спите! Нам грозят страшные вещи. Опять придут коммунисты!»…

Глава Чечни Джохар Дудаев - Ельцину: «Правительство Чеченской Республики одобряет Ваши действия по подавлению коммунистическо-фашистского мятежа в Москве, имевшего своей целью захватить власть в России и потопить в крови демократию. В этот суровый час, когда решается судьба России, мы еще раз хотим заверить Вас, что мы готовы помочь в любой момент всеми средствами, которыми располагаем»… (Чуть позже Дудаев, беря пример с Ельцина, начнет давить «всеми средствами» русских жителей Чечни. Закончится это гибелью 30 тысяч наших соотечественников и бегством из республики всего славянского населения)…

Музыкант Мстислав Ростропович: «Сообщение о ельцинском указе мы услышали в Вашингтоне перед самым нашим отъездом. Первая мысль, которая посетила меня: наконец-то!»… Премьер-министр Виктор Черномырдин: «Это же нелюди, зверье! Никаких переговоров. Надо перебить эту банду!»… Политик Борис Немцов: «Виктор Степанович! Давите, давите! Уничтожайте их всех, пока не поздно!»… Лидер ЛДПР и «сын юриста» Владимир Жириновский: «Я лично в конфликте между «розовыми красными» из Кремля и «красными красными» из Белого дома выбрал меньшее зло и встал на сторону первых»…

Публицист Леонид Радзиховский: «При мысли о «победе парламента», то есть кучки безответственных депутатов и окружавшей их разъярённой толпы, пересыпанной прямыми фашистами, волосы вставали дыбом»... Телеведущий Юрий Гусман: «Поддерживаю однозначно. На наших глазах гулял русский фашизм»… Журналист Александр Хинштейн: «Они хотели русского порядка, они его получат»…

Ну и, наконец, «правозащитница» Валерия Новодворская: «Рискуя прослыть сыроядцами, мы будем отмечать, пока живы, этот день - 5 октября, день, когда мы выиграли второй раунд нашей единственной гражданской. И «Белый дом» для нас навеки - боевой трофей. После 4 октября мы, полноправные участники нашей единственной гражданской,  мы, сумевшие убить и не жалеющие об этом, - желанные гости на следующем балу королей у Сатаны. Утром 4 октября залпы танковых орудий разрывали лазурную тишину, и мы ловили каждый звук с наслаждением…

Если бы ночью нам, демократам и гуманистам, дали танки, хотя бы самые завалящие, и какие-нибудь уцененные самолеты, и прочие ширли-мырли типа пулеметов, гранатометов и автоматов, никто не поколебался бы: «Белый дом» не дожил бы до утра, и от него остались бы одни развалины. Я желала тем, кто собрался в «Белом доме», одного - смерти. Я жалела и жалею только о том, что кто-то из «Белого дома» ушел живым. Чтобы справиться с ними, нам понадобятся пули. Нас бы не остановила и большая кровь. Я вполне готова к тому, что придется избавляться от каждого пятого…  

А про наши белые одежды мы всегда сможем сказать, что сдали их в стирку. Свежая кровь отстирывается хорошо. Сколько бы их ни было, они погибли от нашей руки. Оказалось также, что я могу убить и потом спокойно спать и есть. Мы уже ничего не имеем против штыков власти, ограждавших нас от ярости тех самых 20 % Мы хотим, чтобы митинги наших врагов разгонялись мощными водометами. Мы вырвали у них страну. Ну а пока мы получаем всё, о чем условились то ли с Воландом, то ли с Мефистофелем, то ли с Ельциным»…

Сразу же после расстрела защитников российского Парламента (когда еще кровь сотен убитых и замученных людей не остыла на площадях и улицах столицы) большая группа либеральных деятелей искусства (в подавляющем большинстве своем – еврейской национальности) направила Ельцину т. н. «Письмо 42», в котором потребовала немедленного закрытия всех русских газет, запрещения патриотических партий и движений, проведения скорого суда над лидерами Русского Сопротивления. Ничего более низкого и позорного в нашей стране за всю ее историю интеллигенцией сделано не было! Документ этот (ставший ярким свидетельством нравственного вырождения либералов) подписали следующие негодяи и мерзавцы:  

Алесь Адамович, Анатолий Ананьев, Артём Анфиногенов, Виктор Астафьев, Белла Ахмадулина, Григорий Бакланов, Зорий Балаян, Татьяна Бек, Александр Борщаговский, Василь Быков, Борис Васильев, Александр Гельман, Даниил Гранин, Юрий Давыдов, Даниил Данин, Андрей Дементьев, Михаил Дудин, Александр Иванов, Эдмунд Иодковский, Римма Казакова, Сергей Каледин, Юрий Карякин, Яков Костюковский, Татьяна Кузовлева, Александр Кушнер, Юрий Левитанский, Дмитрий Лихачёв, Юрий Нагибин, Андрей Нуйкин, Булат Окуджава, Валентин Оскоцкий, Григорий Поженян, Анатолий Приставкин, Лев Разгон, Александр Рекемчук, Роберт Рождественский, Владимир Савельев, Василий Селюнин, Юрий Черниченко, Андрей Чернов, Мариэтта Чудакова, Михаил Чулаки...

Эти «поборники демократии» не скупились на оскорбительные эпитеты в адрес защитников Парламента, убитых ельцинскими карателями. Сторонники Верховного Совета в письме были названы «коммуно-фашистами», «красно-коричневыми оборотнями», «тупыми негодяями», «хладнокровными палачами» и просто «убийцами»… Либералы также выражали свой восторг по поводу того, что им удалось «продемонстрировать силу нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии»…

То есть массовые расстрелы безоружных людей (в том числе женщин, стариков и детей) из танков и автоматического оружия эти скоты обозвали «набирающей силу демократией»… Хочется спросить записных «гуманистов» и «либералов», для которых слово «русский», как красная тряпка для быка: А разве вы не являетесь носителями той самой фашистской идеологии, в пристрастии к которой вам хватило наглости обвинить жертв чудовищных преступлений ельцинского режима? Ведь в отличие от них, вы все еще живы и продолжаете всячески оправдывать и поддерживать геноцид русского народа…

Как верно написал знаменитый поэт Борис Гунько: «Зиг-хайль, Борис! Пишу тебе из ада. Здесь очень плохо. Впрочем, я привык. Мы все тут были бесконечно рады, узнав про твой блистательный блиц-криг. До нас и раньше доходили слухи, что ты сумел Россию разорить, что мрут безбожно дети и старухи, что нет гробов, чтоб всех похоронить. Ты не грусти, майн либер фройнде Боря! Я дам совет: чтоб лес не портить зря, построй один огромный крематорий, а пепел вывозите на поля. Я так уже решал проблему эту, однако, к делу, суть письма в другом. Ну, ты и разуделал Дом Советов! Иль как его Российский Белый Дом…

Ты сделал то, о чем мы так мечтали все сорок восемь невеселых лет. Гремя огнем, сверкая блеском стали, ты расстрелял Верховный свой Совет! Привет тебе, партайгеноссе Ельцин, шлют Геринг, Геббельс, Борман, я и Гесс! Здесь, в преисподней, поснимав все рельсы, тебе отлили мы Железный крест. Да что там крест, и шнапса есть пол-литра. Но ты другому, знаем, будешь рад: в Германии кричали все: «Хайль Гитлер!». В аду теперь «Хайль Ельцин!» все кричат. Горячий наш привет и генералам, тем, что пускали этим русским кровь. Ждем встречи. Верим, ждать осталось мало, майн либер фройнде Боря - твой Адольф»…
      

ЕВРЕЙСКИЙ «БЕЙТАР» И НЕИЗВЕСТНЫЕ СНАЙПЕРЫ    

Для начала я вам напомню, если вы не знали, что «Бейтар» - это военизированные отряды т. н. «еврейской самообороны», организованные лидером сионизма Жаботинским еще в 1920 ые годы прошлого столетия. В России они начали формироваться сразу после развала СССР под «крышей» банка Гусинского «Мост» и предназначались для охраны еврейского олигархата. Во время октябрьских событий штаб «бейтаровцев» (по сути – незаконного вооруженного формирования) находился в мэрии Москвы и в Министерстве обороны, а его бойцы в гражданской одежде на армейских бронетранспортерах принимали активное участие в расстрелах мирных жителей…

В сенсационной книге «Анафема. Хроника государственного переворота» ее автор И. Иванов пишет: «Вскоре из источников Службы внешней разведки поступила информация, что здание Министерства обороны и Генерального штаба на Арбате окружено «бейтаровцами». Наличие здесь многочисленных щупловатых двойников Якова Свердлова, затянутых на манер дедушек-чекистов в черную кожу и вооруженных стрелковым нарезным оружием, породило мрачные настроения среди офицеров Генерального штаба. Они были серьезно озабочены тем, что среди «бейтаровцев» оказались... сотрудники израильской разведки «Моссад». На глазах изумленных российских контрразведчиков по указанию из Кремля «бейтаровцам» передается еще и бронетехника (БТРы) с современным вооружением и полным боекомплектом!»...

Почему сионисты так активно поддержали Ельцина? Ну, во первых, не будем забывать, что у вроде как «русского забулдыги Ельцина» жена была самых, что ни на есть, еврейских кровей - Наина Иосифовна (еврейские жены российских политиков – это вообще очень интересная и наводящая на размышления тема) Во вторых, все ближайшее окружение дочери ЕБНа Татьяны Дьяченко составляли сплошь Березовские, Гусинские и Абрамовичи, вошедшие затем в печально знаменитую «Семибанкирщину», ограбившую страну. Собственно для этого сионисты и проталкивали наверх вечно пьяного идиота Ельцина. Манипулировать им можно было даже при помощи бутылки водки. А уж за ящик этого напитка он готов был продать всю Россию…  

По большому счету, в дни октябрьской трагедии, доведенные до отчаяния нищетой и каждодневным унижением безоружные граждане нашей страны, пытались противостоять буквально увешанным оружием и нацелившимся убивать все живое сионистским палачам. Недаром на многих московских домах тогда появились красноречивые надписи: «Сионисты, вон из Кремля!», «Долой правительство национальной измены!», «Ельцин - еврейский президент»…

В своей нашумевшей книге: «Терновый венец России» историк Олег Платонов пишет: «В субботу и воскресенье 2-3 октября на улицы Москвы вышли сотни тысяч человек. Подавляющая часть русских людей мирными средствами требовала отставки Ельцина. Поддерживали же его в те дни преимущественно «новые русские», криминальные группы и связанные с ними лица, большая часть евреев и кавказцев и, конечно, либеральная интеллигенция, традиционно призывавшая Ельцина к погрому русских людей…

Еврейские финансовые кланы, обогатившиеся на ограблении национального достояния русского народа, выделили большие деньги и своих боевиков на подавление народного сопротивления преступному режиму. Не менее активно государственный переворот Ельцина поддерживали западные правительства и спецслужбы. В октябрьских событиях участвовали тысячи агентов ЦРУ, израильских спецслужб и еврейской террористической организации «Бейтар»…

Вот как вспоминает об участии в расстреле российского Парламента еврейских боевиков журналист Роман Перин: «30 сентября ловушка захлопнулась. Я об этом узнал из достоверной информации, которую огласили на заседании ВС: к войскам, окружившим «Белый дом», присоединились вооружённые отряды «бейтаровцев» - еврейских националистов. Мне было ясно, как и многим, что если появились они, то крови не избежать и кровь эта будет - русской... 3-4 октября, помимо израильских «бейтаровцев», в штурме и «зачистке» ДС принимало участие около 1 000 российских «бейтаровцев», большая часть которых была выделена хасидами и Гайдаром»…  

Писатель В. И. Колесов стал свидетелем того, как бесчинствовали «бейтаровцы» на улицах Москвы: «На Пушкинской площади собирались митингующие. Рядом ОМОН, группа парней в защитной форме и черных беретах. «Это «Бейтар»... Я их узнал! Сволочи!» - сказал один из сторонников Верховного Совета. «Что это еще за «Бейтар» такой? Откуда он взялся на нашей земле?» - спросили его из толпы. «Это боевая еврейская организация…» - молодой человек не успел договорить. Появились колонны демонстрантов. «Бейтаровцы» бросились с дубинками на демонстрантов и стали избивать их. К ним присоединился ОМОН. Разбитые головы, сломанные руки, бесчувственные, окровавленные тела и толпы разбегающихся людей дополнили жуткую картину погрома»…

Знаменитый русский поэт и писатель Станислав Золотцев, впоследствии вспоминал: «Немного придя в себя после «штурмового» 4-го октября, я осмысливал события кровавой трагедии и особенно «предрасстрельную» ночь. В ту ночь я побывал и у Моссовета, где собирались откликнувшиеся на гайдаровский вопль «защитники демократии». Сразу бросилось в глаза - сколько же там хасидов! Целые толпы. А с моссоветовского балкона кое-кто попросту призывал убивать «этих свиней, называющих себя русскими и православными»…

И в разгоне митинга на Смоленской площади, и в избиениях стихийно возникавших демонстраций, и в погромах и издевательствах над защитниками Верховного Совета после штурма - всюду участвовали «крепкие ребята» в камуфляже зарубежного производства и с шестиконечными значками, либо - в серо-стальных униформах, но на иврите и на английском говорящие. Так что «координация действий» с Израилем сработала в те дни безукоризненно... Газеты не раз писали о небезызвестном «демороссе» В. Боксере как о «кураторе» боевых действий бейтаровцев той кровавой поры, - а ведь сей Бокксер занимает видное место в верхушке Всемирного Конгресса сионистов»…

В своей нашумевшей книге «Русское сопротивление» уже цитируемый мною историк О. Платонов пишет: «Лужков, Музыкантский и Боксер создали при «Бейтаре» особые дружины, целью которых было совершение противозаконных акций, за исполнение которых не бралась даже милиция. Без санкции прокурора и ордеров на обыск покровительствуемые мэрией бейтаровцы, состоявшие преимущественно из молодых евреев, бросились закрывать и обыскивать редакции русских газет и журналов, допрашивать их сотрудников и посетителей. С этими «дружинниками» я столкнулся уже 4 октября, когда ещё стреляли танки по Белому Дому»…

Многочисленные свидетели штурма Белого Дома утверждают, что «расправа над безоружными русскими людьми началась с атаки БТРов, укомплектованных экипажами еврейской военно-террористической организации «Бейтар». Первыми очередями из бейтаровских БТРов было убито около сорока безоружных людей, ночевавших в палатках возле Белого дома. Бронированные машины наезжали на палатки, давили там не только спящих мужчин, но и женщин, и детей (ибо немало русских людей приехало на защиту Белого дома с семьями). Случайно оставшихся в живых расстреливали из пулеметов. Бейтаровские БТРы разметали огнем и походную часовенку с молящимися женщинами, и убили священника»…

Народный депутат России Илья Константинов впоследствии вспоминал: «Я лично видел в бинокль из Белого дома, как штатские лица подъезжали на БТРах, в обычной одежде с автоматами и пулеметами, затем открывали огонь в нашу сторону. Через год или два после этих событий мне случилось беседовать с руководителем группы «Мост» Владимиром Гусинским, который прямо мне сказал, что его служба безопасности и аналогичные структуры других еврейских олигархов участвовали в штурме Белого дома»...

В своей книге «Новые иудейские войны» писатель Г. Филатов описывает провокаторскую роль «бейтаровцев» в разжигании кровавого конфликта на улицах Москвы: «Боевое крещение бейтаровцы получили в октябре 1993 года в событиях на Краснопресненской набережной в Москве. Это бейтаровцы, рассредоточившись на крышах домов вокруг Белого Дома, вели огонь на поражение по всем подряд: милиционерам, военным, гражданским, возбуждая тех на кровавые схватки – «наших бьют»… И вот здесь мы подходим к еще одной запретной и плохо освещенной до сегодняшнего дня теме – неизвестные снайперы, чуть было не спровоцировавшие в России гражданскую войну…  

С чего вообще начался расстрел Белого Дома? Кто произвел самый первый выстрел, приведший к танковым залпам и сотням трупов? Согласно одной из версий, которую приводит газета «Спецназ России», 3 октября снайпером, находившимся на крыше здания, контролируемым ельцинистами, был убит из снайперской винтовки Драгунова выстрелом в шею сотрудник ОМОН. После этого его коллеги-милиционеры открыли беспорядочный огонь по безоружным демонстрантам - защитникам Дома Советов…  

Надо сказать, что это была не единственная жертва снайперского огня. В те октябрьские дни «неизвестными снайперами» (чуть позже вы поймете, кто стоял за этими убийцами) были уничтожены десятки людей. Причем «работали» они не только по защитникам Белого Дома, но и по солдатам, стоящим в оцеплении, и по сотрудникам МВД, сохранившим свою верность Ельцину, и по случайным прохожим. По всей видимости, перед ними была поставлена четкая задача: во что бы то ни стало спровоцировать своими выстрелами взаимную ненависть между противоборствующими сторонами и разжечь кровавую бойню в центре Москвы…

По словам одного из лидеров Верховного Совета Александра Руцкого: «В 15 часов 45 минут выстрелами из мэрии и гостиницы «Мир» (там, напротив Дома Советов, находился оперативный штаб МВД и внутренних войск) было убито 7 демонстрантов и 63 ранено. В ответ защитники Дома Советов захватили эти здания - без жертв, находившиеся там военнослужащие сдались, но имелись раненые с обеих сторон. На вопрос, кто стрелял в демонстрантов, задержанные сотрудники МВД сообщили: «Это из спецподразделения и еще какие-то люди в гражданском. Первыми из здания ушли через выход на переулок гражданские. Винтовки у них были в чехлах, отход их прикрывало спецподразделение, затем и они ушли, оставив нас»…

Итак, «люди с винтовками в гражданском и прикрывающее их спецподразделение»… Уже цитируемый мною выше И. Иванов в своей книге «Анафема» пишет: «17 сентября в Москву отбыла первая группа снайперов так называемой «Организации» (переименованного «Бейтара»), подчиняющейся напрямую спецслужбам чужого государства, а 5 - 6-го октября они выехали обратно по израильским паспортам поездами через Варшаву, Берлин и Бухарест. Всего по достоверным данным, например, генерал-лейтенанта А. Ф. Дунаева, 3 - 4-го октября в московских событиях было задействовано более 78 спецназовцев из Израиля. По данным источника радио «Свобода» - 100 - 150, Марк Дейч приводит оценку – 100 - 110»…  

Таким образом, в противостоянии Верховного Совета и Кремля принимали участие как российские снайперы, так и их коллеги из Израиля. Но объединяло их одно - все они убивали безоружных людей по приказу Ельцина. По данным штаба обороны Дома Советов еще 28 сентября по личному приказу телохранителя ЕБНа Коржакова с армейских складов в Алабино и Балашихе было выдано некой загадочной группе 127 снайперских винтовок. Вечером 5 октября все они были возвращены на склады, а документы выдачи изъяты охраной Ельцина…

Есть свидетельство журналиста Марка Дейча, взявшего интервью у одного из представителей российских спецслужб, в котором тот, в частности, поведал следующее: «17 сентября в «Шереметьево» прилетели несколько групп туристов, среди которых были только мужчины. Документы о прилете этих групп почему-то не сохранились. Как не сохранились документы на прилет некоей команды по регби, которую, если я не ошибаюсь, встречал сам Коржаков. Ни по линии спорткомитета, ни по линии каких-либо спортивных клубов никаких соревнований по регби в тот период не было. До встречи этой группы Коржаков со своим помощником на оружейном складе получили снайперские винтовки СВД…

Чуть позже эти снайперы расстреливали обе противостоящие стороны - чтобы таким образом развязать кровавую бойню. Между собой мы этот прием условно называем «пикадилья». Во время корриды есть люди, которые маленькими дротиками специально злят быка, чтобы против тореро он казался более разъяренным. Зрителям кажется, что из-за этого бык становится страшнее, а на самом деле – безопаснее»...

Далее И. Иванов продолжает: «В 6.43 раздались первые выстрелы. Оказалось, снайперы РФ и спецслужбы стороннего государства решили подогреть штурмовой энтузиазм трех батальонов 119-го парашютно-десантного полка и подстрелили двух его офицеров. На подходе к «Белому дому», прямо на марше, в 100 метрах от перекрестка Нового Арбата и Новинского бульвара (Садового кольца), под вывеской «Арбату 500 лет!» колонна ЗИЛ-131 с десантниками была обстреляна с домов, уже занятых ельцинскими войсками и МВД. Стреляли с крыш домов по левую сторону Нового Арбата, в том числе и с крыш домов жилого городка посольства США…

Что характерно, когда полк спешился и стал пробираться по узкой асфальтовой дорожке к мэрии, ельцинские снайперы выбрали себе только две жертвы - и обе из руководства полка - замкомполка и замкомандира саперной роты. Документировано несколькими свидетельскими показаниями, что к командирам попавших под обстрел подразделений несколько раз подходили сотрудники «наружки» ФСК и МВД, которые сообщили, что огонь ведут свои - правительственные снайперы-трассовики бывшей «девятки» и какие-то неизвестные снайперы, они посоветовали десантникам быть поосторожней. Сотрудники «наружки» особо выделили обнаглевших снайперов с крыши посольства США и советовали не подставлять им спину, поскольку, по их словам, те «никому из наших не подчиняются»…

Как свидетельствовал заместитель командующего ВДВ В. А. Сорокин: «Во время выдвижения подразделения в полку погибло пять человек, и 18 были ранены. Расстреливали сзади. Я сам лично это наблюдал. Стрельба велась со здания американского посольства, с крыши, с колокольни у гостиницы «Мир». Кто стрелял, не знаю, хотя предположения есть… Вопрос организации огневой точки на крыше американского посольства без ведома американского посольства - это абсурд. То есть речь идёт фактически о прямом вооружённом иностранном вмешательстве в события октября 1993 года. Причём на стороне провокаторов, которые стреляли в спину солдатам для того, чтобы вызвать соответствующий эффект»…

Но вот начинается штурм Белого Дома и Ельцин отдает распоряжение спецподразделению «Альфа» уничтожить всех его защитников. Офицеры отказываются исполнить явно преступный приказ и берутся принудить депутатов сдаться без штурма. Обратимся снова к книге И. Иванова «Анафема»: «В эти минуты подполковник «Альфы» из здания парламента приказал в открытом эфире всем прекратить провокационный танковый и пулеметный огонь, демонстративно предложив группе «Альфа» в случае продолжения обстрела открыть ответный огонь на поражение, в том числе, по танкам Кантемировской дивизии, и подавить все огневые точки. Тут же был убит одиночным провокационным выстрелом из полностью контролируемого правительственными войсками здания офицер группы «А» Геннадий Сергеев…

Офицеры  группы «А» в первые же минуты определили, что Сергеева застрелил снайпер отнюдь не из числа защитников парламента. Им, профессионалам сразу стало ясно, что выстрелы произведены из занятой ельцинскими войсками гостиницы «Мир», а в одной из подавленных ими в ответ огневых точек среди четырех трупов (подтверждается данными радио «Свобода», материалами Марка Дейча) они обнаружили снайпера в форме подполковника милиции и три трупа с двумя СВД в руках, по виду - молодых евреев, определенных нашими офицерами как «бейтаровцы». Несмотря на то, что первичными рапортами оперативников эти факты были документированы, все трупы загадочно и бесследно исчезли из закрытого помещения»…  

В общем, как написал позже выдающийся русский спортсмен Юрий Власов: «Организация хасидов ХАБАД, несмотря на заявления об аполитичности, открыто поддержала подавление народного восстания в Москве. Хасиды выходили в места скопления сторонников Ельцина, выдавали им провизию, говорили о своих молитвах за «победу над врагом»… Расстрел Дома Советов, сверхдеятельное участие в бойне еврейских шовинистов-боевиков со своими особыми кроваво-трупными задачами (стравливание двух противостоящих частей русского общества в истребительной схватке, что им блестяще удалось, а как иначе, если им пособляла сама высшая власть) отбросили начисто все принятые нами дотоле рассуждения о несчастном, гонимом народе...

Для отстрела русских из Израиля тайком прибыли бойцы диверсионного отряда «Иерихон». Они отстреливали русских из противостоящих частей, дабы стравить, сделать гражданскую бойню неизбежной. Колоть один народ на две половины и кровью стравливать – вот, оказывается, в чем задача еврейских шовинистов. А чтоб это вышло наверняка, не сорвалось (случай такой представляется не каждый день!), отряды и отдельные боевики проходили подготовку в Израиле на базах «Моссад». Стравливать, убивать, вести снайперскую стрельбу то по солдатам, то по мирному населению (это уже война против России) – тоже ведь наука; надо знать, как ее выполнить наилучшим образом и не попасться. И после всего смеют трезвонить и кричать о русском фашизме и антисемитизме! Да кто же антисемитизм разжигает, кто льет кровь? Опасную игру ведет Израиль, еще более опасную – его наемники в России»…

Нелишне будет заметить, что точно такую же тактику работы снайперов по безоружным людям сионисты опробовали и во время Майдана на Украине, отправив на небеса аж целую сотню своих сторонников, и попытавшись списать все это дьявольское дело на россиян. Чуть позже, правда, выяснилось, что снайпера были из Грузии и Прибалтики, а «боевую задачу» (по уничтожению протестующих на площади) перед ними поставил американский инструктор и несколько подлых провокаторов из руководства Майдана (Парубий, Пашинский, Парасюк – все они после захвата власти в Киеве заделались высокопоставленными чиновниками)…

БОЙНЯ У ОСТАНКИНО

Надо сразу сказать, что вопреки утверждению всяких ельциных и гайдаров, никаких попыток штурма телецентра демонстрантами не предпринималось (версия эта была придумана негодяями для того, чтобы оправдать расстрел и гибель десятков людей) Более того, генерал Макашов, приведший народ к Останкино гарантировал охране телецентра, что со стороны демонстрантов не будет произведено ни единого выстрела. Да и некому было стрелять - из 4 тысяч человек, прибывших с Макашовым, оружие было только у нескольких представителей его личной охраны. Все остальные могли противопоставить ельцинистам разве что надежду, что те не начнут палить по безоружным людям. Как же страшно они ошибались…

Здание телецентра и прилегающую к нему территорию на тот момент охраняло в общей сложности  480 военнослужащих и милиционеров, в том числе 105 бойцов отряда специального назначения «Витязь» (которые и заварили кровавую кашу в Останкино) Они были вооружены 320 автоматами, 130 пистолетами, 12 гранатометами, а также снайперскими винтовками. Кроме того, их поддерживали 6 БТРов с пушками и крупнокалиберными пулеметами. Чуть позже к ним присоединились еще порядка 400 солдат и 18 БТРов. Вся эта колоссальная огневая мощь была обрушена карателями на граждан России, потребовавших дать им слово на контролируемых ельцинской кликой телеканалах…    

Из записи радиоперехвата разговоров ОМОНа и внутренних войск: «Примешь гостей через два часа с полным набором гостинцев. Расставь своих людей по схеме два... Понял, приступаю к подготовке выдвижения к объекту. У меня все готово для работы по высшему классу с этими сволочами... Ускорить переброску частей к Останкино. Оказать помощь группе в здании ТВ. Применение оружия санкционируется по всем лицам у здания. Бить их, сук, беспощадно»... Как мы видим, бойня у Останкино целенаправленно готовилась еще до того, как демонстранты добрались до телецентра…

По версии сторонников Ельцина (в том числе и командира «Витязя» негодяя Лысюка, на черной совести которого - жизни нескольких десятков людей) демонстранты, якобы, произвели выстрел из гранатомета по зданию телецентра. Но это явная ложь! Следствие впоследствии выяснило, что выстрел из единственного гранатомета, имевшегося у демонстрантов, не производился. Следов использованного взрывчатого вещества обнаружено не было, боевая часть гранаты не найдена. В связи с этим, экспертами и следователями высказано предположение, что взорвано было одно из спецсредств, имевшихся в распоряжении «Витязя», с целью мобилизовать бойцов на открытие огня по толпе…

От взрыва этого спецсредства погиб спецназовец Ситников, вину за смерть которого либералы также попытались списать на демонстрантов. Но проведенными экспертизами доказано, что телесные повреждения, полученные Ситниковым, являются следствием разрыва в непосредственной близости от него спецсредства, используемого исключительно спецназом. А сторонники Верховного Совета даже при всем желании не смогли бы привести в действие взрывпакеты, находящиеся в руках у бойцов «Витязя». Это могли сделать только сами спецназовцы…

Как стало известно уже позже, непосредственный приказ об открытии стрельбы на поражение по безоружным людям был отдан заместителем командующего внутренними войсками Павлом Голубцом с санкции своего начальника Анатолия Куликова. Понятно, что вопрос этот был согласован с Кремлем, скорее всего, лично с Ельциным. Приказ Голубца был продублирован командиром «Витязя» подполковником Лысюком, бросившим сигнальную свето-шумовую гранату, которая стала сигналом к началу расстрела…

Первый шквал огня продолжался от 10 до 20 минут, затем, после небольшого затишья, расстрел возобновился вновь и шел до тех пор, пока военнослужащие не расстреляли весь имевшийся у них боекомплект… В ответ «штурмующими» (как утверждала бессовестная ельцинская пропаганда) не было произведено ни единого выстрела. Солдаты, стрелявшие по толпе, не могли не видеть, что среди убиваемых ими людей не было боевиков – на площади перед телецентром скопилось огромное количество женщин, детей, журналистов с камерами. И тем не менее, они продолжали  поливать толпу свинцом, сея смерть и горе…

Только по официальным ельцинским данным (которым, конечно же, нет никакой веры) на пятачке перед телецентром Останкино и в сквере, по которому чуть позже вели ураганный огонь несколько БТРов, погибло 46 человек. Независимые источники говорят о 200 погибших. Еще приблизительно столько же человек было госпитализировано с тяжелейшими огнестрельными ранениями (сколько из них впоследствии умерло, а сколько осталось инвалидами, до сих пор неизвестно)…

Вот как события у телецентра в своей книге «Анафема» описывает И. Иванов: «После того, как генерал Макашов без оружия один вышел в вестибюль телецентра на переговоры, он предложил спецназовцам не препятствовать законной власти и дал им время свободно покинуть здание. Сурово предупредил о недопустимости любого выстрела. Первый выстрел в «Останкино» был сделан с крыши телецентра спецназом «Витязь»! Стреляли без предупреждения. Выстрелом был тяжело ранен демонстрант у входа в телецентр…

Через две минуты после первого выстрела спецназовцы МВД бросили две-три гранаты под ноги толпы и из двух зданий скоординировано стали расстреливать людей на улице Королева. Из телецентра стреляли на поражение из пулеметов и автоматов, с крыши телецентра огонь вели четыре автоматчика. Группа людей у входа в телецентр была уничтожена полностью, там уцелел только один человек. Приказа на открытие ответного огня Макашов не отдавал и никто из демонстрантов не стрелял. Стрельба солдат МВД по безоружным людям, раненым и санитарам продолжалась вплоть до подхода двухсоттысячной мирной демонстрации с Октябрьской площади. Демонстрацию эту встретили пулеметными и автоматными очередями в упор»…  

Ельцинские каратели убивали людей не только на площади, но и внутри здания телецентра. Делалось это для того, чтобы впоследствии свалить всю вину за смерть журналистов на «красно-коричневых». Так, например, был застрелен видеоинженер Сергей Красильников. По официальной версии, он погиб от выстрелов «штурмовиков» и только после этого было принято решение открыть ответный огонь по «нападавшим»… Позже, однако, прокуратура выяснила, что Красильников был убит спецназовцем отряда МВД «Витязь». Выстрелом снаружи здания (даже в случае рикошета) это сделать  было невозможно…

Впоследствии командир «Витязей» Лысюк в одном из интервью признался, что журналист мог погибнуть от пули его бойцов: «Да, был убит Красильников. Возможно, что в пылу перестрелки он попал под шальную пулю. Эта шальная могла быть и нашей. Трудно сказать, потому что это война»… По показаниям начальника смены информационных программ телецентра, подчиненные Лысюка не позволили ему подойти к лежавшему Красильникову для оказания помощи, угрожая открыть огонь на поражение. Разрешение оказать помощь не было дано даже тогда, когда он, надев взятый в медпункте белый халат, попытался представиться медработником…  

Скорее всего, и видеоинженер Сергей Красильников (убитый в здании телецентра, как показала экспертиза, выстрелом в упор) и редактор Останкино Игорь Белозеров (застреленный снайпером с крыши телецентра) и спецназовец Ситников (пострадавший, якобы, от действий демонстрантов) были ликвидированы по приказу негодяя Лысюка, дабы оправдать последовавший затем расстрел сторонников Верховного Совета…    

Но самое поразительное случилось потом. Отстрелявшись по живым людям, как по мишеням, накрошив сотни две трупов и искалечив огромное количество безоружных людей, ельцинские выродки, напялившие на себя святое русское название «Витязи», принялись планомерно и методично обстреливать ближайшие дома, жилые кварталы и проходящий мимо транспорт (в том числе, и рейсовые автобусы с пассажирами!) В результате были убиты и получили ранения различной степени тяжести даже те жители Москвы, которые не принимали в октябрьских событиях вообще никакого участия...    

По свидетельству демонстранта Николая Абраменкова, чудом уцелевшего под шквальным огнем карателей, после уже состоявшегося расстрела несколько БТРов «Витязей» выехали на улицу Академика Королева и начали гвоздить из пулеметов верхние этажи телецентра (!) а спустя еще несколько минут открыли огонь трассирующими очередями по ближайшим домам, церкви и проезжающим автобусам!.. В своем сенсационном фильме «Час негодяев», знаменитый режиссер Станислав Говорухин на основании документальных кадров подробно показал, как это делалось…  
    
Было понятно, что вопиющий по своей несравненной подлости обстрел спящего ночного города БТРами ельцинистов, производился умышленно, с целью имитации «напряженного боя с вооруженными сторонниками Верховного Совета», чтобы впоследствии ельцинские шакалы могли оправдать преступное использование оружия против народа и массовые убийства в Москве. Дескать, «вы же видели, как русские фашисты и коммуняки стреляли по москвичам, мы не могли оставить это безнаказанно»…  

Прошло еще какое то время, главарь бандформирования «Витязи» Лысюк за свою сатанинскую работу, выполненную у Останкино получил от главного вурдалака Ельцина (вы не поверите!) звание Героя Российской Федерации! Так Кремль отметил гниду, чьи боевики пролили реки невинной крови. О людях же, которые с риском для жизни выносили на себе из под огня убитых и раненных, до сих пор не знает почти никто. А ведь это и были самые настоящие герои, память о которых должна навечно сохраниться в русских сердцах…

Например, американский фотокорреспондент Пол Отто, не имея возможности выбраться из под обстрела, долго лежал у здания телецентра за клумбой. После длительных переговоров с «Витязями» ему разрешили уйти. Но как только он поднялся на ноги, его тут же полоснули очередью в живот. После этого бойцы «Витязя» не давали возможности подползти к Полу Отто для оказания помощи, стреляя в каждого, кто пытался приблизиться к раненому! Только через 2 часа после начала расстрела его с риском быть убитыми вынесли на руках русские добровольцы из числа демонстрантов…

Другой американец Терри Данкен (который вообще оказался у Останкино случайно) увидев, как ельцинисты поливают огнем безоружных людей, бросился помогать раненым. Этот отважный парень, по свидетельствам очевидцев, вынес из под огня не менее трех человек (!), но сам был сражен пулей спецназа в голову. Один из демонстрантов, спасших фотокорреспондента Пола Отто, трижды обращался к военнослужащим, обстреливавшим площадь у телецентра, с просьбой позволить вынести Терри Данкена. Из здания отвечали нецензурной бранью. Тогда мужчина пошел без разрешения и был убит автоматной очередью в спину. Это был безработный москвич Юрий Михайлов, отец двух несовершеннолетних детей…

РАССТРЕЛ БЕЛОГО ДОМА

О том, что сторонников Верховного Совета будут убивать, было известно еще задолго до расстрела российского Парламента. Историк Олег Платонов среди прочего, вспоминает: «Вернувшись около 1 часа ночи домой из Останкино, я видел, как еврейские политики Гайдар, Явлинский, Немцов с перекошенными от ненависти и страха лицами, похожие на вурдалаков, требовали беспощадно уничтожать защитников Белого Дома. Расстрел Белого Дома, в котором находились, по данным Руцкого, около десяти тысяч человек, в том числе женщин и детей, начался внезапно...

На весь Белый Дом имелось несколько десятков автоматов, но их приказом Руцкого не разрешалось использовать против наступающих путчистов. Оружие разрешено было применять только внутри здания. Стрельба была прекращена на 2  часа, когда «Альфа» выводила из здания депутатов. Сразу после этого бойня возобновилась. Солдаты и спецназовцы, многие пьяные, шли по коридорам Дома, убивали всех живых, добивая раненных. Приказы о поголовном уничтожении открыто передавали по рациям»...

Из расшифровки милицейского радио-эфира в ночь на 4 октября 1993 года: «Никого живым не брать! Мы их перевешаем на флагштоках везде, на каждом столбу перевешаем, падла… И пусть эти пидарасы из Белого дома, они это запомнят, б…, что мы их будем вешать за …! Ребята, они там, суки, десятый съезд внеочередной затеяли…  Хорош болтать, когда штурм будет? Скоро будет, скоро, ребята. Руки чешутся. Не говори, поскорее бы!»…  

Как пишет историк и писатель И. Иванов: «На 62 автомата защитников парламента было брошено 185 единиц армейской бронетехники (80 БТРов, 10 танков, 60 БМД, 20 БМП, 15 БРДМ) и 61 единица бронетехники МВД (26 БТРов, 25 БМП-2 и 10 спецмашин). На один автомат - три единицы бронетехники, один крупнокалиберный пулемет и две пушки. На каждого ребенка, на каждую женщину и каждого безоружного мужчину послали в «бой» по взводу или отделению пьяных автоматчиков-убийц с приказом «пленных не брать»…

Сегодня уже точно установлено, что в «операции» 4-го октября правительственными войсками было задействовано более 102 снайперских винтовок, в том числе и группой прибывших из Израиля снайперов-спецназовцев. Численность правительственных войск и наемников исчислялась многими десятками тысяч и приближалась к круглой цифре; даже официальные источники признавали, что 4-го октября в отдельные моменты операции по расстрелу парламента непосредственно вокруг здания Дома Советов было задействовано до 20 тысяч военнослужащих»…

В очерке «Конец Дома Советов», очевидец тех событий Алексей Залесский так характеризовал обстановку вокруг здания накануне расстрела: «Баррикады очень примитивные, из всякого рода железок и деревяшек. Кажется, любой бульдозер, не говоря уже о танке, может запросто их снести. Около баррикад костры, потому что там дежурят круглые сутки. Оружие - железные и деревянные палки, аккуратно сложенные в кучки булыжники, вывороченные из мостовой на случай, если ОМОН начнёт атаку, ведь у них автоматы»... Вот так, с палками и булыжниками русские люди готовы были идти против автоматов и танков ельцинских палачей…

Не все военнослужащие российской армии изъявили желание стрелять в своих единокровных братьев и сестер. Ельцину пришлось сильно повозиться, прежде чем рекрутировать достаточное количество продажных иуд. Танковые экипажи, перед которыми была поставлена задача расстрела Белого Дома, набирались из числа офицеров. Каждому из них, помимо денег, была обещана квартира и дача из «фонда президента»…

Вот что писал об этом режиссер Станислав Говорухин: «Приведу одну справку: Факты использования крупных наличных сумм во время 3-4 октября: А) Выплаты военнослужащим, участвовавшим в блокаде и штурме: рядовым - 100 000 руб. единовременно, офицерам - 200 000 - 500 000 руб. Б) Выплаты 12 офицерам-добровольцам, из которых сформированы танковые экипажи: 5 000 000 руб. каждому. В) Целевые единовременные выплаты бойцам ОМОНа  - 200 000 руб. каждому. Г) Единовременные выплаты сотрудникам РУВД, ГУВД, МВД РФ за «сверхурочные» от  70  000 до 300 000 руб»…

Активное участие на стороне ельцинских выродков принимал распиаренный впоследствии путинским режимом «лучший МЧСник и министр Обороны» Сергей Кожугетович Шойгу. Именно он, по требованию мерзавца Гайдара, передал еврейским боевикам из «Бейтара» около 1 000 автоматов (принадлежавших подведомственной ему системе гражданской обороны) которые потом были обращены против восставшего народа…

Примечательна роль в октябрьских событиях и лидера коммунистов Геннадия Зюганова. Накануне он вошел в оргкомитет «Фронта национального спасения», чьи дружины среди прочих защищали Дом Советов, но сам Зюганов покинул Белый дом за несколько дней до начала штурма. А потом и вовсе выступил по телевидению с призывом «проявлять сдержанность». Фактически, своим разглагольствованием о «непротивлении злу насилием» Зюганов сподвиг Ельцина на смертоносные действия в отношении защитников Конституции. Пройдет несколько лет, и тот же «дядюшка Зю» передаст без боя свою победу на выборах президента ненавидимому всей Россией ЕБНу…    

Александр Руцкой так высказался о пугливом и малодушном лицемере Зюганове: «24 сентября они вместе с ещё одним деятелем, Тулеевым, заявили: мы поехали поднимать пролетариат, - и больше их никто не видел»… Секретарь ЦК КПРФ Татьяна Астраханкина назвала Геннадия Зюганова «охвостьем Ельцина», заявив, что тот, «будучи по натуре человеком трусливым, сбежал из Белого дома»...

Комментируя свой поступок, сам Зюганов в интервью газете «Завтра» заметил: «Не скрою, мы понимали, что в случае разгрома Дома Советов будет запрещена Коммунистическая партия. Ибо партия была на баррикадах, партия была среди восставших. Мне нечего стыдиться за моё поведение в те трагические дни. Я исходил не из своих личных интересов. Я хотел упредить бессмысленную жертвенность. Я боролся за партию, которая только-только возрождалась. Она была выведена из-под ельцинского удара и смогла участвовать в дальнейшей политической жизни»… Вот такое вот боязливое чмо оказалось во главе коммунистической партии в решающую минуту русской истории…

А тем временем, штурм Белого Дома начался… Преподаватель МГУ Сергей Сурнин, наблюдавший за событиями недалеко от Белого дома, вспоминал, как после стрельбы ельцинистов он и еще человек 40 упали на землю: «Мимо нас прошли БТРы и с расстояния 12 - 15 метров расстреляли лежащих людей - одна треть рядом лежащих была убита или ранена. Причём в непосредственной близости от меня – трое убитых, двое раненых: рядом, справа от меня, убитый, ещё за мной убитый, впереди, по меньшей мере, один убитый»…

Факт: расстрел Парламента 4-го октября 1993 года начался внезапно, без какого-либо объявления или предварительного предупреждения. Никаких предложений сдаться или вывести из здания женщин и детей атакующие не делали. Перед началом атаки никаких ультиматумов о капитуляции Парламенту не выдвигалось. Первыми очередями из БТР было убито около 40 безоружных человек. Неоднократные требования Руцкого прекратить огонь по «Белому дому» и дать возможность вывести из здания женщин и детей на штурмующих действия не возымели - огонь не прекращался в течение 10 часов!..

Корреспондент газеты «КоммерсантЪ» Вероника Куцылло так описывала свои впечатления от начавшегося штурма: «Без пяти семь кто-то меня разбудил - я спала в буфете, на 6 этаже, на составленных стульях. Стала слышна автоматная стрельба. Я выглянула: у здания стояли БТРы и стреляли: по баррикадам, машинам, брезентовым палаткам, где ещё накануне ночевали защитники парламента. Были видны люди, лежащие на площади: то ли раненые, то ли убитые. Одного из них за руки протащили к Белому дому, и на площади за ним осталась кровавая полоса. К остальным подойти не удавалось, они лежали, а над их головами били трассерами… Нам казалось, что стреляют только снаружи. Я прошла по коридорам: не было заметно ни одного человека, кто стрелял бы из окон. Было видно, как в коридоре проносили носилки - с ранеными и убитыми. Кажется, раненых было меньше, чем убитых»…

Ельцинские каратели не щадили не женщин, ни детей, ни врачей. Лейтенант В. П. Шубочкин, ставший невольным свидетелем кровавой бойни, вспоминал: «На наших глазах БТРы расстреливали безоружных стариков, молодёжь, которые находились в палатках и возле них. Мы видели, как группа санитаров побежала к раненому полковнику, но двое из них были убиты. Через несколько минут снайпер добил и полковника»…  

В самый разгар штурма депутат Р. С. Мухамадиев видел, как из здания Парламента выбежали женщины в белых халатах. В руках они держали белые платки. Но стоило им нагнуться, чтобы оказать помощь лежащему в крови мужчине, как их срезали пули крупнокалиберного пулемета. «Девушка, которая перевязывала наших раненых, - свидетельствует очевидец Сергей Коржиков, - погибла. Первое ранение было в живот, но она осталась жива. В этом состоянии пыталась доползти до двери, но вторая пуля попала ей в голову. Так она и осталась лежать в белом медицинском халате, залитом кровью»…

Депутат Верховного Совета В. И. Котельников до сих пор помнит, как подручные мерзавца Грачева и «бейтаровцы» расстреливали безоружных людей, пытавшихся живым щитом оградить Белый Дом от насильников: «И уже, когда надежды никакой не было, к нам прорвались 200 человек: мужчины, женщины, девушки, подростки, фактически дети, школьники  восьмых-десятых классов, несколько суворовцев. Когда они бежали, им стреляли в спины. Падали убитые, оставляя кровавые следы на асфальте, живые продолжали бежать»...

Преступления ельцинских упырей обличает журналист Ирина Танеева: «В стоящий напротив накануне брошенный омоновцами автобус бежали люди, карабкались внутрь, прячась от пуль. На автобус с трёх сторон на бешеной скорости наехали три БМД и расстреляли его. Автобус вспыхнул свечкой. Люди оттуда пытались выбраться и тут же падали замертво, сражённые плотным огнём БМД. Кровь. Рядом стоящие «Жигули», набитые людьми, также были расстреляны и горели. Все погибли»…  

В своей книге «Анафема» писатель И. Иванов вспоминает: «Руцкой, стоя в дверях комнаты, кому-то кричал по радиотелефону: «У Вас же есть оружие! Ударьте им в спину или убедите немедленно прекратить огонь. Объясните, что здесь есть женщины и дети. В здании около 10 тысяч человек. Танки сейчас начнут стрелять залпами. Они убийцы. Остановите их!» Это врезалось в память довольно отчетливо, с дословной точностью. Руцкой то появлялся, то исчезал в проеме двери, постоянно с кем-нибудь связывался по радиотелефону, говорил примерно одно и то же. Требовал, чтобы собеседники звонили в западные посольства, в правительства…

Руцкой был в состоянии гнева и возмущения от происходящего, от своего бессилия. Узнав про черноволосых молодцов в кожаных куртках на бронетранспортерах и с помповыми ружьями в руках, Руцкой матерился по-черному: «Е...е жиды! Это все Боксер со своими еврейскими головорезами!». Словно знал, что произойдет буквально через несколько часов - как на крови павших у расстреливаемого «Белого дома» хасиды на радостях будут танцевать ритуальную пляску Суккота (документировано видеоматериалами российского телевидения)»…

Бывший министр обороны Грачев (который сейчас уже жарится в аду) заявлял следующее: «Мы выстрелили по Белому дому шестью болванками из одного танка по одному заранее выбранному окну с целью вынудить заговорщиков покинуть здание. Мы знали, что за окном никого не было». Но мерзавец, как обычно, врал! В беседе с главным редактором газеты «Завтра» А. Прохановым генерал-майор Министерства обороны сообщил, что из танков выполнено 64 выстрела. Причем часть боеприпасов, используемых ельцинистами, была объемного взрыва (когда в радиусе нескольких метров выжигается все живое вокруг) что вызвало огромные жертвы среди защитников Верховного Совета...

Американский журналист Стэнли Грин, который вовремя штурма находился внутри Парламента, чуть позже вспоминал: «Когда танки открыли огонь, один из первых залпов обрушился на наш этаж. Журналист из Сибири был ранен, я лежал рядом в дыму и крови. Его крови. Я думал, что это моя. Весь этаж был в огне. Люди пришли и унесли молодого журналиста. Я уже собрался умирать. Но они вернулись и вытащили меня из-под завала»…

Уже цитируемый мною выше Александр Руцкой, за головой которого (как одного из лидеров Верховного Совета) ельцинистами была устроена самая настоящая охота, впоследствии рассказывал: «В зал заседаний лупили прямой наводкой, причем били фугасными снарядами, а не болванками, как утверждают сегодня. От болванок здание гореть не будет. Там были реки крови, кишки на стенах, оторванные головы. Я все это видел»…

А сотрудник службы безопасности Руцкого, охранявший своего патрона в Белом Доме, свидетельствовал: «Я вышел из приёмной третьего этажа и стал спускаться на первый. На первом этаже - жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку - убитые… Там их наваляли горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой в полстакана – ей ведь некуда было стекать»…  

Из воспоминаний народного депутата России от Иркутской области Ивана Федосеева: «После очередного залпа в окнах Дома Советов где-то на уровне 13 этажа появилось пламя, начался пожар. В одном из окон появилась девушка с мегафоном: «Солдаты, не стреляйте! Я здесь уже неделю, тут обычные люди». Автоматная очередь. Девушка на время замолчала, потом появилась опять: «Так русские вы или нет?!» В ответ ещё одна автоматная очередь. Девушка замолчала, уже навсегда»…

Депутат от Чувашии Н. Г. Григорьев утром 4 октября спустился на первый этаж в холл двадцатого подъезда. «Я обратил внимание, - вспоминает он, - на то, что на полу холла, а холл был самым большим в Доме Советов, лежали рядами более полусотни раненых, возможно и убитые, так как первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты с головой»…

Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов и президент Ингушетии Руслан Аушев под белым флагом прошли в обстреливаемый ельцинскими карателями Дом Советов для встречи с Александром Руцким и Русланом Хасбулатовым. Руцкой сообщил им, что Ерину дана команда никого в плен не брать. Также он сообщил Илюмжинову и Аушеву о более чем 500 убитых в здании Парламента (чуть позже на совещании правительства Аушев обратился к негодяю Черномырдину: «Виктор Степанович! Мы там видели детей, женщин. Там где-то пятьсот или шестьсот трупов. Остановите эту бойню!») По словам Илюмжинова, несмотря на белый флаг, для того чтобы попасть в Белый дом им пришлось ждать около получаса, пока утихнет стрельба. Илюмжинов также сообщил, что видел в Белом Доме очень много погибших… Президент Ингушетии Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нем из Белого дома вынесли 127 трупов, но много еще оставалось в здании...

Начальник пожарной части Владимир Шашин, которого вызвали тушить пожар в здании Парламента, вспоминал: «Мне трудно представить, что на верхних этажах Белого Дома кто-то мог выжить. По ним же били танки, стоящие на мосту. В тех помещениях, куда попал снаряд, перегородок вообще не было, образовался большой такой стадион. Результаты прямого попадания снаряда мы видели в районе десятого этажа. Была угроза возможного обрушения конструкций, в горящих этажах стояла высокая температура, но страшнее и нелепее было то, что по людям в пожарных касках вели прицельный огонь. Когда мы выезжали, по нам начали лупить из БТРа. Но бог миловал – спаслись»...

4 октября к Дому Советов были направлены дополнительные пожарные подразделения. Они начали тушить пожар, но были остановлены военными. Тушение пожара возобновилось только около трех часов ночи 5 октября. «Это не поддается описанию, - пересказывал позже журналистам то, что увидели пожарные на горящих этажах, руководитель Московской пожарной службы генерал майор Максимчук. - Если там кто то и был, от него ничего не осталось: горящие этажи превратились в крематорий»…

Вспоминает криминолог и генерал-майор милиции в отставке В. С. Овчинский: «5 октября 1993 года руководитель пресс-службы МВД показал начальникам различных подразделений плёнку, которая была сделана сразу после ареста депутатов группой документалистов. Они первые вошли в еще горящее здание Белого дома. И я сам видел эту плёнку от начала до конца. Она где-то минут 45. Они шли по сгоревшим кабинетам, и комментарии были такие: «Вот на этом месте стоял сейф, теперь здесь расплавленное пятно, металлическое, на этом месте стоял другой сейф - здесь расплавленное пятно»…

И таких комментариев было где-то по десяти кабинетам. Из этого я делаю вывод, что помимо обычных болванок стреляли кумулятивными зарядами, которые всё выжигали в некоторых кабинетах вместе с людьми. И трупов там было не 150, а гораздо больше. Они штабелями лежали, заваленные льдом, на цокольном этаже в чёрных пакетах. Это тоже есть на плёнке. И это говорили сотрудники, которые входили в здание Белого дома после штурма. Я свидетельствую это, хоть на Конституции, хоть на Библии»…

Как известно, отрядам специального назначения «Альфа» и «Вымпел» было приказано взять Верховный Совет штурмом. Командир «Альфы», желая прекратить кровавую бойню, уговорил руководителей Верховного Совета сдаться, пообещав защитникам Белого Дома безопасность. Спецподразделение «Вымпел», чье руководство наотрез отказалось выполнять преступный ельцинский приказ о штурме («Мы не для того готовились, чтобы в безоружных машинисток стрелять!») чуть позже было расформировано…

Впоследствии очевидцы рассказывали, как проходила встреча кремлевского упыря с руководителями подразделений «Альфа» и «Вымпел». Накануне ему доложили, что некоторые офицеры «Альфы» считают происходящее антиконституционным переворотом, а потому не собираются принимать в нем участия. На прямой вопрос Ельцина: «Вы будете выполнять приказ президента?» офицеры ответили молчанием…

Вот как сам Ельцин в своих «Записках президента» рассказывал о том, как он пытался спровоцировать спецназовцев на штурм Парламента: «Информация о том, что «Альфа» отказалась выполнить приказ своих командиров, могла дойти до руководства парламента. Это значит, что там воспрянут... Барсукову с трудом удалось их убедить хотя бы просто подойти к Белому дому. Тактика была у Барсукова простая: попытаться подтянуть солдат как можно ближе к зданию, к боевым действиям. Почувствовав порох, гарь, окунувшись в водоворот выстрелов, автоматных очередей, они пойдут и дальше...

Барсуков уговорил нескольких добровольцев из «Альфы» сесть на БМП и подойти на них к самому зданию, не пытаясь проникнуть внутрь, а просто осмотреться, чтобы, если все-таки придется действовать, точно знать как. Четыре машины подъехали к «Белому дому», и здесь одна из БМП остановилась около раненого, ему срочно нужна была помощь. Из машины вылез младший лейтенант, подбежал к лежащему, и в это время раздался выстрел снайпера. Пуля попала лейтенанту в спину, прямо под бронежилет. После того как бойцы «Альфы» узнали, что погиб их товарищ, никого уже не надо было уговаривать. Почти вся команда пошла на освобождение «Белого дома»…  

Так вот Ельцин, как обычно, нагло и бессовестно лжет. Да, офицер «Альфы» был застрелен у Белого Дома, но убили его не защитники Верховного Совета, а работающие на Кремль снайперы, большая часть которых (как уже было сказано выше) пожаловала к нам из за рубежа. Но самое главное, что даже это наглая кровавая провокация не заставила «альфовцев» броситься на штурм Парламента. Они прекрасно понимали, кто и зачем убил их товарища. И мы можем только сожалеть, что группа «Альфа» не повернула своего оружия против отмороженных на всю голову ельциноидов…

Так или иначе, «альфовцы» посчитали, что их присутствие в Белом Доме позволит сократить количество жертв и выдвинулись в сторону Парламента. Из стенограммы документальной видеосъемки, зафиксировавшей приход группы «Альфа» в Белый дом: «Офицер группы «А», обращаясь к «Белому дому»: - Давайте я к вам пройду один, и поговорим! Младший сержант в мегафон дублирует: - К вам идет подполковник спецназа! Без оружия! - обращаясь к толпе на парадной лестнице, командует: - Все назад! Голоса офицеров спецназа, оттесняющих разъяренную толпу: - Все назад! Все назад!..

Несмотря на предпринятые усилия, на площадку перед «Белым домом» с парадной лестницы прорываются несколько журналистов. Вперед вылезли два иностранца - усатый телеоператор с большой видеокамерой в фиолетовом спортивном костюме, поверх одета кожаная куртка, на шее - цепочка, по правую руку - помощник. Их вытесняют обратно на парадную лестницу офицеры спецназа группы «А». Говорят на английском…

Представитель группы «А» бегло, на английском языке: - I’m telling you - Go back! Go back! It is not your country - it is not your problem! (Я говорю тебе - убирайся вон! Пошел отсюда! Это не твоя страна - не твои проблемы!)… Усатый англоязычный журналист в фиолетовом костюме: - Anything in Russia is our problem (Все в России - наши проблемы)…

Офицер спецназа: - Don’t provoke! It’s very seriously! (Не провоцируйте! Это все очень серьезно!)… Журналист: - It is my job... Three years... Vietnam... (Это моя работа!.. Я... 3 года... Вьетнам...) Офицер спецназа: - No! It’s not your game! I know result of your Vietnam! (Нет! Это не твоя игра! Я знаю, чем кончился твой Вьетнам!)»…

Вот как вспоминает о том, что происходило тогда в Белом Доме депутат Верховного Совета И. Шашиашвили: «Прошла информация, что по Киевскому движется бронетехника. Мы с Павловым решили ехать навстречу. Говорили: «Военные! Вы куда? Вас послали убивать своих братьев! Не подчиняйтесь преступному приказу». Подбежал милиционер, дуло в Павлова: «Убью». Нас оттащили и колонна из 100 БТРов пошла в Москву…

Потом в Дом Советов вошла «Альфа». В здании заседания появился ее командир: «Дорогие отцы и матери! Я из группы «Альфа». Мы пришли к вам без оружия. Мы не хотим вам зла. Вы, находящиеся в этом здании, обречены. Нам дан приказ вас уничтожить, но мы отказались это сделать. Я, Владимир Сергеевич, брал дворец Амина в Кабуле, Вильнюсскую телебашню, был в Карабахе и Тбилиси. Везде нас подставляли. Сейчас мы не будем брать грех на душу и хотим вывести вас живыми. Мы сделаем коридор, вы пройдете в безопасность. Если кто-нибудь из бандитов попробует в вас выстрелить, мы подавим их огнем. Вам подадут автобусы и развезут по домам. Слово офицера...

Вошел Хасбулатов: «Мы сейчас уходим из зала. Многие из вас останутся живыми. Нужно донести до общественности, что с нами произошло. Переворот совершен полностью. Пролилась большая кровь. Вина в этом на Ельцине и его окружении. Давайте прощаться»… Мы решили выходить через первый подъезд. Там американское телевидение ведет съемку. В 20 и 8 подъезде, где телекамер не было, атакующие зверствовали, вели огонь на поражение. В это время в вестибюль вошел Коржаков, руководитель охраны Ельцина и кричит: «Руцкой! Выходи». Полковник «Альфы» - Коржакову: «Убирайся, мать твою!»…

Лидеры Верховного Совета Руцкой и Хасбулатов были арестованы, после чего их на автобусе в сопровождении бойцов «Альфы» и сотрудников службы охраны Ельцина доставили в следственный изолятор «Лефортово». По словам телохранителя ЕБНа Коржакова, руководившего арестом, у него «была задача кокнуть Руцкого и Хасбулатова, но это было сделать невозможно, потому что они спрятались в толпе депутатов»…

Надо сказать, что если бы не офицеры «Альфы», то количество жертв в Белом Доме было бы в несколько раз выше. Скорее всего, ельцинисты помимо простых людей пустили бы в расход и всех депутатов. По крайней мере, приказ у них был именно такой: «живыми никого не брать». Из интервью с защитником Верховного Совета Сергеем Слойкиным: «Со мной шел молодой человек лет 30 – 35. Он сказал: «Смотри, кто за нами пожаловал. Сам господин Коржаков». У нас вытащили документы, построили лицом к стене…

«Альфовцы» кричали, говорили людям: «Идите домой, не бойтесь! Идите к семьям, домой». У Коржакова с тем офицером, который нас обещал вывести и вывел, был диалог примерно следующего содержания: «У меня приказ людей в военной форме, боевиков - ликвидировать!» - «А я дал слово офицера!» - «А у меня есть приказ!» - «А у меня - слово офицера! Если вы будете убивать безоружных, унижать казаков, я убью вас первым»... К сожалению, группа «Альфа», выведя депутатов, покинула здание Верховного Совета…

Ворвавшись в Белый Дом, ельцинские каратели принялись расстреливать всех, кто попадался им под руку. И в первую очередь – раненых. Н. А. Брюзгина, помогавшая искалеченным людям в импровизированном «госпитале» на первом этаже впоследствии вспоминала что, когда ворвавшиеся военные принялись вытаскивать раненых в коридор, оттуда стали доносится глухие звуки. Надежда Александровна, приоткрыв дверь туалета, увидела, что весь пол там был залит кровью. Там же горой лежали трупы только что застреленных людей…

Свидетельствует легендарный русский спортсмен Юрий Власов: «Этой ночью я стал засыпать - и вдруг вспомнил туалет на первом этаже Дома Советов -  один из тех, в который сложили штабелями трупы защитников Дома Советов. Сначала сложили мертвых, а потом, когда доставили раненых и добили, добавили к тому штабелю трупов. Мертвые лежали до потолка. Кровь натекла по щиколотку. Самое место для прогулки Гайдару, Черномырдину, Ерину, Грачеву, Барсукову… ну и их повелителю»…

В самом здании Парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Врачи бригады Ю. Холькина свидетельствуют: «Мы прошли весь Белый Дом до 7-го (цокольного) этажа. Но выше 7-го военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно попросту отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики»... На верхних этажах явно кого то продолжали расстреливать…

Убийства ельцинистами граждан России не прекратились и после взятия Белого Дома. Вот свидетельство очевидца тех событий Ильи Кудрявцева: «5 октября, вечер. По городу ездят БТРы и беспорядочно стреляют. Я думал в воздух. А потом в десяти метрах от меня в группе из 10 - 15 пацанов один падает раненый. Стреляют военные с расстояния 100 метров. Прицельно, на поражение. В кучу пацанов»…

Подполковник милиции Михаил Руцкой (средний брат одного из лидеров Оппозиции Руцкого) убегая от стреляющего в него омоновца, получил касательное ранение в бок и был ранен в ногу. Скрывшись в подъезде, Михаил Руцкой видел, как из подъезда вытащили троих раздетых по пояс людей и тут же у стены дома расстреляли из автоматов. Он также слышал крики насилуемой женщины. В дальнейшем, на подходе к станции метро из проезжавшего мимо омоновского автобуса с разбитыми стеклами одной автоматной очередью были убиты двое молодых людей, которые шли метрах в 100 впереди Михаила…

Ю. Е. Петухов, отец  убитой в ночь с 3 на 4 октября девушки-студентки, с горечью и душевной мукою вспоминал: «Мы, хоронившие наших детей и близких, видели, что наши дети приняли жестокую, мученическую смерть. Нам известны случаи, когда безоружных раненых людей, в том числе женщин, доставляли в милицию, а затем со следами истязаний - в морг… В моpге я узнал свою дочь сразу. Hо то, что я увидел, меня потpясло: изувеченное лицо, синяки под глазами, выбитые зубы, пулевое pанение в ногу со стоpоны спины, очеpедь из 4-х пуль от плеча до плеча в гpудь и пуля в затылок со следами кольцевого ожога»…

Н. П. Пескова, мать расстрелянного 18 летнего юноши, свидетельствует: «Наших детей убивали зверски. Марину Курщеву застрелили на 7-м этаже, стреляя в окно квартиры. Студентка первого курса юридического факультета, красавица, обаятельная девушка. Матюхина Кирилла расстреляли в упор пять омоновцев с чулками на глазах. Ребята - студенты электромеханического института - пришли на крышу посмотреть, что же происходит. Но эти звери даже не выслушали их. Ребята кричали: «Мы студенты, безоружные, мы просто пришли посмотреть, что происходит». Эти звери делали свое дело…

Обуха Диму, студента архитектурного института убили в затылок, Женю Виноградова изрешетили пулями, пять пуль в спину, две из них со смещенным центром. Рома Денисов - в школе его называли ходячей энциклопедией, - отличник, пятнадцати лет. Его убили в спину. Мой сын Юра получил четыре ранения: два в ногу, одна пуля со смещенным центром в живот и одна в спину. Наших детей расстреляли, причем зверски, посреди белого дня, в любимом городе, по указу президента»…  

Генеральный прокурор Российской Федерации А. И. Казанник в интервью «Комсомольской правде» заявил, что администрация президента Ельцина оказала на него давление: «Не проводить никаких политических процессов. Октябрьские события расследовать за 3-4 дня, предъявить всем обвинения по статьям 102 и 17, то есть за соучастие в убийстве. Процесс должен длиться два-три дня, и всех надобно приговорить к смертной казни». Казанник отказался выполнить эту подлую рекомендацию и начал следствие…

В результате Генеральной Прокуратурой было обнародовано следующее заключение: «Допросив тысячу военнослужащих, мы доподлинно выяснили: никаких мирных переговоров в промежуток времени между событиями 3 и 4 октября не велось - был отдан приказ штурмовать немедленно… В паузе между случившимся третьего и тем, что произошло четвертого октября, никто не предупреждал людей, оставшихся в Белом доме, о начале обстрела и штурма... Следовательно, события 4 октября надо квалифицировать как преступление, совершенное на почве мести, способом, опасным для жизни многих, из низменных побуждений»…  

Теперь, что касается презренных имен палачей. Непосредственно штурмом Дома Советов руководил министр обороны П. Грачев, ему помогал зам. министра обороны генерал К. Кобец. Кроме того, в борьбе со своим же народом особенно отличились министр внутренних дел В. Ерин, армейские командиры В. Евневич и В. Кадацкий… Все эти мерзавцы «за проявленное мужество» в сражении с безоружными людьми были награждены Ельциным звездами Героев России…  

И зная теперь, как погибали доблестные защитники Белого Дома, нам ничего не остается, как согласиться с одним из публицистов, который сказал: «Святые люди защищали в тот день честь России! Святые и беззаветно храбрые! Уже после 8 вечера, когда пришло известие о расстреле демонстрантов в Останкино, стало абсолютно ясно, что через несколько часов бойня повторится здесь, у Дома Советов, и у безоружных защитников нет никаких шансов остаться в живых. И все же они сознательно остались. Остались на верную смерть. И своей кровью они спасли честь России, показав всему миру, что пока есть такие люди, у России есть шанс выстоять!»…

Как верно заметил легендарный русский спортсмен Юрий Власов: «Подавляющему большинству людей, наконец-то, пришло сознание того, что стряслось в октябре 1993-го. Под прикрытием, якобы, воли народа и с благословения Запада, прежде всего США, произошел бросок новой власти к состоянию уже практически диктаторского беззакония, которое утверждает не только новая Конституция, но и сам дух жизни, где правят деньги и насилие. Ради них была устроена бойня...

Но во всем этом присутствовал и другой смысл: когда исполнительная власть зашаталась, она предпочла убивать в открытую, убивать тысячами, калечить сознание народа препохабнейшим в мире телевидением, продажнейшими газетами, незаконными судебными процессами для сохранения лично своей власти - власти сверхбогатых ничтожеств… Самые чистые и лучшие пали. Озверелая солдатня и милиция стреляли в Русь. Судьба ее теперь – быть разодранной на куски, жить с замкнутым ртом, хиреть, терять память, все пуще проникаться страхом и умирать, умирать»…

Со дня октябрьской трагедии прошло уже много лет. Много воды утекло в реке жизни. Но даже сегодня, когда я проезжаю по набережной мимо Белого Дома или вижу его силуэт по телевизору,  мне каждый раз становится не по себе, я все время думаю: неужели депутаты, которые заседают нынче в этом здании, не чувствуют, не осознают, в каком страшном месте они работают? Ведь прямо в этих же кабинетах (чуть чуть отреставрированных и отмытых от крови) приняли когда то свою мученическую смерть сотни разорванных танковыми снарядами людей…  

УБИЙСТВА НА СТАДИОНЕ

Мало кто знает, что помимо расстрела Белого Дома и бойни у Останкино ельцинские каратели организовали массовые убийства и на стадионе «Красная Пресня», буквально утопив его в крови русских патриотов. Людей туда приводили после штурма Парламента, отфильтровывали их (особенно зверствуя над теми, кто был в камуфляже, военной или казацкой форме) и уже там ставили к стенке… Расстреливать начали еще вечером 4 октября и вся эта кровавая вакханалия продолжалась до 5 утра следующего дня. Всю ночь местные жители из окрестных домов в ужасе слушали и наблюдали, как на «Красной Пресне» убивают защитников Белого Дома…    

Звуки выстрелов и очередей раздавались не только на стадионе, но и в близлежащих дворах. Стрельба велась как из автоматов, так и с крупнокалиберных пулеметов (скорее всего из БТРов) Всю ночь со стороны стадиона доносились человеческие крики и стоны, а к утру потянуло дымом – это ельцинские палачи пытались с помощью разложенных костров скрыть следы своих чудовищных преступлений… В последующие дни, как свидетельствуют очевидцы, там по кругу ездили БТРы, въезжали и выезжали поливальные машины. Видно много крови скопилось на футбольном поле…

Вот как вспоминают о тех событиях на стадионе люди, чудом избежавшие смерти. Геннадий Портнов: «Пленный я шел в одной группе с двумя народными депутатами - их вырвали из толпы, а нас прикладами стали гнать к бетонному забору. На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в мертвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови. Ничуть не стесняясь, омоновцы срывали с мертвых часы, кольца. Произошла заминка, и нас - пятерых защитников парламента - на какое-то время оставили без присмотра. Один молодой парень бросился бежать, но его моментально уложили двумя одиночными выстрелами. Затем к нам подвели еще троих – по виду русских националистов - и приказали встать у забора. Один из этих ребят закричал в сторону жилых домов: «Мы русские! С нами Бог!» Омоновец выстрелил ему в живот»…

В. И. Котельников: «Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно 15 человек. Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое… Побежали на чердак - двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли… Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОНом, и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы приводили себя в порядок… Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях: кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые»…

Анатолий Набатов, художник: «Я видел из своего окна, как вечером, уже после окончания штурма Белого Дома, на стадион «Красная Пресня» привели группу примерно из 200 человек. Их сначала раздели, страшно избили, а затем у стены, примыкающей к Дружинниковской улице, стали расстреливать партиями вплоть до глубокой ночи 5 октября»...

Юрий Власов, легендарный советский штангист, занимавшийся собственным расследованием событий 3 - 4 октября 1993 года: «Людей, пробиравшихся дворами к Дому Советов или от него, омоновцы убивали и насиловали в подъездах. В одну из таких ловушек в переулке Глубоком попали 60 человек. Всех их после пыток убили, женщин перед расстрелом раздевали донага и насиловали»…

Газета «Завтра»: «Зверствовали бейтаровцы и ОМОН. Всех казаков, живых или раненых, добивали на стадионе. Расстреляли сотника Мороза. На стадионе сделали инфильтрационный пункт. Полторы тысячи людей держали целые сутки. Руки за голову. Там убивали. На территорию Белого Дома и стадиона два дня не допускали прокуроров. Каждую ночь выезжали рефрежераторы по три штуки. Крематорий в Ново-Архангельском работал  ночами. В московских моргах специально отключили электричество, чтобы трупы разложились до  неузнаваемости»…

Ю. Е. Петухов, отец  расстрелянной девушки: «Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка. Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома. Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 года. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев»…

По разным данным только на стадионе «Красная Пресня» было расстреляно от 160 до 300 человек (на последней цифре настаивал депутат Верховного совета от Челябинской области А. С. Бароненко, целенаправленно собиравший информацию о погибших людях во время ельцинского путча) Уже позже на заборе стадиона кто то вывел красной краской: «Мама, прости! Меня убили за то, что я любил Родину»…  

Кстати, подразделениями ОМОНа в районе стадиона командовал Анатолий Романов – тот самый Романов, который спустя некоторое время подорвался на фугасе в Чечне, чудом выжил, но навсегда остался прикованным к инвалидной коляске. Многие патриоты считают именно его мучителем узников стадиона «Красная Пресня» и расплатиться ему за свои тяжкие грехи пришлось еще в этой жизни…

КОЛИЧЕСТВО ЖЕРТВ

Один из главных организаторов массовых убийств в Москве, лжец и подонок Егор Гайдар (даже не верится, что этот мерзкий «мальчиш-плохиш», продавший нашу страну глобалистам за бочку варенья и корзину печенья, являлся внуком знаменитого детского писателя Аркадия Гайдара) спустя несколько лет после расстрела российского Парламента заявил: «В октябре 1993-го года был подавлен фашиствующий мятеж. Это надо очень хорошо понимать. Блестяще проведённая операция, когда число жертв было минимальным. По Белому Дому было выпущено десять болванок, две из которых - зажигательные, что до смерти напугало баркашовцев и макашовцев»… Что же, давайте посмотрим, каких делов натворили эти упыри с помощью своих «десяти безобидных болванок»…

Кирсан Илюмжинов, президент Калмыкии, свидетельствует: «Я видел, что в Белом доме не 50 и не 70 убитых, а сотни. Вначале их пытались собирать в одно место, затем отказались от этой идеи - было опасно лишний раз передвигаться. В большинстве своём это были люди случайные – без оружия. К нашему приходу насчитывалось более пятисот убитых. К концу дня, думаю, эта цифра выросла до тысячи»…

Несмотря на строжайший запрет, некоторым журналистам удалось проникнуть в морг Боткинской больницы, куда отвезли часть расстрелянных у Белого Дома. Вот свидетельство оператора Николая Николаева: «Морг был переполнен. Трупы лежали вповалку на носилках: валетом, друг на друге. Было много трупов с совершенно обезображенными лицами, на которые были накинуты полотенца… Нам удалось снять, как из подъехавшего к моргу закрытого фургона стали вытаскивать трупы, упакованные в полиэтиленовые мешки»…

Другой очевидец Юрий Петухов, разыскивающий свою пропавшую дочь, впоследствии вспоминал: «Я был на опознании в морге Боткинской больницы, Склифа и других - везде одна и та же скорбная картина - стеллажи расстрелянных молодых людей в 4 - 5 ярусов. Все морги, где я был, были переполнены. Я не считал погибших, но то, что я видел, говорит, что их было больше тысячи»...

Правозащитник Евгений Юрченко в результате опроса рабочих и служащих Николо- Архангельского и Хованского крематориев выяснил, что 5 - 6 - 7 - 8 октября туда прибывали машины, не принадлежавшие фирмам по ритуальным услугам, и доставляли трупы для кремации (иногда в пластиковых мешках, иногда в ящиках прямоугольного сечения). Кремация проводилась без обычного оформления документов. По репликам и в ходе расспросов тех, кто привозил трупы, рабочие смогли понять, что это были тела убитых в Белом Доме. На вопрос правозащитника, сколько же их было, рабочие давали разные ответы, от просто «много» до числа в 300 - 400 человек…

Если верить показаниям анонимного шофера из подмосковного колхоза, приславшего свое свидетельство в газету «Литературная Россия» в начале 1994 года, то первый вывоз трупов со стадиона «Красная Пресня» происходил еще вечером 4 октября. Накануне 3 октября около 7 часов вечера в районе метро «Семеновская» этот человек вместе с машиной ЗИЛ-130 был задержан милицией. Ему сказали, что его машина «мобилизована на хозработы по городу». За руль сел милиционер, и машину перегнали сначала в район телецентра «Останкино», а затем к метро «Краснопресненская», поставили в переулке…

«Таких машин с гражданскими номерами, - свидетельствует колхозник, - стояло с десяток, а то и более, под присмотром уже военных с автоматами. Утром около 9 часов 4 октября все наши машины перегнали в район к Дому Советов. Моя машина и две другие с ярославскими номерами очутились на улице Заморенова, недалеко от стадиона. Около 9 часов вечера в машину посадили 12 бомжей с лопатами и ломами. Затем машина въехала на стадион, и около стены люди стали отбирать убитых. Их было много, и все молодые. В кузове при фонарях убитых обыскивали и раздевали…

В кузов вошли еще военные, и на вопрос капитана, моего соседа по кабине: «Осмотрели, сколько?» - послышался ответ: «61». После того как машина вывезла трупы за город, состоялся второй рейс. «Как только мы в 1 час 30 минут подъехали к «Белому Дому», вернее, к соседнему с ним дому с большой аркой, машину загнали во двор и в квадрате двора стали собирать мертвых людей. Большинство из них были до пояса раздеты, особенно в подъездах… Когда в кузове сказали, что подобрано 42 трупа (из них 6 детей, 13 женщин и 23 мужчины), машина тронулась по кольцевой дороге»… Этому человеку повезло: после второго рейса он смог бежать…

Понятно, что кремлевские преступники сделали все, чтобы правда о реальном количестве жертв  московской бойни не стала достоянием общественности. Рано утром 5 октября 1993 года главе президентской администрации  Филатову позвонил Ельцин и между ними состоялся следующий разговор: «Сергей Александрович, к вашему сведению, за все дни мятежа погибло 146 человек»... «Хорошо, что вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700 – 1 500 человек. Надо бы напечатать списки погибших»…

Теперь что касается скорбной статистики жертв ельцинского путча: с 21 сентября по 2 октября - 22 человека из числа демонстрантов и защитников «Белого дома» были забиты насмерть бейтаровцами и ОМОНом. 3 октября выстрелами из Мэрии убиты 7 человек, 34 демонстранта ранено. 3 и 4 октября в «Останкино», по свидетельствам очевидцев, были убиты до 200 человек. Официальные данные говорят о 46 трупах. В «Белом доме» точное количество убитых неизвестно, поскольку их сразу же после захвата ельцинистами Парламента стали вывозить на самосвалах и в баржах по реке в отдаленные морги и сжигать там в печах...

Депутат Сергей Бабурин, который всю осаду провел в Белом Доме, говорил о 762 погибших (эту цифру ему сообщили правительственные чиновники) Кроме того, трупы многих защитников Парламента он видел лично. Журналисты газеты «Аргументы и факты» выяснили, что солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами останки» почти 800 его защитников, а затем вывозили их по ночам на восьми, специально выделенных для этой цели, грузовиках…  
  
По сообщениям прессы, в закрытом правительственном отчете трех силовых министров, подготовленном только для высших должностных лиц России, фигурирует цифра - 948 убитых защитников Белого Дома (по другим данным – 1 052) Даже либеральный правозащитный центр «Мемориал» собрал свидетельства гибели уже 829 защитников Парламента. Всего же, по независимым оценкам и заключению медиков в результате октябрьских событий в Москве (у Белого Дома, около Мэрии, в Останкино, на стадионе «Красная Пресня», во дворах и на улицах) было убито около 1 400 - 1 500 человек...

Не стоит забывать, что в число жертв октябрьских событий также включены убитые солдаты и милиционеры с ельцинской стороны. Некоторые из них были застрелены провокаторами-снайперами (пытавшимися разжечь кровавую бойню и стреляющими по всем сторонам конфликта) Другие же «скопытились» в результате т. н. дружественного огня, когда не разобравшись в обстановке, ельцинисты начинали поливать огнем друг друга… Самое поразительное, что ни один из карателей, расстреливавших Белый Дом и Останкино, не был убит защитниками Конституции - к сожалению, наемники Ельцина погибали только от собственных пуль…  

Немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. Врач Спасательного Центра имени Сеченова А. В. Дальнов, работавший во время штурма в здании Парламента, через некоторое время после событий констатировал: «Заметаются следы по точному числу пострадавших. Засекречиваются все материалы. Переписываются некоторые истории болезни раненых и умерших, изменяются даты поступления в морги и больницы. Часть пострадавших, по согласованию с руководством, перевозится в морги других городов»...

Защитники Белого Дома продолжали умирать уже и после того, как само здание Парламента замыли от крови. Из предсмертного письма В. Воронцовой (покончила с собой летом 1994 года): «Осенью 93-го я была у «Белого дома». Пришла туда потому, что ненавижу ложь, цинизм, подлость, ограниченность, тупость, человеческую жестокость, хамство - короче, все, что в избытке у г-на Ельцина, его приспешников и его режима…

Держалась я там тихо-скромно, громко не кричала, тележурналистам на глаза не лезла - других дел было много: мужчина по имени Анатолий с пробитой головой, женщина (кажется, ее звали Галина Евгеньевна), у которой внезапно сердце прихватило, да много еще чего. А когда началась настоящая бойня, на моих глазах убили подругу, с которой мы дружили больше 10 лет...

А потом я оказалась между раненым в живот мужчиной и спецназовцем, с перекошенным от ненависти лицом. Я крикнула ему: «Не стреляй, он же ранен!», - на что спецназовец мне ответил: «Ранен, но не убит же». Я бросилась и заслонила того мужчину, думала - в женщину тот подонок не выстрелит, но пули вошли в мою спину... А потом, в замызганном, грязном подъезде меня, раненую, все время теряющую сознание, насиловали два омоновца. Я до сих пор слышу их слова о том, что, мол, эти мучения «причитаются Руцкому и Хасбулатову, но нам до них не добраться, потому все сполна получишь ты»…  

Я пришла в себя через 4 дня в больнице (спасибо тому, кто меня нашел и отправил туда). А вышла из больницы я только 1 марта 1994 года. Вышла, что после ранения в спину не предусматривается. Обычно выезжают в инвалидной коляске. Но я встала на ноги: спасибо врачам. Я снова вошла в эту жизнь, и что же я увидела? Моя страна по-прежнему разворовывается, все ниже склоняет голову перед Америкой. На экранах телевизоров все те же фигуры: от неискреннего Алексия II до проституированного Марка Захарова, а на людей, которых я уважаю, выливают двойную порцию грязи…

Отомстит им всем кто-нибудь за мою подругу,  родители которой до сих пор не знают, где ее тело, где она похоронена, за меня, за других женщин и девчонок? Я бы хотела отомстить сама, но я женщина, мне всего 21 год, у меня нет сил и опыта. Я вовсе не жалуюсь (наоборот, если бы надо было все повторить, я поступила бы так же, как тогда), но я обращаюсь к здоровым, сильным, умным, честным мужчинам: а если бы на моем месте оказалась ваша сестра, дочь, мать, жена?..

Я спрашиваю у уважаемых мной Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова: неужели вы можете спокойно писать книги или работать на кафедре? Неужели у вас не стынет кровь и не замирает сердце? Я не знаю, как надо бороться с ельцинским зверьем - с оружием или с воззванием в руках, но лично я знаю, что не смогу жить при этом режиме, руками которого я унижена, оскорблена и раздавлена...

Знаете, выйдя из больницы, я не смогла жить в Москве. Не могу видеть этот (мой родной!) город и его жителей. В каждом омоновце я вижу одного из тех двоих. И до сих пор (уже больше полугода прошло!) я кричу по ночам. Я уехала к знакомым в глухую уральскую деревню, но тишина, природа - они ведь не спасают. Я по-прежнему каждую ночь вижу во сне ту бойню...

Еще раз повторяю: я не жалуюсь и ни о чем не жалею. Просто я хочу дожить до часа расплаты. Придет ли он? Кто-то скажет: это личная трагедия. Да, сегодня, может, и личная, а тогда, в октябре? В меня стрелял не какой-то уголовник, а человек, которого вооружил Ельцин и его режим. А за что меня так жестоко терзали те двое в вонючем грязном подъезде, за что они меня так ненавидели? Поймите, октябрьская трагедия не кончилась, для некоторых людей она продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не поплатятся за содеянное ельцины, филатовы, грачевы, ерины, яковлевы, шахраи, бурбулисы и другие»…

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Завещание не сдавшихся защитников Белого дома: «Сейчас, когда вычитаете это письмо,  нас уже нет в живых. Тела  наши, прострелянные, догорают в стенах Белого дома. Но мы хотим обратиться к вам, которым повезло остаться живыми в этой кровавой бойне. Мы искренне любили Россию, хотели, чтобы на нашей родной земле восстановился наконец-то порядок, который Богом определен ей и название ему - соборность, когда каждый человек имеет равные права и обязанности, а преступить закон не позволено никому, в каком бы высоком чине он не был. Конечно, мы были наивными простаками, но поверьте, придет время и Россия придет к такому управлению обществом.

Теперь за свою доверчивость мы наказаны, нас расстреливают и наверное, в конце концов предадут, потому что мы были лишь пешками в чьей-то хорошо продуманной игре. Но наш патриотический дух не сломлен. Умирать страшно, но нас что-то поддерживает, кто-то невидимый говорит нам: «Вы кровью очищаете свои души, теперь сатана их не достанет. Мертвые, вы будете гораздо сильнее живых». В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России: запомните эти дни. Скорее всего, после того, как они расправятся с нами, дело дойдет и до вас: единогласное одобрение всего в правящих структурах, повышение цен, воры-коммерсанты и нищие, обездоленные работники. Только не на кого будет теперь обижаться…

Но все же дай Бог, чтобы миновала вас чаша сия. Простите нас. Мы же прощаем всех, даже тех солдат, которые посланы нас убивать, они в этом не виновны. Но мы никогда не простим и проклинаем ту бесовскую шайку, которая своей жирной задницей села на шею России. Мы верим, что в конце концов наша Родина освободится и от этого сионистского ига. Наши братья и сестры! Берегите свою веру, Богом данную. А русским людям завещаем сохранить православие, не дать затоптать его иностранным проповедникам. Наши души с вами. Россия непобедима!»...


Вещий Олег

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 3
Количество просмотров: 59
Дата публикации: 24.07.19 в 02:03
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Октябрь 93 Мы помним


Чтоб и после
Вспоминали, как сейчас,
Тех, чьи кости
Загорались, как свеча.
Чтоб, как в брешь они
Проходили сквозь года -
Отгоревшие,
Отпылавшие тогда...

Николай Прилепский    Добавлено 24.07.2019 в 08:44


Будем помнить...

Вещий Олег    Добавлено 25.07.2019 в 11:40


Горят огни (Полугодовая панихида).
Владимир Платоненко - Николай Прилепский.
Апрель 1994.
http://stihiya.org/work_4440.html

Еще немного лет пройдет -
Нас черт со свечкой не найдет...

Николай Прилепский    Добавлено 29.07.2019 в 08:47
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100