Логин:
Пароль:
 
 
 
Экскурсия по аду
Харчиков Александр
 
Приснился мне, ребята, страшный сон -
Свершал я в нём экскурсию по аду.
Там через Стикс возил меня Харон
И Данте влёк по зною и по хладу.

Я видел там известнейших людей,
Кровь между слёз с их лиц текла струями,
И мерзостные скопища червей
Её глотали тут же под ногами.

Шерстистый лик там корчился в огне,
То был известный телевед Сванидзе,
Тщедушную душонку сатане
Всучивший за зелёные при жизни.

И рядышком Доренко, Киселёв,
Шарапова, Сорокина, Миткова
Катались, издавая дикий рёв,
По пламенным углям костра большого.

Взглянув подальше, я узрел других:
В потоке змей шипящих и масонов
Барахтался искусанный старик -
Сергей Адамыч собственной персоной.

Тонули вместе с ним Якунин-поп,
И Юшенков и фермер Черниченко,
В агоньи бился Гавриил Попов,
Стенали Старовойтова с Шумейко.

Там чёрный Цербер, хищный и громадный,
Гайдара и Алиева терзал,
Дышал на Шеварднадзе пастью смрадной,
Власы живьём с Бурбулиса сдирал.

Там Березовский, Авен, Ходорковский,
Гусинский, Кох, Смоленский, Боровой
В смоле кипящей с Лерой Наводворской
Шкворчали, и ужасен был их вой.

В одной компаньи Тамерлан и Гитлер,
А также Яковлев, Арбатов, Починок,
Явлинский, Назарбаев, Черномырдин
Мотали тяжкий безразмерный срок.

Сосали их пиявки; и вонзались
Занозы в очи и крюки в бока.
О, как над ними черти изгалялись
И длилось это долгие века!

Писатели, артисты, генералы -
Уродины вскормившей их страны
На полную катушку получали
Теперь за все их прошлые вины.

Там были Окуджава и Ульянов,
Галина, Растропович и Грачёв,
Астафьев, Волкогонов и Хазанов,
А также Кончаловский-Михалков.

Толкли их всех огромными пестами
В такой же преогромнейшей ступе,
Мешаясь с гноем, кости их трещали,
И каждый содрогался и хрипел.

На виселицах синие висели,
Разинув рты, вдохнуть не смея мрак,
Кравчук и Кучма, Снегур и Шушкевич,
Немцов с Чубайсом, Рыбкин и Собчак.

Там такоже кастрировались геи,
У трансвеститов пахи вырывались,
Нуриев Рудик, Боря Моисеев
Кровавыми слезами умывались.

И наконец средь сонма каракуртов,
Тарантулов и прочих пауков
Иуды всех времён и всех народов
Скрывалися в обличии волков.

В анальные отверстия им втыкали
Осиновые толстые колы,
Иуды верещали и визжали,
И в них знакомых узнавали мы:

На дне зловонной сумрачной клоаки
Дубовый Лебедь, верткий Горбачев,
Борух, от пяток до ушей обкакан,
Сдыхали в протяжении веков.

И несмотря на то, что я не бука,
И с дикостью мириться не привык,
Не трогали меня ублюдков муки
И вопли несмолкаемые их...

...Проснулся я и погрустнел от мысли,
Что вышеупомянутый синклит
Не мучается, не гниёт, не киснет
В местах, где быть ему и надлежит.

И хоть из перечисленного ряда
Вперёд ногами вынесли иных,
Здесь всё ещё командуют парадом
Подельники всезнающие их...

Но всё ж надеждой тешусь я, ребята,
Что сбудется ужасный этот сон,
И наяву по высшему разряду
Получат все, кого я видел в нём!

Поджарят их на медленных огнях,
Зашьют и вспорют, и сто раз повесят,
Сто тысяч раз утопят как котят,
Тавром калёным без числа пометят.

Dum  spiro spero - ждёт злодеев ад,
Блажен, кто верует - тепло ему на свете!
Да будет так, я знаю, будет так! -
И веселее мне от знаний этих!

Июль 1998 г.

© Copyright: Харчиков Александр
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Авторская песня
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 9
Дата публикации: 29.08.19 в 15:30
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100