Логин:
Пароль:
 
 
 
Кто является лучшим танковым снайпером Второй Мировой войны?
Вещий Олег
 


Некоторое время назад я написал статью, посвященную доблестным сталинским соколам, которая называлась «Почему лучшие немецкие асы проиграли плохим русским летчикам». Она вызвала очень живой отклик среди моих читателей. Теперь пришло время отдать должное и неустрашимым советским танкистам. Тем более, что именно танковые соединения, по мнению многих историков, оказались решающей силой во Второй мировой войне…

Надо сказать, что уже в самом начале кампании на Восточном фронте немецкие полчища, рвавшиеся к Москве, столкнулись с невиданным прежде сопротивлением русской армии. Для гитлеровцев это было настоящим шоком – планы блицкрига (основанные, в том числе, и на широком использовании мобильных танковых армий, несущих поражение и смерть) рассыпались просто в прах…  

И причиной тому был не «коварный генерал Зима», о котором так любят вспоминать сегодня на Западе (в конце концов, наши солдаты страдали от морозов не меньше, чем немецкие) не «сумасбродство фюрера», отказавшегося, якобы, слушать своих «выдающихся» генералов, а небывалый героизм советских солдат и офицеров, сумевших сначала остановить, а потом и уничтожить стальные армады вермахта…  

Как верно заметил в свое время начальник Генерального штаба Пруссии Хельмут фон Мольтке: «Ни один план не переживает встречи с противником». От себя добавлю: тем более, с таким противником, как русские… Что же, давайте посмотрим, кто были эти чудо богатыри, которые сумели разгромить колоссальную военную машину, не знавшую до этого поражений и раскатавшую буквально под орех несколько европейских армий…  

РУССКИЕ ГЕРОИ

В свое время легендарный и никем непобедимый генералиссимус Александр Васильевич Суворов завещал своим потомкам воевать не числом, а умением. Подвиг, про который я хочу сегодня рассказать, свидетельствует о том, что наши солдаты не забыли заветов великого русского полководца. 20 августа 1941 года 5 танков под командованием старшего лейтенанта Зиновия Колобанова уничтожили 43 немецких танка, 22 из которых были подбиты в течение получаса лично Колобановым!..

В тот день несколько тяжелых советских танков оседлали шоссе недалеко от Гатчины, сдерживая продвижение двух танковых дивизий вермахта. Колобанов грамотно замаскировал пятерку своих боевых машин и, дождавшись подхода немецкой колонны, точными выстрелами поджег сначала первые три фашистских танка, а затем и пару последних. Таким образом, колонна была надежно заблокирована и лишена возможности маневра…

После этого советские танкисты принялись методично уничтожать немецкую технику, которая, не имея шансов выскочить из сектора обстрела, яростно огрызалась в ответ. Длилось это, правда, не долго. Спустя несколько минут ожесточенного боя сопротивление фашистов ослабло, а потом и вовсе сошло на нет. Вскоре все было кончено. На шоссе догорала разбитая в хлам танковая колонна врага, наши же танкисты в этом сражении не потеряли ни одной машины!..      

Вот как сам Зиновий Григорьевич вспоминал о том уникальном бое: «Меня нередко спрашивали: было ли страшно? Но я - военный человек, получил приказ стоять насмерть. А это значит, что противник может пройти через мою позицию только тогда, когда меня не будет в живых. Я принял приказ к исполнению, и никаких «страхов» у меня уже не возникало и возникать не могло… Сожалею, что не могу описать бой последовательно. Ведь командир видит, прежде всего, перекрестье прицела. Все остальное - сплошные разрывы да крики моих ребят: «Ура!», «Горит!». Ощущение времени было совершенно потеряно. Сколько идёт бой, я тогда не представлял»…

За свой подвиг Зиновий Колобанов был представлен к званию Героя Советского Союза (большая редкость в 1941 году) но награду получить не успел. Вскоре он был тяжело ранен (взрывом от разорвавшегося снаряда у него были серьезно повреждены позвоночник и голова) и отправлен в госпиталь, где находился на излечении почти до конца войны. В действующую армию Колобанов вернулся только летом 1945 года и прослужил в ней еще 13 лет…

Кстати, интересный факт: вдохновленные подвигом русского танкиста (вошедшего, к слову говоря, в книгу «Рекордов Гиннеса» по количеству танков, уничтоженных в одном бою) создатели популярной компьютерной игры «World of Tanks» присуждают игроку, в одиночку поразившему пять и более танков противника, виртуальную «Медаль Колобанова». Что не говори, а ведь это не самый плохой способ увековечить память героя в третьем тысячелетии…

Другой не менее прославленный наш танкист, еще при жизни ставший легендой – Дмитрий Лавриненко. На счету этого русского героя – 52 подбитых вражеских танка! Сын кубанского казака из станицы с говорящим названием «Бесстрашная» Лавриненко сражался в танковой бригаде под командованием полковника и будущего маршала бронетанковых войск Михаила Катукова. Сначала они сдерживали рвущегося к Москве врага под Мценском (где нанесли фашистам первое крупное танковое поражение) затем у Серпухова, а также на Волоколамском направлении. И везде Лавриненко проявлял себя, как умный, бесстрашный и находчивый командир…

Мастерски используя тактику действий из засад (которая основывалась на тщательном изучении мельчайших складок местности) уверенно маневрируя на поле боя, он внезапно атаковал врага, не давая ему опомниться, и стремился на максимальной скорости сблизиться с противником, чтобы разить его наверняка. Подобный напор производил на немецких танкистов деморализующее впечатление – они буквально впадали в ступор, не в силах противостоять натиску русского танкиста. Не чужда была Лавриненко и военная хитрость…

Дважды Герой Советского Союза генерал армии Д. Д. Лелюшенко в своей книге «Заря Победы» поведал об одном из приемов, который применил в бою Лавриненко: «Запомнилось мне, как лейтенант Дмитрий Лавриненко, тщательно замаскировав свои танки, установил на позиции брёвна, внешне походившие на стволы танковых орудий. И небезуспешно: фашисты открыли по ложным целям беспорядочный огонь. Подпустив гитлеровцев на выгодную дистанцию, Лавриненко обрушился на них из засады и уничтожил 9 танков, 2 орудия и множество фашистов»…

Как мы видим, в бою Лавриненко действовал чрезвычайно находчиво и отважно. Даже находясь в обороне, он не ждал противника, а искал его, применяя самые эффективные способы ведения боя. В результате, за два с половиной месяца войны Дмитрий Лавриненко принял участие в 28 танковых схватках и уничтожил 52 танка врага! В декабре 1941 года гвардии старший лейтенант Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза, но заслуженной своей награды получить не успел - за несколько дней до этого он был сражен осколком мины, когда после боя направлялся с докладом к комбригу…

Во фронтовых газетах, изданных на передовой, Лавриненко называли «храбрейшим из храбрейших» и в этом не было ни капли преувеличения. Он и вправду был выдающимся воином-танкистом от Бога. Именно таких людей нужно ставить в пример нашему подрастающему поколению, а не выискивать их среди придуманных киношных американских «суперменов», спасающих планету от инопланетян... Русские – это нация героев, равных которым по доблести, мужеству и стойкости нет во всем белом свете. Мы доказали это своими ратными подвигами на протяжении многих тысячелетий, недаром нас издревле зовут славянами (от славы, добытой в боях) Нам есть чем гордиться и на кого ровняться – так будем достойны наших великих предков!..  

ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ

Советский танк T-34 (легендарная «тридцатьчетверка») был разработан конструкторским бюро под руководством Михаила Кошкина незадолго до войны. Его удивительная по тем временам проходимость даже в самую тяжелую распутицу (танки грязи не боятся!) маневренность и подвижность, прекрасное вооружение, броневая защита, а также простота в эксплуатации и ремонте (позволяющая в массовом порядке восстанавливать подбитые машины прямо на поле боя, не эвакуируя их в тыл) снискали Т-34 заслуженную славу лучшего танка Второй мировой войны…

Появление этих танков на фронте стало настоящим кошмаром для гитлеровцев. В своих мемуарах немецкий танкист Отто Кариус отмечал: «Если бы тогда русские не находились в стадии перевооружения, а Т-34 появился бы у них немного раньше, то война закончилась бы в 1941 году, самое позднее – зимой. Т-34 с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76,2-мм длинноствольным орудием приводил нас в трепет, и его побаивались все немецкие танкисты вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас?»…

По воспоминаниям немецкого генерал-майора Б. Мюллер-Гиллебранда: «Наличие у русских танка Т-34 было неприятной неожиданностью, поскольку он благодаря своей скорости, высокой проходимости, усиленной бронезащите, вооружению и главным образом наличию удлинённой 76-мм пушки, обладающей повышенной меткостью стрельбы и пробивной способностью снарядов на большой, до сих пор не достигаемой дистанции, представлял собой совершенно новый тип танкового оружия»…

Ему вторил немецкий генерал-майор Виллибальд фон Лангеман: «В первый раз в восточной кампании обнаружилось абсолютное превосходство русских танков над нашими. Русские танки обычно использовали построение полукругом, открывая огонь из своих пушек с дистанции 1000 метров, выбрасывая чудовищную пробивную энергию с высокой точностью. В дополнение к лучшему вооружению и броне «Т-34» быстрее, более маневренный, его механизм поворота башни явно лучше. Широкие гусеницы этого танка позволяют преодолевать броды, которые не могут быть преодолены нашими танками»...

Еще один немецкий генерал Гюнтер Блюментрит, так описывает впечатления немецких солдат от встречи с советскими танками: «В районе Вереи танки Т-34, как ни в чем не бывало, прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия. Понятно, какое влияние оказал этот факт на моральное состояние пехотинцев. Началась так называемая танкобоязнь»…

Знаменитый немецкий генерал Гейнц Вильгельм Гудериан нехотя подтверждает это: «Тяжесть боев оказывала свое влияние на наших офицеров и солдат. Впервые с начала этой напряженной кампании у них был усталый вид, причем чувствовалось, что это не физическая усталость, а душевное потрясение. Приводил в смущение тот факт, что последние бои так подействовали на наших лучших офицеров. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь»...

Генерал-майор вермахта Фридрих фон Меллентин с сожалением вынужден был признать: «У нас не было ничего сравнимого уровня». Командир 6 танковой дивизии, воевавшей под Сталинградом Эрхард Раус, сокрушенно констатировал: «Т-34 имел самую лучшую проходимость по пересеченной местности среди всех танков на континенте и порой мог проделывать поражающие воображение трюки»… А фельдмаршал Эвальд фон Клейст и вовсе был лаконичен: «Т-34 - лучший танк мира»…

И даже появление впоследствии на фронте новейших немецких танков не сильно повлияло на ситуацию. Как отмечал в своей книге «Европа в войне» профессор Оксфордского университета Норман Дейвис: «Т-34 был лучшим танком не потому, что он был самым мощным или тяжелым, немецкие танки в этом смысле их опережали. Но он был очень эффективным для той войны и позволял решать тактические задачи. Маневренные советские Т-34 охотились стаями, как волки, что не давало шансов неповоротливым немецким «Тиграм» и «Пантерам»…

Дело дошло до того, что немецкие танкисты, воевавшие на фронте, потребовали от своего руководства (внимание!) выпускать копии советского танка Т-34, для того, чтобы иметь возможность хоть как то противостоять русским танкистам. Об этом удивительном факте уже после войны рассказал упомянутый мною выше Гудериан. Он также сообщил, что это требование не нашло поддержки у конструкторов. Но не потому, что им было совестно копировать технику своего противника, а из-за неспособности немецкой инженерной мысли в короткие сроки наладить весь цикл производства нашей «тридцатьчетверки»…

Теперь я приведу здесь фрагменты немецкой «Инструкции для всех частей Восточного фронта по борьбе с русским Т-34», выпущенной в 1942 году командованием мобильных войск Вермахта: «Т-34 быстрее, более маневренный, имеет лучшую проходимость вне дорог, чем наши танки. Его броня сильнее. Пробивная способность его 7,62-см орудия превосходит наши орудия. Удачное расположение наклонных бронелистов увеличивает вероятность рикошета… Борьба с Т-34 нашей пушкой возможна только на коротких дистанциях стрельбой в бок или корму танка. Необходимо стрелять так, чтобы снаряд был перпендикулярен поверхности брони»…

Безусловно, Т-34 имел и определенные недостатки, о которых, наряду с высокой оценкой этой машины упоминали многие советские танкисты. Например, совершенно отвратительную коробку передач, из за чего механикам-водителям иногда приходилось переключать скорости с помощью… специально припасенной для таких случаев кувалды… Как вспоминал танкист П. Кириченко: «Переключение передачи требовало огромных усилий. Танковый марш весь состоял из тяжелейших физических упражнений. За время длительного марша механик-водитель терял в весе килограмма два или три: весь вымотанный был»…

Еще одним существенным недочетом была тесная по размерам башня, которая очень замедляла слаженную боевую работу экипажа. Кроме того, в танке не имелось устройства для выброса гильз и их приходилось выкидывать руками из башни. Танкисты с сожалением отмечали неудачное боковое расположение бензобаков, из за которого они часто взрывались при попадании бронебойных снарядов, а также весьма ограниченный обзор через смотровую щель танка - в результате механики-водители предпочитали идти в бой с открытыми люками…

Помимо этого внутреннее обустройство советского танка не предполагало совершенно никакого комфорта – словно конструкторы никогда не слышали о таком понятии, как «забота об экипаже». Когда нашим танкистам довелось познакомиться с танковыми «иномарками» союзников (поставляемых в СССР под Ленд-лизу) восхищению их не было предела. О подобном уровне комфорта советские танкисты могли только мечтать…

Вот как вспоминает об этом ветеран танковых сражений А. В. Боднарь: «Американские танки «Шерман» я посмотрел: бог ты мой – санаторий! Мягкие кресла с подлокотниками! Сядешь туда – чтобы головой не удариться, все кожей обшито! Комбинезоны на все случаи жизни предусмотрены. А во время войны еще и аптечка, и подумать только – кофеварка! Одним словом, все есть! Но для войны, к сожалению, эти танки были не пригодны. Горели они, как факелы»…

И уж, конечно, не добавляло оптимизма почти полное отсутствие в наших танках радиосвязи (которая более менее массово стала появляться только к 1943 году) что чрезвычайно осложняло руководство боевыми машинами на поле боя. Советские командиры вынуждены были перед атакой отдавать приказ «Делай как я!» и двигаться вперед, указывая направление. При таком раскладе немцам, зачастую, было достаточно подбить головной танк, чтобы сорвать всю советскую атаку…

Но в целом, достоинства этой машины превосходили ее недостатки, а впоследствии, когда Т-34 был серьезно модернизирован (в частности, для борьбы с «Тиграми» на нем установили более мощную 85 мм пушку, поменяли устаревшую коробку передач, а также улучшили конфигурацию башни, значительно усилив ее бронирование) он еще раз подтвердил, что не зря носит звание лучшего танка Второй мировой войны…

Один из создателей Т-34, преемник М. Кошкина на посту главного конструктора А. Морозов в своих воспоминаниях отмечал: «В чём же сила танка Т-34? Как убедительно показала практика боевого применения, эта машина наиболее удачно сочетала в себе основные параметры, определяющие достоинства танка: огонь, бронирование и манёвренность… Конечно, были и у противника, и у союзных армий танки с достаточно толстой бронёй, либо с хорошей пушкой, либо обладавшие высокой манёвренностью. Однако танк лишь тогда хорош, когда в нём соединяются эти качества. Удачно же сочетать в одной машине мощное вооружение и бронирование с хорошей манёвренностью до нас никому не удавалось»…

Какие опасности подстерегали наших танкистов во время жестоких единоборств с немцами? Во первых, большую угрозу для экипажа боевой машины несли осколки брони, возникавшие после попадания снарядов по танку. Даже если заряд не пробивал башню, он вызывал ворох мелких осколков, отлетавших от брони и поражавших танкистов внутри танка. Бывали случаи, когда крупные куски металлической обшивки приводили к серьезному ранению или даже смерти танкиста...

Но самым страшным испытанием для людей, сидящих в тесном пространстве боевой машины, становился пожар, вызванный в результате прямого поражения танка снарядом либо подрыва боекомплекта (что случалось сплошь и рядом) В таком случае гибель экипажа была страшна –люди буквально сгорали заживо, если не успевали выскочить из бронированной ловушки… Недаром пехотинцы, которые тоже хлебнули лиха на фронте, называли танкистов смертниками…

Удивительное дело, если в самом начале войны советская армия, имевшая на своем вооружении такие превосходные танки, как Т-34 (правда, не в большом количестве) непрерывно отступала и терпела одно поражение за другим, то к ее концу, когда у немцев появился собственный зверинец - мощные «Тигры» и «Пантеры», способные вроде бы составить серьезнейшую конкуренцию нашим боевым машинам, уже немецкая армия вовсю драпала, не имея возможности оказать достойного сопротивления наступающим советским войскам…

Значит, дело вовсе не в качестве танковой техники (хотя это, безусловно, и немаловажный фактор) а в умении армейского и фронтового командования ее использовать. Только представьте, как могла бы сложиться война, если бы наш Генштаб и начальники среднего звена (вплоть до командиров танковых экипажей) сумели бы тогда, в тяжелейшем 41 году, более грамотно и ответственно использовать вверенную им боевую технику. Вполне возможно, что немцы так и застряли бы на границе, не в силах преодолеть наши укрепрайоны. Но, к сожалению, история не терпит сослагательного наклонения…  

А ведь у нас, помимо легендарных «тридцатьчетверок» были и другие прекрасные боевые машины. Достаточно вспомнить знаменитый советский танк - КВ, названный так в честь наркома обороны Климента Ворошилова. Это была тяжелая боевая машина, предназначенная не столько для гонок за удирающим врагом, сколько для прорыва укрепленных линий обороны. Она с трудом преодолевала взгорья, ломала под собой мосты, но зато могла одна сражаться сразу с несколькими танками противника…

Именно на таком 50 тонном «богатыре» воевал наш легендарный танкист Зиновий Колобанов. Во время знаменитого боя (о котором я уже писал выше) танк Колобанова получил 156 попаданий немецких снарядов, не причинивших ему существенного вреда! Подбить КВ с его 75 миллиметровой броней могли только выставленные на прямую наводку тяжелые гаубицы и зенитные орудия, которые, по счастью, не всегда оказывались у немцев под рукой…

Вот как о своем первом боестолкновении с тяжелыми советскими КВ вспоминал командир одного из танковых корпусов вермахта Ганс Рейнхардт: «Примерно сотня наших танков заняла исходные позиции. С трех сторон мы вели огонь по железным русским монстрам, но все было тщетно. Русские же вели результативный огонь»… Представляю, как это озадачило самоуверенных немецких вояк…  

Еще более совершенный танк советская армия получила уже в самом конце войны. Назывался он ИС (что расшифровывалось, как Иосиф Сталин) и включал в себя все самые лучшие наработки, которые были созданы на тот момент отечественной промышленностью. Этот танк имел от 90 до 120 мм брони, 122 калибр пушки, и весьма приличную для своего внушительного веса скорость – по целине ИС мог обогнать даже более легкий Т-34…

Как то один из наших солдат вспоминал: «Стояли мы в капонирах, вырытых на склоне виноградника. Вдруг из-за каменной стены ограды выползает «Тигр». Остановился. За ним ещё один, потом ещё. Выползло их десять штук. Ну, думаем, - хана, достанут они нас. У страха-то глаза велики. Откуда ни возьмись, идут два наших ИС. Я их в первый раз увидел. Поравнялись с нами, встали. Два «Тигра» отделяются и выходят чуть вперед, вроде как дуэль. Наши упредили их с выстрелом и снесли обоим башни. А оставшиеся - раз, раз и за стену»...

Ничего удивительного в таком исходе боя нет. По правде говоря, ИС был самым грандиозным по совокупной мощи вооружения и бронезащиты среди всех тяжелых танков того времени, включая сюда и хваленные немецкие «королевские тигры». Сам Сталин, отмечая его создателей, с воодушевлением заявил, что «с этими танками мы будем доканчивать врага». Именно ИС поддерживали советских бойцов во время победоносного штурма Рейхстага…  

НЕМЕЦКИЕ АСЫ

Прежде всего, необходимо отметить, что учет персональных побед в советских танковых войсках практически не велся. В отличие от летчиков танкисты не рисовали на своих боевых машинах звездочки по числу подбитых немецких танков и не щеголяли снайперскими счетами.  Более того, подобная статистика не особо приветствовалась и командованием, а цифры всячески занижались, поскольку каждый уничтоженный танк должен был (согласно малоизвестному сегодня распоряжению Ставки верховного Главнокомандования) оплачиваться, а платить особо было нечем...

В немецких танковых частях подобный учет был, но основывался он не столько на документальных доказательствах «подвига», сколько на таком умозрительном критерии, как «честь немецкого офицера». Понятно, что фашистские вояки, у которых отродясь не было ни совести, ни чести, совершенно спокойно приписывали себе огромное количество «побед», о которых наши, якобы, «уничтоженные» танкисты даже не подозревали… Как иронично отметил историк А. Смирнов: «Если брать за истину результаты немецких танкистов, особенно на завершающем этапе Второй мировой войны, то танковые части Красной Армии к концу боевых действий в Европе вообще должны были бы прекратить своё существование»...

Но вернемся к нашим баранам. Самым результативным танковым асом считается Курт Книспель, воевавший против нас почти с начала и вплоть до окончания войны (уничтожен в апреле 1945 года) На его счету записано 168 танков, однако 30 из них никак не зафиксированы документально самими немцами, а больше половины его «побед» не находят подтверждения и во внутренней советской статистике потерянных танков. Скорее всего, своими «триумфами» он обязан банальным припискам, на которые были так падки фашисты...

Вторым в списке немецких асов идет Мартин Штройф со 161 подбитым советским танком. Мы, по наивности своей, может быть, и поверили бы таким сногсшибательным достижениям Штройфа, но вот засада – Мартину не верят сами немецкие историки! Этот парень воевал в качестве танкиста всего три месяца и за это время, якобы, успел «наколотить» больше полутора сотен советских танков! Да еще в 1945 году, когда наши танкисты воевали гораздо лучше немецких. Феноменальный, просто сказочный результат! А может Мартин и был сказочником?.. Иначе просто не объяснить его из ряда вон выходящей статистики… Указанное им число «побед» ничем не подтверждено, приведено уже после войны и почти наверняка не соответствует действительности…  

Еще один немецкий танковый ас Михаэль Виттман (с весьма внушительным счетом в 138 побед) утверждал, будто во время зимних боев на Украине в 1943-1944 годах уничтожил 70 советских танков. За это достижение он даже получил внеочередное звание и был награжден Рыцарским крестом с дубовыми листьями к нему. Однако вскоре выяснилось, что на этом участке фронта советская армия вообще не располагала танками, а Виттман уничтожил две «тридцатьчетверки», захваченные ранее немцами и стоявшие на службе у вермахта (экипаж Виттмана в темноте не разглядел опознавательных знаков на башнях танков, и принял их за советские) Тем не менее, немецким командованием было решено не афишировать эту историю…

Интересно, что чуть ли не все немецкие танковые асы, вспоминая об уничтоженных ими советских машинах, заявляют, якобы это были либо Т-34, либо КВ, либо ИС. Понять их можно – какой нибудь русской танкеткой, типа Т-26 (являвшейся, в силу своей броневой незащищенности, слабости орудия и тихоходства легкой добычей для противника) особо не похвастаешься – засмеют. А вот украсить свой снайперский счет легендарными советскими танками не только приятно, но и почетно. Одно только смущает – доля тех же Т-34 и КВ в войсках вплоть до 1943 года была не очень велика и составляла не более 10-15 процентов от всего парка боевых машин…

Например, из 250 советских танков, действовавших в 1941 году под Тихвином, только семь были КВ и двадцать два Т-34. Все остальные, к сожалению, являлись устаревшими легкими образцами довоенной техники, которые не могли оказать немцам существенного сопротивления. Вот их то, скорее всего и «дербанили» немецкие танковые асы, не забывая при этом вместо одной подбитой русской бронемашины рапортовать о пяти…

Есть еще один важный момент, о котором мы не можем здесь не упомянуть. Очень часто немцы путали (скорее всего - намеренно) такие понятия, как «уничтожен» и «подбит». А ведь разница между ними огромная: в первом случае - это безвозвратные потери, а во втором - танк может быть отремонтирован и возвращен в строй. Например, многие Т-34 (отличавшиеся большой живучестью и одновременно с этим, простотой в ремонте) за годы войны восстанавливали по 3-4 раза! Причем ремонт некоторых агрегатов боевой машины мог проводиться прямо на месте, а в каких то особо сложных случаях технику реанимировали в тылу, после чего она благополучно возвращалась на фронт – бить врага!..

Зная возможности наших ремонтных подразделений, немецкое командование даже было вынуждено отдать специальный приказ, по которому солдаты вермахта обязывались подрывать все оставшиеся на поле боя советские танки - в противном случае, ночью они будут эвакуированы и восстановлены. И потом, как определить уничтожен вражеский танк или подбит, если поле боя осталось за противником, а стрелял ты по нему с дистанции в 1,5 км?.. Может у него только гусеница слетела? (проблема, устраняемая толковыми техниками за пару часов) Вот и получается, что нередко немцы выдавали желаемое за действительное – уж не поэтому ли так бесстыдно пухли их снайперские счета?..

Впрочем, я далек от мысли утверждать, будто немцы совершенно не умели воевать. Если бы это было так – то мы бы не мучились с ними почти четыре года, а закончили бы всю эту кровавую эпопею гораздо раньше. По правде говоря, немецкий солдат - единственный, кто может составить серьезную конкуренцию лучшему в мире русскому солдату. В конце концов, не перед дураками же мы отступали до самой Москвы! Фашистский рейх был чрезвычайно опасным противником – безумно волевым, прекрасно организованным, идеологически мотивированным. И то, что мы разбили таких выдающихся, по своему солдат, как немцы, только делает нашу победу еще более великой и значимой…

Так в чем же заключается причина советских поражений и немецких побед на первом этапе тяжелейшей войны? Как это не прискорбно, но приходится признать, что уровень подготовки немецких танкистов был тогда значительно выше нашего. Достаточно сказать, что курс обучения рядового танкиста в Германии занимал около шести месяцев, в то время, как у нас он редко превышал несколько дней. А подготовка рядовых механиков-водителей и вовсе зачастую ограничивалась вопросом, умеет ли призванный в армию солдат водить автомобиль или трактор…

Вот как об этом вспоминал советский танкист А. В. Марьевский: «Как-то раз нас построили. Смотрим, рядом с нашим взводным стоит офицер в танковой форме, в танкошлеме: «Трактористы и шофера - шаг вперед!» До войны мой дядя, работавший шофером и преподававший автодело, немного учил меня вождению грузовика. Я говорю, что, мол, не шофер, только дядя меня учил ездить на машине. «Ездил на машине?» - «Километров пять, может, проехал». – «Выходи». Вот так я попал в танковые войска механиком-водителем»…

Другой советский танкист В. П. Брюхов (подбивший в годы войны 28 немецких танков) также вынужден был сознаться, что (цитирую): «Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. А наш механик-водитель имел всего лишь восемь часов вождения танка. Разве это подготовка?»…

Справедливости ради нужно заметить, что к середине войны (когда прошел уже шок от разгрома, учиненного немцами в 1941-42 годах) в Красной армии стали должным образом относиться к подготовке боевых кадров, значительно увеличив время на их практическое обучение и повышая, таким образом, мастерство танковых экипажей. Все это, разумеется, не могло не сказаться на окончательном результате военной кампании…    

Еще одним существенным фактором, позволившим вермахту долгое время доминировать на поле боя, стало явное превосходство немецкого штабного и офицерского корпуса, которое мы смогли свести на нет только по прошествии двух лет сверх напряженных боев. Но первое время нам пришлось чрезвычайно тяжело и только фантастическая стойкость русского солдата дала возможность исправить порою непростительные промахи советского командования. Фактически, мы оплатили боевую учебу наших генералов реками собственной крови…  

    Как писал впоследствии немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн: «Советское командование многому научилось с начала войны, особенно в отношении организации и использования крупных танковых соединений. Большое количество танков оно имело и в 1941 году, но тогда оно не могло использовать их самостоятельно и по назначению. Теперь же оно целесообразно организовало их в танковые и механизированные корпуса и одновременно приняло немецкую тактику глубокого прорыва»…

Страшно сказать, какие жуткие потери мы несли в самом начале войны! Только за первые две недели гитлеровского вторжения наши войска утратили свыше 11 тысяч танков, захваченных в основном без боя! (любая другая армия после такого разгрома просто перестала бы существовать) Огромные потери в технике и танковых кадрах даже заставили Ставку верховного Главнокомандования  начать создавать кавалерийские соединения для ведения маневренной войны. Именно они, как заявляют сегодня историки, составляли основу подвижных соединений, позволивших провести контрнаступление под Москвой…

Да, к сожалению, тогда русские танкисты сильно проигрывали в организации и подготовке своему противнику, но вот чего нашим ребятам было не занимать, так это отчаянной храбрости и мужества. Немецкие отчеты о боевых действиях на советско-германском фронте буквально пестрят такими сообщениями: «Фантастический боевой дух русских танкистов: некоторые танки теряют ход, получают 5-6 прямых попаданий, но их экипажи не сдаются и продолжают вести огонь. Для уничтожения таких машин приходится посылать специальные группы саперов-подрывников. Русские сражаются до последнего снаряда и патрона»…

Или вот еще: «Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!» - вспоминал пораженный такой нечеловеческой отвагой немецкий артиллерист…  

КТО ЛУЧШЕ?

Кстати, если уж быть до конца точными, то следует признать, что подавляющее большинство немецких танков было выведено из строя не танковыми пушками, а истинным «богом войны» - противотанковой артиллерией, которая творила на поле боя буквально чудеса. Недаром Сталин, вручая высокую награду создателю 76-мм дивизионного орудия Василию Грабину, сказал: «Ваша пушка спасла Россию!»…

Соответствующая статистика распределилась следующим образом: на долю советских танковых частей пришлось около 15% подбитых и уничтоженных немецких танков. На долю противотанковых мин и пехотного оружия (бутылок с зажигательной смесью, гранат) а также бомбардировочной авиации пришлось порядка 10% истребленных немецких бронемашин. На долю советской противотанковой артиллерии пришлось приблизительно 75% уничтоженной техники врага…

Как отмечали сами немцы: «Противотанковые пушки являются основным противником танков на восточном театре военных действий. Русские используют противотанковые орудия массово в обороне или продуманным подтягиванием их за атакующими, чтобы быстро ввести их в дело. Вследствие превосходной маскировки и использования местности - иногда колеса были сняты с орудий для уменьшения их высоты — русские легко добивались внезапного открытия огня на средних и коротких дистанциях. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, они старались открыть огонь нам во фланг»…

Но вернемся к главному вопросу нашего исследования. Так кто же все таки является лучшим танковым снайпером Второй Мировой войны - советский танкист Дмитрий Лавриненко, уничтоживший 52 вражеских машины, или немецкий танкист Курт Книспель, имеющий формально более внушительную цифру танковых побед? Мы сейчас не будем повторяться на счет того, что немалое количество «триумфов» Книспеля ничем, кроме его слов, не подтверждено. Предположим, что лживые по природе своей фашистские пропагандисты в данном случае не врут, и он действительно подбил 168 танков…

Но давайте не забывать о том, что Лавриненко уничтожил более полусотни немецких танков всего за 2,5 месяца боев в самом тяжелом для нашей армии 1941 году, при тотальном доминировании фашистов на земле и в воздухе, когда наша армия отступала... В то время, как Книспель провоевал вплоть до апреля 1945 года. То есть, времени для того, чтобы совершать все свои «подвиги» у него было на несколько лет больше. И кто знает, сколько бы еще танков врага подбил Лавриненко, если бы не был сражен уже в самом начале войны осколком мины…  

Есть еще один немаловажный момент и связан он с различным функционалом, который осуществлялся немецким и русским командиром танка. Все дело в том, что до 1944 года экипаж «тридцатьчетверки» состоял из четырех человек (только в самом конце войны, после модернизации танка, он был увеличен еще на одного танкиста) и командир Т-34 исполнял одновременно две обязанности – общее руководство боя и наведение орудия на цель…

Другими словами говоря, вам мало быть просто хорошим командиром, надо еще выполнять и работу наводчика, что во время танкового сражения было чрезвычайно сложно делать! Попробуйте одним глазом обозревать поле боя, замечая все опасности, угрожающие вашему экипажу, а другим – целиться и стрелять по танкам!.. «Тигр» же, на котором в основном воевал Книспель, имел экипаж, состоящий из пяти человек, поэтому функции наводчика и командира танка там были разделены…

Таким образом, в отличие от немецкого аса, осуществлявшего общее командование танком, Лавриненко не только руководил всеми действиями своего экипажа, но и лично (что очень важно понимать!) подбивал немецкие бронемашины. Каждый из 52 уничтоженных им танков – это исключительно его заслуга, как великолепного командира, наводчика и стрелка!.. В случае же с Книспелем по танкам стрелял какой то другой наводчик (да еще скорее всего – не один, учитывая постоянную ротацию экипажей на фронте) имени которого мы не знаем… Теперь то вам, надеюсь, понятно, кто на самом деле был лучшим танковым снайпером Второй мировой войны?..  

Вещий Олег

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
Дата публикации: 22.10.19 в 01:59
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100