Логин:
Пароль:
 
 
 
УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬЮ, или...
Ольга Жукова
 




УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬЮ, или ТВОРЦЫ И ПОТРЕБИТЕЛИ В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ ВОЙНЫ И МИРА



Говорят, Фёдор Михайлович Достоевский считал, что настоящие беды России наступят, когда будут отменены в русском алфавите буквы «ять» и «ер». Правда, прямых ссылок на цитату писателя-пророка никто из «мистиков» или «мистификаторов» (?) до сих пор так и не представил. Можно поспорить о последствиях отмены этих графических символов в России ХХ века, но то, что в нашем языке существуют некие коды, изменение которых приводит к коренным изменениям в жизни общества – факт малоизученный и не всеми замечаемый.

В нашей семье частенько вспоминали характерный диалог моего деда, вечного отличника «строевой, боевой и учебной», с племянником - ленивым увальнем, студентом сельскохозяйственного института.

- Владик, как сессию сдал?

- На трояки, дядя Коля.

- Да что ж на «хорошо» и «отлично» ума не хватает что ли?

- Да ладно, Вам, дядь Коль, тройка – тоже государственная…

При пятибалльной системе оценок в наших школах и институтах пятёрка всегда расшифровывалась, как «отлично», четвёрка – «хорошо», а вот тройка не всегда означала «удовлетворительно». Интернет-проект «Википедия» даёт пояснение: «Неудовлетворительными являются оценки 1 и 2 (официальное название — неудовлетворительно). Оценка 3 (официальные названия — удовлетворительно или посредственно) является минимальной удовлетворительной оценкой и, как правило, считается недостаточно высокой. Оценка 4 (официальное название — хорошо) часто считается «выше средней». Оценка 5 (официальное название — отлично) является лучшей возможной».

Для поколения наших дедушек и бабушек, прошедших войну, схлопотать трояк, значило получить «посредственно». В какой-то момент (когда в школах и вузах училось уже поколение наших отцов и матерей) тройка из «посредственно» превратилась в «удовлетворительно». Можно сказать, так страна стала удовлетворяться посредственностью! Согласитесь, стыдно учиться посредственно и, значит, - посредственностью быть, совсем другой коленкор – учиться удовлетворительно.

Более того, если взглянуть на текст, который вы сейчас читаете, набранный в компьютерной программе «Ворд», то окажется, что «нехорошее» слово «посредственно» компьютер подчёркивает зелёной волнистой линией. Даже бездушная машина считает его «словом с ярко выраженной экспрессивной (негативной, ироничной) окраской» и предлагает заменить. А вот к слову «удовлетворительно» у компьютера претензий нет.



Удовлетворённый посредственностью современный чиновник высшей школы Фурсенко пошёл в своём реформационном рвении дальше, заявив, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». И это было сказано не на тайном сборище каких-нибудь заокеанских ненавистников России, продумывающих «план Даллеса-2», а на вполне открытом молодёжном форуме. Вскоре слова чиновника попытались «перетолмачить», разъясняя, что он сказал не то, что сказал, а имел в виду нечто иное. Родилась версия, что это было некое сетование «на оставшуюся с советских времён косную систему… упорно пытающуюся готовить человека-творца. Ныне же… главное — взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими». Предполагалось так же, что чиновник «имел в виду задачу взрастить квалифицированного потребителя, способного воспользоваться преимуществами общества знания, воспринимать информацию и правильно использовать достижения и технологии». Но за год до произнесения этих слов оскандалившийся чиновник сказал в одном из интервью, что учить людей использовать существующие знания и достижения не менее важно, чем готовить «творцов», создающих что-то новое. Этот образ, видимо, так понравился чиновнику, что он и позже возвращался к нему, заявив, что пока идеология образования в большинстве своём осталась прежней, советской: вузы убеждены, что должны готовить творцов, а творцы не всегда и не везде нужны…

За недолгий век своей истории советская система воспитания и образования, справедливо считающаяся многими экспертами лучшей в мире, добилась значительных достижений и побед. Но самым ярким её триумфом, безусловно, стала Победа советского народа в Великой Отечественной войне. В войне, где армия творцов сшиблась в смертельной схватке с армией потребителей и исполнителей, характер народа-творца раскрылся во всём своём гордом величии и, одновременно, в душевной простоте. Мы выиграли войну, потому что каждый был творцом Победы на своём рабочем месте – в окопе и за штурвалом боевой машины, за заводским и фабричным станком, за рулём трактора и за кульманом, и даже за школьной партой и за студенческой скамьёй. И каждый старался не только выполнить свою работу лучше, но и ударными темпами, внедряя рационализаторские предложения, которых за войну было сделано многие тысячи, как на фронте, так и на предприятиях тыла. Извечная, неоднократно воспетая в стихах и прозе, солдатская смекалка и сноровка – качества творческой личности. Так кому, как ни нам, творцам, самой Историей было предназначено стать творцами Победы?

А вот потребители войн не выигрывают, потому что себя жалеют, потому что хотят непременно воспользоваться плодами своей победы, пожить в достатке и комфорте, повысить своё благосостояние за счёт побеждённых. Человек, умеющий мыслить творчески, всегда найдёт выход из экстремальной ситуации и возьмёт инициативу в свои руки. Потребитель будет ждать указаний сверху, а не получив их, кричать: «А что мне было делать?! Мне не дали инструкции! Меня бросили! Почему меня не спасли!?» Но в войне потребителей с потребителями побеждают те, чьи инструкции оказываются наиболее жёсткими. Так сдалась Европа, изнеженная потребительским комфортом, на милость немцев-победителей, «инструкции» которых требовали беспрекословного подчинения и грозили уничтожением всякому, кто лишь подумал бы о сопротивлении.

«Они воюют не по правилам, они воюют не по инструкции» - негодовали в недоумении немецкие солдаты и офицеры, когда видели, как советские лётчики идут на воздушные и огненные тараны. Когда видели, как советские пехотинцы закрывают своими телами амбразуры вражеских ДОТов и ДЗОТов. Когда видели, как стойко держались на допросах советские партизаны, среди которых были не только взрослые крепкие мужчины, но и старики, женщины, даже подростки…

Германский чиновник, руководитель рабочей группы Белоруссии Хуземан в сообщении о политическом положении 10 февраля 1942 г. писал о настроениях среди молодёжи, воспитанной советской системой образования, называя преданность Родине «заражением», а готовность к сопротивлению – «склонностью к бандитизму и преступности»: «…Самая опасная возрастная группа – 17-21 год. Она заражена на 99 %, и её следует вычеркнуть из списка живых. Наибольшей ошибкой было бы организованно собрать население этого возраста и воспитывать его партийными силами. Таким способом были бы выращены только банды заговорщиков. Представители этой возрастной группы склонны к преступности.»

Сегодня нам известно, что средний возраст героев-партизан той поры - от 21 до 25 лет… И они не согласились «играть» по правилам и инструкциям врага, разработав свой кодекс чести и мести. Поколение творцов-победителей и сегодня не желает «перевоспитываться» в угоду навязываемых ценностей общества потребления. А молодое поколение «продвинутых» топ-менеджеров с пренебрежением отсеивает на собеседованиях претендентов на рабочие места из среднего поколения, последнего советского: «Вы нам не подходите, вам же надо менталитет менять…» И молодые потребители, взращённые новым капитализмом, не осознают, наверное, как близки они в этот момент к фашистским идеологам, так же, не моргнув глазом, готовым менять менталитет миллионам людей любыми средствами, а не поддающихся изменениям - ликвидировать…

Немецкие историки, авторы сборника «Война Германии против Советского Союза» признавая, что и Германия воевала с СССР «не по правилам», всё же считают, что с нашей стороны «нарушений правил» было больше: «В ходе войны против Советского Союза Германия с самого начала нарушила элементарные правила международного права. С другой стороны, призыв Сталина в речи 3 июля 1941 г. развернуть партизанскую войну в немецком тылу противоречил традиционным правилам ведения войны».

Та же мысль, но в гораздо более откровенном и циничном виде, звучит в письме к жене торговца из Бремена Х.Г., служившего полицейским в 105–м резервном батальоне: «Первая рота вчера опять охотилась на партизан. Троих расстреляли. Это безумие. Меня там не было. К сожалению, один из нас тяжело ранен, получил пулю в грудь от одного из этих свиней. Подло, правда? От этого впадаешь в ярость, и хочется всех русских перестрелять, как собак».

В фанатичном желании упорядочить всю жизнь на оккупированных территориях и навязать населению свои правила, инструкции и циркуляры, один из многих фашистских чиновников - госсекретарь министерства продовольствия Герберт Баке предупреждал армию своих исполнителей - окружных руководителей сельского хозяйства 1 июля 1941 г.: «Не говорите, а действуйте. Русских вам никогда не «переговорить» и не переубедить речами. Говорить он может лучше вас, так как он прирождённый диалектик и унаследовал «философствование». При разговорах и дебатах вы останетесь в проигрыше. Вам следует действовать. Русскому импонирует только действие, потому что он сам женоподобен и сентиментален.

…Русские хотят быть только управляемой массой. Такое действие и окажет на них приход немцев, ибо тем самым исполнится их собственное желание: «Придите и господствуйте над нами». Поэтому у русского не должно складываться впечатление, что вы колеблетесь. Вы должны быть человеком дела, человеком действия, который без дебатов, без долгих бесполезных разговоров и без философствования определяет, что нужно сделать, и чётко отдаёт распоряжения. Тогда русский будет вам послушно служить. Не подходите с немецкими мерками и обычаями, забудьте всё немецкое, кроме самой Германии.

…Нужда, голод, довольствие малым – удел русского человека на протяжении столетий. Его желудок растяжим, поэтому никакого ложного сочувствия. Не пытайтесь навязать немецкий стандарт жизни и изменить русский образ жизни».

В этом сумбурном «послании к потребителям» есть и неожиданный комплимент русским творцам, непобедимым в диалектике и «философствовании», и наивная вера в правоту и всесилие «норманнской теории», в желание русских быть «управляемой массой». А наша Победа, не есть ли ещё одно весомое доказательство неправомочности старых социо-исторических догм, придуманных когда-то немецкими историками?

Неожиданную перекличку с этим жёстким документом военных лет находим в статье современного автора – Татьяны Соляной, отмечающей непослушание приказам извне, как одну из ментальных черт современных россиян: «Чтобы вас понять, надо приехать в Россию и долго здесь жить: ходить в баню, пить водку, удить зимой рыбу и говорить по душам», - откровенничал со мной профессор из Европы. «Вот весь мир считает, что русские ленивы… Когда я только приехал, то решил, что это правда. Что бы я ни приказывал, русские сотрудники моей группы обязательно находили возражения. Я думал это для того, чтобы ничего не делать или потянуть время. И только через год я понял, что просто вы, русские, всегда ищете смысл в своей деятельности. При этом вы никогда не верите, что начальство знает больше. Наоборот, вы всегда думаете, что оно чего-то не знает из того, что знаете про дело вы. А ещё вы не умеете держать дистанции с начальством и подчинёнными. Поэтому, если вам начальник говорит: иди и сделай то-то и так-то, вы обязательно скажете, что это можно сделать по-другому или вообще не надо делать. Но это не от лени. Наоборот, вы очень ориентированы на результат и хотите повысить эффективность труда».

Теперь профессор из Европы, прежде чем принять важное решение, собирает русских сотрудников фирмы и выслушивает все их предложения, распределяет обязанности каждого в работе над проектом. А русскими «считает всех, кто живёт в России, говорит по-русски и придерживается, как модно нынче говорить, русских социокультурных ценностей».

Начиная «крестовый поход» «цивилизованного» западного мира против «варварской» России, немецкие фашисты даже не подозревали о том, что у русских могут быть эти самые социокультурные ценности. И потому были немало удивлены, поняв, что их такие «стройные» идеологический доктрины потерпели крах раньше, чем потерпела крах их такая отлаженная и испытанная на европейских «потребителях» военная машина.

С началом войны выяснилось, что вся исполнительная Европа, работающая на военную и экономическую мощь, главного потребителя – Германии, не справляется с возросшими объёмами работ. Чтобы продолжать движение вглубь России, надо чтобы на заводах и фабриках новых мировых господ трудились славянские руки. И тут оказалось, что советские люди не такая уж «управляемая масса». Это открытие поставило в тупик фашистское руководство. Выводы были ошеломляющими, кажется, немецкие чиновники сами испугались своих «открытий» и, давая объективную картину положения дел, предлагают даже пересмотреть отношение к рабочим с Востока.

Текст служебного циркуляра СД «Сообщения из рейха» от 14 апреля 1943 г. «Об образе русского у населения» предельно откровенен и заслуживает быть прочитанным целиком: «До периода открытых враждебных действий против Советского Союза, начавшегося 22 июня 1941 г., немецкий народ, за небольшим исключением, узнавал о его социальной и хозяйственной структурах и культурной жизни только из прессы, кино, пропагандистских выступлений и прошедшей цензуры литературы.

Подавляющее большинство немцев, поэтому, видело в Советском Союзе бесчеловечную и бездушную систему подавления, и представляла народ Советского Союза как полуголодную и тупую массу.

Тысячи привезённых с Востока рабочих и военнопленных воспринимаются нашим населением как живые свидетели большевистской системы, на которых можно проверить существовавший до сих пор образ России и порождённые пропагандой представления о советском человеке. Судя по многочисленным сообщениям, мнения различных слоев населения по этому поводу раскололись, и трещина всё более расширяется и углубляется…

1.Большевистское безбожие и религиозные обряды остарбайтеров

Несмотря на то, что пропаганда постоянно указывает, что большевизм выкорчевывает религию и нетерпим к церкви и религиозным знаниям, в потоке остарбайтеров из бывших районов Советского Союза в рейх оказалось много людей, носящих нательные крестики, изображения Мадонны и иконы…

2. Интеллект и технические знания

Одной из основных тем в пропагандистском изображении большевизма является искоренение русской интеллигенции и оболванивание масс. В немецкой пропаганде советский человек представлялся неким тупым эксплуатируемым существом, так сказать «рабочим роботом». Немецкие рабочие, однако, теперь имеют возможность часто убеждаться в обратном, т.е. в его способностях. В многочисленных сообщениях говорится, что рабочие с Востока, которые попали в военную промышленность, часто поражают немцев своей технической сообразительностью…

3. Неграмотность и наблюдаемый уровень образования

До сих пор в широких слоях немецкого населения считалось, что для советских людей характерен низкий уровень образования и высокий процент неграмотности. С появлением остарбайтеров открылись неожиданные противоречия, которые часто сбивают немецких рабочих с толку. Во всех донесениях единодушно отмечается, что процент неграмотных очень низок…

Подобные примеры подтверждают это:

«По мнению многих фольксгеноссе, современная советская система образования значительно лучше, чем при царизме. Сравнение немецких и русских сельских рабочих показывает, что русские образованнее». (Штеттин)

«Особое удивление вызвало распространённое знание немецкого языка, который преподаётся даже в деревенских средних школах». (Франфурт-на-Одере)…

4. Семейственность и нравственность

В немецкой пропаганде много говорилось о том, что большевистская система разрушила семью как ячейку общества.

Представленные сообщения из всех районов рейха в один голос утверждают, что именно у остарбайтеров ярко выражены чувство семьи и высокая нравственность поведения.

5. Советские методы господства и система наказания

Особенно значительная роль в пропаганде отведена ГПУ. Ссылки в Сибирь и расстрелы в значительной мере определяли представления немецкого населения. Поэтому в кругах начальства и рабочих были поражены тем, что остарбайтеры не знают телесных наказаний….

Из-за этих выводов, как указывается в сообщениях, значительно меняется представление о Советском Союзе и его людях. Сталкиваясь с противоречиями такого рода, немцы начинают задумываться. Там, где антибольшевистская пропаганда работает старыми методами и знакомыми аргументами, она не находит доверия и интереса, как это было до и в начале войны с Советским Союзом. Желательно давать как можно более конкретную картину русской повседневной жизни… Контакты с людьми, попавшими в рейх, недостаточны для того, чтобы изменить существовавший до сих пор образ России, не говоря уже о том, что многие не дают себе труд поразмышлять об этом».

Ярким примером русского человека-творца, оказавшегося в суровых реалиях войны, и в полной мере проявившего свои неординарные способности и крепкий внутренний стержень, является Афанасий Евстафиевич Сухинин. Он поделился своими воспоминаниями о немецком плене на сайте немецкой гуманитарной организации «KONTAKTE-KOHTAKTЫ» (Объединение контактов со странами бывшего Советского Союза): «Вспоминать про плен малоприятно, но может вызвать интерес, как выживание в экстремальных условиях»… - деликатно отмечает ветеран.

И вспоминает, как в сентябре 1942 г., под Сталинградом, был несколько раз ранен, взят в плен. Пленных кормили раз в день какой-то мутной жижей с щепоткой горелых зёрен из сожжённых зернохранилищ… И уже тут 19-летний боец Сухинин был вынужден проявить немалую смекалку. Он был ранен в верхнюю челюсть, не открывался рот, каждое зерно он помещал в завиток булавки, проталкивал себе в рот, перетирал языком. Ветеран вспоминает: «Я несколько раз «доходил», видел приближение своего конца, но находил выход к спасению. Вот один из них. Простыми средствами вроде солдатского огнива при помощи обломка плоского напильника стал мастерить перстни из бронзовых монеток с надписями, гравированными иголкой. Первый такой перстенёк с надписями: «Афоня», «Сделал в немецком плену43 г.», – сохранился у меня до сих пор. Я его пронёс через все обыски и лагеря, вшив под пуговицу штанов. Этот первый перстенёк увидел старый немец – комендант нашего блока. Он принёс мне серебряную 15-копеечную монету размером около 19 мм в диаметре (первые советские монеты были из серебра) и попросил сделать такой же перстенёк с надписью «Robert». …Комендант за перстенёк «Robert» ничего мне не дал, но пошла слава: «Аж самому немцу понравилось!» За эти поделки санитары, полицаи давали мне картофельные очистки, из которых с помощью простого приспособления я отделял мякоть от кожицы: если в дне консервной банки пробить гвоздём отверстия, и этой банкой толочь сваренные очистки, то мякоть продавливается в банку, а кожицы слипаются на дне посудины, в которой варились очистки. За очистками надо было ходить на кухню. Мне их давали горсть, из которой мякоти получалось по объёму с небольшую картошку. Но оказалось, что такой малости было достаточно, чтобы поддерживать жизнь, не «доходить» до гибели».

В лагере оставались сытыми только крысы, потому что питались мертвечиной… Наловив их, Афанасий сшил себе из их шкурок тапочки. В такой «фасонной обуви» и был отправлен в Германию: «Нас тщательно обыскивали, раздевая до гола. А у меня была ценность – обломок пилки по металлу (полицай дал за перстень) с одной стороны – пилка, с другой – заточена как ножичек. Как пронести? Сделал под своей пяткой два надреза, отслоил кожу и заправил под неё пилку»...

Самый простой путь выжить в плену – стать полицаем, убивать и унижать своих сограждан за чуть более сытный паёк, за иллюзию некой «свободы». Но творческий паренёк пошёл другим путем, более сложным, но честным. Он чинил лагерную мебель, швейные машинки, часы, делал колодки для обуви, чемоданы для конвоиров. Начал рисовать…

Это умение пригодилось А. Сухинину и после освобождения, когда он снова оказался в рядах Красной Армии и уже не он зависел от немцев, а немцы – от него. Боец-творец проявил не только русскую сноровку, но и русский норов, всё русское великодушие: «Художник танковой части взял меня к себе рисовать портреты героев. Конец войны застал наши части: кого в поле, кого в лесу, кого в деревне. Был приказ: всем располагаться в городе на зимние квартиры. Каждая часть своё расположение всячески украшала: лозунгами, плакатами, панно, портретами. Мне в помощники брали на бирже немцев (у них была безработица). Они писали лозунги, шрифт брали из наших газет. Однажды немцы говорят: «Нужен столяр, чтобы сколотить подрамники для лозунгов». «Сами сколотите, вот пила, вот рейки», – говорю им. «Нет, – отвечают, – это работа столяра или плотника». Тогда я им рассказал анекдот: немец умер от голода, а у него в рюкзаке – булка хлеба. Не было ножа, чтобы отрезать. Я думал, ну, сейчас обидятся, а они все хором хохочут и говорят: «Ты вчера принёс нам огромную буханку хлеба и большой кусок сала. Но у нас не было ножа, чтобы отрезать сало. Мы, в отличие от того немца, буханку разломали на куски и съели в сухомятку, а сало унесли домой».

Там же в комнату, где я жил, пришёл пожилой немец, держа башмак в руках, и говорит: «Это ты художник?» «Да, – говорю, – это я». «Вот тут оторвалась подмётка, подбейте, пожалуйста». «Простите, – говорю, – я плохо понимаю немецкий, но вижу, что вам нужен сапожник, а я художник». «А где, – говорит, – я возьму сапожника, всех война взяла». «Ну, - говорю, - сам попытайся сделать. Я же не сапожник, я художник». Немец пошёл назад, но на пороге повернулся и сказал: «Художник, художник! Der Kьnstler alles kann (художник всё умеет)!» «Стой, – говорю, – давай свой башмак». И прибил ему подмётку».

Летом 1945 г. солдату-творцу Сухинину даже пришлось потрудиться над созданием проекта одного из многочисленных памятников погибшим воинам. А зимой 1946 г. он уже лежал в одном из московских госпиталей, где пластические хирурги, тоже – творцы, колдовали над его лицом, изуродованным шрамами и рубцами: «Здесь было что рисовать: вот танкист весь в рубцах, вот лётчик обожжённый. А главврачу к его юбилею написал красивый поздравительный адрес с его портретом. Сделал, как будто напечатано. Медик оценил это и решил сам меня оперировать. И стало у меня лицо как лицо: с таким не стыдно и к девушке подойти. А тем временем рисунки мои увидела жена известного кинорежиссёра, она также лежала в этом госпитале, и показала мои рисунки мужу. Тот заинтересовался и познакомил меня с известными художниками, а те отрекомендовали меня в студию военных художников. А в студии и в общежитии другие художники, уже известные мастера, обучали меня тонкостям живописи. И вот минуло менее года. В 1947 г. я поступил в художественный институт и в 1953 г. окончил его на «отлично».

Столь много переживший ветеран не склонен обвинять в своих бедах вчерашних врагов, но, рассказывая о своих послевоенных дружеских связях с немцами, вновь по-русски деликатно заключает: «В Кёльне сосед наших друзей по имени Reinhold Bardenheier был в русском плену. Он написал и подарил мне книгу «Fьr dich blьht nur der Lцwenzahn». Он удивился, как это я выжил в немецком плену. В русском плену они жили в таких же условиях, как и русские, и кормили их так же, как и русских. И никто там не умер, все здоровыми вернулись домой»...

Вся история Великой Отечественной войны ярко свидетельствует об основном отличии в характере творца и потребителя. Творец, не имея под рукой нужного материала для творчества, сделает из стреляной гильзы светильник, из медицинской ампулы – новогоднюю игрушку, из некондиционных обрезков проволоки – наладит уже массовый выпуск ёлочных украшений, как это сделали рабочие завода «Москабель». Потребитель, озверевший от сознания вседозволенности, закажет себе абажур из человеческой кожи и ткань из женских волос…

Красноречивый пример из жизни западного потребителя: после шумного взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке американские СМИ, боясь повторения трагедии, показывали ролики, как открывать консервы механической открывалкой. Американцы привыкли пользоваться электрическим приспособлением, а подача света при теракте могла оказаться под угрозой. Выходит, они могли умереть с голоду, имея консервную банку и не умея ее открыть. Как это схоже с сюжетом фронтового анекдота о немце, умершем от голода из-за того, что не имел ножа, чтобы порезать булку!

Но, как же так получилось, что армия творцов, выиграв самую кровавую мировую битву с армией объединённых потребителей, проиграла ей (или, скажем более оптимистически и творчески: «пока отступила»…) в войне холодной? Как «страна героев, страна мечтателей, страна ученых» противостояла «стране хот-догов, стране попкорна и стране ковбоев»?

Известный историк Игорь Шумейко пишет: «…кроме «гонки вооружений» Соединенным Штатам удалось навязать нам ещё одну параллельную «гонку», значение которой для исхода холодной войны очень недооценивают: «гонку потребления».

Наши засекреченные гении прекрасно освоили тактику знаменитых уже «асимметричных ответов» (когда 50-миллиарлднодолларовые американские угрозы – легко парировались 5-миллионорублевыми ответами). Известный экономист Михаил Хазин в нашей беседе, посвящённой, в общем-то, мировому кризису, не преминул подчеркнуть, что «гонку вооружений» СССР к 1970-м годам практически выиграл. От этого пункта, разделяемого многими учёными, в том числе и с «той стороны», я отталкивался к другой гонке – «потребления», и рассматривал обстоятельства нашего там глобального проигрыша.

…В глобальном соревновании с США, Западом - мы проиграли «гонку потребления». И именно эта, почти «кухонная» версия, в действительности имеет почти необозримые следствия, нити, тянущиеся сквозь всю историю человечества. Ведь второй факт, столь же объективный, как и сам проигрыш, состоит в том, что население СССР отнюдь не умирало с голоду, не ходило нагим»...

С голоду не умирало, но хотело уже есть не хлеб и каши, а деликатесы, было одето тепло, но не модно. Конечно, народ-творец и тут придумывал как из морковки и селедки сделать подобие «красной икры», а простую майку выварить в краске так, чтобы превратилась в модную «варенку». Но раздражение росло, как и кризис «недопотребления». Занимаясь расширением промышленности группы А, государство не считало нужным говорить о промышленности группы Б, но всё ещё пыталось удержать другие, возможно, и более важные социокультурные нормы…

Могу свидетельствовать на примере жизни подмосковной деревни Минино, ставшей одной из сотен тысяч жертв убийственной для села программы «бесперспективных деревень», запущенной ещё в 70-х гг. прошлого века. До войны, во время неё и после жители деревни работали на совхозной ферме или на местной ткацкой фабрике. В деревне имелись все необходимые социокультурные учреждения. Но с объявлением деревни, расположенной в 70 км(!) от столицы «бесперспективной», в ней постепенно были закрыты: пошивочное ателье, хозяйственный магазин, магазин промышленных товаров, баня, кинозал, библиотека. Единственным развлечением в клубе, когда-то славившемся художественной самодеятельностью, стали дискотеки по субботам. Закрылась больница, школа-восьмилетка, почта и телеграф. Всё это привело к «выдавливанию» сельчан на центральную усадьбу совхоза или в Москву и подмосковные города. Уже в 90-е в умирающей деревне развалился совхоз и фабрика. Социокультурные нормы нынешней деревни Минино куда более скромные – начальная школа, фельдшерский пункт, продуктовый магазин. Всё! Деревня превратилась в дачный посёлок, оживающий лишь в летние месяцы, когда сюда приезжают дети и внуки «огорожанившихся» сельчан или москвичи, купившие здесь бывшие крестьянские подворья.

Когда-то начав с объявления «бесперспективными» большинства наших деревень, чиновничество пошло дальше, и ныне министр экономического развития Э. Набиуллина на Московском международном урбанистическом форуме уже сообщает, что: «Количество малых и средних городов в России в течение ближайших нескольких десятков лет будет неуклонно сокращаться… Нам вряд ли удастся сохранить жизнеспособность всех малых и средних городов. Убывание городов небольшого размера — это такая непреодолимая глобальная тенденция.» Министр привела оценки некоторых экспертов, согласно которым поддержка неэффективных городов стоит стране около 2-3% экономического роста ежегодно. «Крупные города… они более устойчивы, в силу того, что у них более диверсифицированная экономическая структура. При этом не только услуги и знания тяготеют, но и современная промышленность тяготеет к промышленным городам», — пояснила Набиуллина. В ближайшие 20 лет из малых и средних городов может высвобождаться и мигрировать в крупные города до 15-20 млн. человек: «Вопрос в том, готовы ли наши крупные города принимать и качественно использовать такой огромный ресурс или это станет неподъемным вызовом».

Выходит, чиновники уже распорядились будущим миллионов жителей малых и средних (!) городов: восстанавливать градообразующие предприятия им не выгодно, но и в том, что эти люди будут нужны в крупных городах, они тоже не уверены. Не напоминает ли это потребительскую политику оккупационных властей по отношению к местному населению 70-летней давности?

Зато безусловной и, пожалуй, главной социокультурной нормой современности стало наличие одного-двух-трех телевизоров в семье. А как же с выпуском товаров промышленности группы Б? Оказывается, модную одежду проще купить на китайском рынке или в магазинах «секонд-хенд», чем налаживать её выпуск…

Сегодня нам уже трудно представить времена, когда детская художественная или музыкальная школы были социальнокультурной нормой для небольшого городка или крупного посёлка. В марте2011 г. появилось Открытое письмо Президенту с требованием отставки Андрея Фурсенко из-за разрушения им системы музыкальных школ, подписанное видными деятелями культуры. Но, пока общественность бурно возмущалась сокращением учебных часов литературы, истории, географии, из школы тихо и незаметно «выдавили» пение, которое стало непозволительной социокультурной роскошью для наших детей. Им всё труднее становится вытянуть хором самую нехитрую мелодию. Они превращаются в потребителей… музыки!

Снова вспомню одну семейную историю. Дед никогда не ругал меня за те самые «удовлетворительные» трояки по точным наукам, но всегда говорил: «По пению «отлично»? Вот! Это самое главное!» Я понимала ироничность такого утешения, потому что дед часто вспоминал безобидный анекдот: Школьник приносит родителю табель, пестрящий двойками, и лишь по пению у мальца пятёрка. Отец говорит со вздохом: «Ты ещё и поёшь при таких успехах?» Петь при «любых успехах» - тоже качество человека-творца, между прочим… И это подтвердит любой психолог.

Однажды мне довелось присутствовать на консультации известных московских психологов. Клиентом был 36-летний мужчина, нигде не работающий, живущий за счёт матери. Психологи предложили ему помечтать о том, чтобы он сделал, если бы имел неограниченные финансовые возможности. Мужчина сказал, что хотел бы купить себе много дорогих машин, научиться управлять личным вертолётом и улететь куда-нибудь на экзотические острова. «А потом? Что потом?» - спросили его. Клиент растерялся и уже не знал, о чём ещё помечтать. Я слушала его и думала, что если бы у меня была возможность не думать о заработке, я бы, наконец, начала писать не то, что надо, а то, что хочется, что давно задумано, но ждёт своего часа. Я бы прочла, наконец, те книги, которые стоят на полке и тоже ждут... Я бы осуществила, наконец, многие творческие задумки и сделала бы те вещи, которых нет в природе, и потому я не смогу купить их ни за какие деньги, ведь пока они существуют только в моём воображении. И тут специалисты подтвердили правоту моих рассуждений, сказав, что когда у человека нет недостатка ни в чём, чтобы не превратиться в довольное и сытое животное, ему просто необходимо заняться творчеством и самосовершенствованием, а это процесс бесконечный и бесконечно интересный! Но этому клиенту, потребителю по натуре, однажды сказавшему: «Мне наплевать на страну, если она не в состоянии создать для меня крутую машину!», трудно рассказывать о высоких материях…

Пожалуй, основное отличие советской «творческой» системы образования от нынешней, «потребительской», в том и заключается, что тогда, прежде всего, прививали любовь к Родине, а ныне культивируют любовь к себе. И такая политика уже даёт свои пышные, и даже махровые всходы…

На недавней международной научной конференции «Образование для ХХ1 века», прошедшей в стенах Московского гуманитарного университета, приводилась убийственная статистика падения уровня образования в России. Лишь один пример – 30 % российских школьников считают, что Солнце вращается вокруг Земли. Ещё недавно мы смеялись над молодыми американцами, имеющими сходные представления в области астрономии, географии, истории. Нынешние преподаватели высшей школы отмечают, как ужасно введение в оборот термина «оказание образовательных услуг». Но какими еще формулировками можно оперировать, если «рынку образовательных услуг» поставлена задача «воспитывать потребителей»? И лучом света в дебрях проблем современного российского образования прозвучала речь советника посла республики Куба: «Всё образование, включая высшее, на Кубе бесплатное!» Кубинцы ещё помнят, какую огромную цену им пришлось заплатить, чтобы их бесплатные для народа образование и медицина стали одними из лучших в мире. А мы, к сожалению, уже начали подзабывать о том, что нашим дедам пришлось рисковать своей жизнью и проливать кровь во имя того, чтобы мы могли учиться на родном языке и жить в независимой стране, по своему усмотрению, а не по указке извне строить своё будущее…

Вспомним, что неслучайно главным романом русской литературы, всей русской жизни, стал роман с красноречивым названием «Война и мир». И не столь важно, что величайший русский роман начинается с главы, написанной автором на французском языке. Важно, что по правилам русской дореволюционной грамматики слово «мир» писалось в нём через «i», а, следовательно, подразумевало не «мир», как состояние жизни народа, противоположное состоянию войны, но «мир» в значении «общество». Гений Толстого доказывает нам, что истинный мир на нашей земле возможен лишь после того, как общество соберёт в кулак не только все свои силы физические, но, прежде всего, силы созидающие, творческие, духовные. Расставляя все точки над «i», отметим, что, пожалуй, послереволюционная реформа русского языка именно в этом случае имела важное сакральное значение.



Ольга Жукова


© Copyright: Ольга Жукова
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Очерк
Количество отзывов: 3
Количество просмотров: 726
Дата публикации: 11.12.11 в 20:57
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬЮ, или...


Очень интересный подход, Ольга! И Ваши мысли об образовании в России интересно сопоставить с тем, что делается Украиной... Умышленное оболванивание своего народа - беда общая. В Европу должны прийти люди, владеющие знаниями, инициативные и неравнодушные к судьбе своих народов... Пока нам нужно сохранить свое, а не хватать верхушки чужого образования. К сожалению, все происходит пока именно так...
С наступающим Новым годом!
С наилучшими,

Алексей Баскаков    Добавлено 26.12.2011 в 04:27


Да, и вот еще, что важно. У нас на форуме часто поднимаются темы войны, мне кажется что Вы могли бы тоже свое мнение высказать, по крайней мере, Ваши мысли в "Состоянии войны", очень в тему пришлись бы. Вот здесь можно посмотреть http://stihiya.org/forum/viewtopic.php?t=809&sid;=4e588d085136bfbe278c58c47e3b176b#p13964

Ольга Жукова    Добавлено 26.12.2011 в 12:38


Алексей, спасибо за прочтение. Текст большой, не всякий осилит. :) Вообще собиралась написать короткий комментарий по поводу образования, но только начала, и одна мысль стала цеплять другую, получилось много, но, вроде, все по делу. Совершенно с Вами согласна - прежде всего, надо сохранять свое, но не уверена, что нас вообще ждут в Европе, да еще и с нашими знаниями. Не уверена! А Вы бы написали о том, что у вас происходит с образованием? Интересно было бы сопоставить. Я вообще с интересом Ваши работы почитываю.
Вас - тоже с наступающим. Здоровья, творческих успехов нам всем. А нашим "отцам-командирам" мудрости бы побольше. :)
С уважением, Ольга

Ольга Жукова    Добавлено 26.12.2011 в 12:33
 

   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100