Логин:
Пароль:
 
 
 
Свет и тени
АлексейНиколаевич Крылов
 
В ряду агентов, работавших на советскую разведку после Второй мировой войны, Гленн Майкл Соутер стоит особняком. И дело тут не в его возрасте или занимаемом служебном положении. Просто в отличие от других он стал сотрудничать с ПГУ КГБ исключительно по идеологическим мотивам. Широко известные сейчас Олдрич Эймс и Роберт Ханссен, не говоря уже о Джоне Уокере или Рональде Пелтоне, никогда не отказывались от денег. А Соутер их не брал вовсе...

Разумеется, мотивы, по которым тот или иной человек начинает работать на спецслужбы государства-противника, могут быть разными. Но деньги в той или иной степени присутствуют всегда. Вот что говорит по этому поводу генерал-майор КГБ в отставке Борис Соломатин: «Что касается мотивов, то романтики здесь мало. Первый и самый главный – деньги. Только один человек не был таким – Соутер. Он действительно верил в превосходство советской идеологии, системы, так же как и Ким Филби – знаменитый британский разведчик.»

Гленн Майкл Соутер родился 30 января 1957 года в городе Хаммонд, штат Индиана, в семье бизнесмена средней руки. Но когда Гленну исполнилось четыре года, родители развелись, и он остался с матерью, которая много сил отдала его воспитанию. Благодаря ей в школе он пристрастился к чтению, в том числе и русских классиков, среди которых отдавал предпочтение Владимиру Маяковскому. Другим его увлечением была фотография. Жизненные взгляды юного Гленна были несколько романтическими, и это позже дало повод американским журналистам утверждать, что в молодости он вел далеко не монашеский образ жизни. Вполне возможно, что так оно и было, но все же трудно представить себе молодого американца того времени, который следовал бы пуританским нормам поведения. Впрочем, главным отличием Соутера от его ровесников было критическое отношение к американской действительности, вызванное разводом родителей и чтением трудов Маркса и Энгельса.

Окончив школу, Соутер в 1975 году поступил в университет. Однако вскоре романтическая сторона его натуры и желание посмотреть мир взяли верх. Отучившись полгода, он бросил университет и поступил на службу в военно-морские силы США. После того как он подписал контракт, его направили на учебу в школу военно-морских фотографов, а после ее окончания – в Шестой американский флот, базирующийся в Средиземном море. Там старшина Соутер первое время служил на атомном авианосце «Нимиц», потом на штабном корабле «Пьюджет Саунд», а затем на флагмане Шестого флота крейсере «Олбани» в должности фотографа разведывательного отдела флота. Позднее он стал личным фотографом командующего флотом адмирала Кроу и его представителем по связям с общественностью и журналистами. По словам самого Соутера, его первые сильные разочарования, связанные с политикой США, появились в период службы на авианосце «[url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%86_(%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%B5%D1%86)]Нимиц[/url]». В то время как власти отрицали наличие ядерного оружия на корабле, он, по словам Соутера, "был напичкан ими". Его возмущение вызывал и шпионаж в отношении Египта и Израиля, которые были союзниками США.

Надо отметить, что Шестой флот был и до сих пор является ударной силой правого фланга НАТО. Зона боевого патрулирования флота включает не только Средиземное, но и Красное море, а также Персидский залив. Входившие в его состав авианосцы, подводные лодки, другие боевые корабли имеют ядерное оружие и средства его доставки. Все это делало Шестой флот той могучей силой, которая более чем реально влияет на политическое положение в странах Ближнего и Среднего Востока.

Соутер, имея доступ к самым секретным документам флота, очень скоро получил возможность убедиться в том, как на самом деле осуществляется американская внешняя политика. Повидав мир, он еще больше утвердился во мнении, что общество, построенное на социалистических принципах, справедливее капиталистического. А поскольку первой в мире страной, вставшей на путь социалистического развития, был Советский Союз, Соутер решил, что именно там наиболее полно реализованы его мечты о справедливом обществе. С юности Соутер интересовался культурой СССР, изучал и любил творчество [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%8F%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87]Владимира Маяковского[/url], читал Маркса. У него сформировался собственный взгляд на мир, в котором должны были царить справедливость, равенство, превосходство коллективизма над индивидуализмом.

В конце концов Соутер принял решение порвать со своей родиной и обрести новую в Советском Союзе. С этой целью он в 1980 году пришел в советское посольство в Риме и, обратившись в консульский отдел, попросил разрешить ему переехать на постоянное место жительства в СССР.

Хорошо, что это случилось в Риме, а не в Вашингтоне или Лондоне. Раздолбаи из итальянской контрразведки элементарно прошляпили эпизод входа американского служивого в совпосольство – это был первый случай из целой череды невероятных везений, сопутствовавших Соутеру.

Войдя внутрь, он обратился к дежурному дипломату: «Хочу стать вашим гражданином». Дежурный, имевший на такой случай соответствующие инструкции, гостеприимным жестом пригласил гостя внутрь: «Мы приветствуем ваше решение. Сейчас я вызову нужное лицо». Вниз спустился сам резидент внешней разведки генерал-майор Борис Соломатин. И это тоже можно было считать удачей, потому что в отличие от многих своих коллег Соломатин не боялся рисковать и однажды ровно в такой же ситуации уже вытянул козырную карту, когда, будучи резидентом в США, вот так же сразу обласкал заглянувшего в посольство «на огонек» флотского шифровальщика Джона Уокера, который впоследствии создал целую агентурную сеть советской разведки в Штатах. Конечно, риск был – и тогда и сейчас, — ведь в той игре, которую вели друг против друга спецслужбы, «подставы» не исключались, однако генерал полагался на интуицию. И она его снова не подвела. Задав американцу несколько вопросов, он сразу понял, какая удача им выпала.

«Конечно, мы разделяем ваше желание жить в стране социализма, ответил он Соутеру. – Но наше гражданство просто так не дается. Его надо заслужить. Представьте, что я приду в ваше посольство и попрошу американский паспорт – мне его разве дадут тотчас?»

Соутер согласился: не дадут. «Но что я должен сделать? Я маленький человек, у меня очень ограниченные возможности». Генерал улыбнулся: «Мы вместе подумаем над этим».

После беседы оперативники резидентуры скрытно вывезли американского моряка с территории посольства и высадили его на одной из римских улиц, предварительно условившись об условиях новой встречи. В следующий раз за обедом в ресторане резидент показал Соутеру советский паспорт на его имя. Показал, правда, издалека, пояснив, что пока паспорт побудет у него.

Новому агенту присвоили оперативный псевдоним Уго.

Алексей Н., который в те годы официально числился сотрудником одной из наших внешнеторговых организаций в Риме, а на самом деле был офицером разведки, рассказал:

«— Сначала для связи с Уго выделили работника, имевшего дипломатическое прикрытие, но там что-то не заладилось. Может быть, сотрудник повел себя с агентом слишком формально, однако между ними не сложились личные отношения. Через три месяца меня вызвал резидент: «Будешь работать с Уго». Это было, прямо скажем, нестандартное решение. А вдруг американец – подстава? Проглотим мы наживку, а они подсекут. Дипломата просто вышлют из страны и все дела, а мне, не имевшему дипломатического прикрытия, в такой ситуации грозила тюрьма.

Соутер служил в 80 километрах от Рима на военно-морской базе Гаэта. А встречались мы с ним либо в Риме, либо на полпути. Обычно это происходило в заранее подобранном ресторане, куда он был обязан явиться по определенному маршруту: на всем пути его контролировали я или другие наши сотрудники. Убедившись, что все чисто, я входил за ним в ресторан. Такие встречи обычно происходили раз в месяц. Иногда наши свидания носили и более продолжительный характер – день или даже два. Тогда мы обучали американца шифровальному делу, навыкам конспирации, работе с радиоприемником.

Продолжительные встречи были необходимы еще и для того, чтобы в ходе многочасовых бесед выяснить реальные разведывательные возможности источника, его доступ к интересующим нас документам. Как он может взять их без угрозы для себя? Где что лежит? Как организована охрана? Все это детальным образом обсуждалось. Он не выносил секретные материалы с корабля, а только фотографировал их, для этого мы изготовили специальный фотоаппарат на базе «Олимпуса» и объективы с очень коротким фокусным расстоянием. Не помню, чтобы он хоть раз принес бракованные пленки, все-таки это был настоящий профессионал.

Однажды он явился очень взволнованным и сказал, что жена случайно обнаружила пленки, которые он приготовил для передачи мне. Эти пленки он, кажется, хранил в зонтике. Патриция, решив, что он занимается порнографической съемкой, устроила скандал. И как отреагировал на это Соутер? Он не нашел ничего лучше, чем признаться в том, что работает на Москву. Конечно, узнав об этом, мы были сильно огорчены. Сначала подумывали о том, чтобы привлечь к сотрудничеству и саму Патрицию, но потом от этой идеи отказались: уж слишком взбаламошенной была итальянка. Посоветовали Майклу больше не поднимать эту тему. Мол, просто сболтнул, не подумав, и все.»

Позднее, вспоминая об этом, генерал Соломатин рассказывал:
«– Соутер интересен уже тем, что он, возможно, последний из могикан. Он не вынашивал решения изменить родине – он просто хотел обрести новую. И в этом смысле речь не может идти о каком-то вульгарном предательстве. Понимаете, Соутер верил. Пусть в чем-то ошибался, но верил.


Все, что писали на Западе о продажности Соутера, – вранье. Ему и в голову не пришло предложить нам секретные документы в обмен на наш паспорт. Мне ведь есть с чем сравнивать. Я вербовал Уокера. Там все было ясно с самого начала: ты – мне, я – тебе. Нехитрая схема: товар – деньги, товар – деньги...

Он сказал, что хочет жить у нас. Ну а у меня, естественно, профессиональный инстинкт сработал: а в чем он может быть полезен нашему государству? Прямолинейных вопросов я не задавал, водил все вокруг да около. Он, видимо, сообразил и прямо сказал: а нет у меня ничего, никаких секретов. Как выяснилось вскоре, он добросовестно заблуждался. Этих секретов у него был кладезь!»

От Соутера было получено большое количество важной документальной информации военного и военно-стратегического характера, раскрывающей стратегические планы Соединенных Штатов в Средиземноморье, Ближневосточном и других регионах, сценарии учений с применением ядерного оружия, сведения о боевой подготовке и планах задействования ВМС США.

Советские спецслужбы весьма заинтересовались Соутером и предложили ему помощь в получении гражданства в обмен на секретные сведения. Однако после того, как он категорически отказался от материального вознаграждения за свои услуги возникло подозрение, что это лишь подставной человек со стороны спецслужб США. Сам Соутер объяснял свой отказ от денег тем, что прежде всего борется с угрозой атомной войны, он желает быть полезным СССР, чтобы не допустить угрозы миру со стороны США.

Полученная от Гленна Соутера информация была подлинной, секретной и чрезвычайно важной. Он передавал советским спецслужбам секретные фотографии вооружения, планы передвижения кораблей флота, их вооружение, их задачи. Передавал критерии, по которым командование США оценивало допустимость нанесения ядерного удара. Позднее один из представителей американских спецслужб заявил: «Из-за Соутера и некоторых других мы могли бы проиграть войну Советам». Москва получала сценарии учений с применением ядерного оружия и отчеты об учебно-боевых операциях, сведения о боевой подготовке Шестого флота и планы действий ВМС США на случай войны. Что касается основных приказов и распоряжений командующего Шестым флотом, то они попадали практически одновременно и к тем, кому были адресованы, и в Москву. В результате в Кремле имели четкое представление о тех рубежах, за которыми, по планам американцев, возникала необходимость применения ядерного оружия, что позволяло точно знать, до каких пределов СССР может идти в кризисных ситуациях. Одним словом, благодаря Соутеру Шестой флот США в прямом смысле находился «под колпаком» советской разведки.

Работая на советские спецслужбы исключительно из убеждений Соутер был исключительно способным и талантливым агентом. Пресс-секретарь [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D1%8B_%D0%A1%D0%A8%D0%90]Пентагона[/url] П. Уильямс в июле 1986 года (уже после побега Соутера в СССР) заявил, что до исчезновения Соутера американские контрразведывательные службы не располагали какими-либо достоверными сведениями относительно его сотрудничества с советской разведкой, хотя вели расследование по поводу некоторых подозрений его в шпионаже.

Проходя службу в Италии, Соутер женился на темпераментной и ревнивой итальянке Ди Пальма. Она постоянно стремилась быть в курсе всех его дел, а так как ему приходилось проводить конспиративные встречи со своим оператором, то ревнивица стала подозревать мужа в измене. В сложившейся ситуации Соутер решил рассказать жене, чем он занимается, и даже привел однажды на одну из встреч с представителем советской разведки. В результате мир в семье был восстановлен.

В начале 1982 года срок контракта Соутера с ВМС истек, и он возвратился в США. Там, используя систему поддержки для тех, кто отслужил в вооруженных силах по контракту, поступил на военный факультет университета «Олд Доминион» в Норфолке и одновременно начал проходить проверку для получения допуска к работе с секретной документацией, чтобы устроиться на службу в военно-морской центр по ведению разведки в Европе и Атлантике (FICEURLANT).

Тем временем его отношения с женой испортились, и вскоре они развелись. Ди Пальма вернулась на родину в Италию. 31 декабря 1982 года зеленоглазая итальянка, покинутая своим американцем, явилась на вечеринку, устроенную в Гаэте для морских офицеров. Незадолго до полуночи ее познакомили с одним парнем, который представился агентом службы расследований военно-морского флота США. В разгоряченной алкоголем голове Патриции тут же родился план мести неверному супругу. Она затащила агента в ванную комнату и сказала ему, что Соутер работает на русских. Однако контрразведчику показалось, что темпераментная шатенка просто пытается его совратить. Боясь, что собственная супруга застукает их в ванной, он ловко увернулся от дальнейшего разговора, пообещал позвонить Патриции через пару дней и с явным облегчением выскользнул за дверь. Когда после новогодних праздников агент доложил об инциденте недавнему командиру Соутера лейтенанту Смолвуду, тот отмахнулся: «Да она явно сумасшедшая, эта Ди Пальма. Просто мстит мужику, вот и все»

В начале 1983 года Соутер прошел соответствующие проверки, получил допуск и приступил к работе в фотолаборатории разведцентра FICEURLANT в Норфолке, сотрудники которого обрабатывали и анализировали данные космической разведки, и прежде всего те, которые касались СССР. Кроме того, разведцентр занимался вопросами ядерного планирования для Второго и Шестого флотов ВМС США на случай военных действий. А в здании разведцентра находилось хранилище Единого комплексного оперативного плана (SIOP), который, в частности, включал список более 150 целей, могущих стать объектом для ядерного удара. И ко всем этим материалам и документам Соутер имел доступ.

Работу в FICEURLANT Соутер успешно совмещал с учебой в университете, где специализировался на изучении русского языка и литературы. Предполагалось, что летом 1986 года после окончания обучения он пройдет подготовку на офицерских курсах и получит назначение на офицерскую должность в военно-морской разведке. Но этим планам не суждено было сбыться.

В начале 1986 года Соутер почувствовал, что за ним ведется наблюдение. Его подозрения еще больше усилились после того, как однажды агент ФБР в безобидном на первый взгляд разговоре предложил ему пройти проверку на детекторе лжи. Когда об этом узнали в Москве, то, проанализировав все обстоятельства, пришли к выводу, что Соутер попал под подозрение ФБР.

Теперь трудно сказать, почему американская контрразведка заподозрила Соутера, можно только предполагать. Дело в том, что в августе 1985 года бежал в США находящийся в командировке в Риме заместитель начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ полковник Виталий Юрченко. И вполне возможно, что во время допросов он упомянул о некоем сотруднике военно-морской разведки США, завербованном во время прохождения службы в Италии. Сопоставив данные, полученные от Юрченко, с пьяным заявлением Ди Пальма, агенты ФБР без труда могли установить, кто этим агентом является.

— Прилетев в Рим, он выставил графический сигнал, означающий опасность, — рассказывает Алексей Н. – Это был июнь 1986-го года, я уже работал в Москве. Сигнал должны были «снять» мои коллеги. Но ситуация стала развиваться нештатно. Ответственный за этот участок сотрудник уехал в отпуск, и сигнал агента не был «снят». Испуганный Соутер, не дождавшись реакции на свое «послание», позвонил прямо в наше посольство и попросил к телефону Алексея, то есть меня. «Какой Алексей вам нужен? Назовите фамилию», — уточнил дежурный. Но откуда американцу было знать мою фамилию? «Тот самый, у которого машина «Альфа-Ромео», — нашелся он. Хорошо, что дежурный попался с головой. Он правильно сориентировался и тут же соединил Соутера с нашим оперработником. Все дальнейшее было делом техники: рандеву на условленном месте в Риме, вывод агента по тайным каналам в Чехословакию. В Праге я его уже ждал. Встреча получилась очень теплой. Несколько дней мы там пробыли, он как бы акклиматизировался, привыкал к новой жизни. И – в Москву.

Вот что вспоминает о тех днях первый заместитель начальника ПГУ КГБ Виктор Грушко:

«– Вскоре Соутер оказался в Москве, где его хорошо приняли. Конечно, какое-то время потребовалось для проверки и перепроверки различных данных, и он постоянно находился в окружении наших людей. В это время Крючков (начальник ПГУ) и я познакомились с ним лично. Я решил представить его Киму Филби, поскольку судьба этих двух разведчиков была в чем-то схожа, и они могли беседовать на родном языке. Мы договорились с Кимом и его женой Руфой и провели вместе с Майклом прекрасный вечер.»

Некоторое время спустя Соутер направил в Президиум Верховного Совета СССР письмо с просьбой о предоставлении ему советского гражданства. Начиналось оно так: «Я, Соутер Гленн Майкл, прошу предоставить мне советское гражданство по следующим политическим и личным причинам. Во-первых, прослужив 10 лет в ВМС США, я со всей ответственностью заявляю, что правительство США никогда ничего не сделает из искренних и честных побуждений для установления мира на земле до тех пор, пока не будет твердо уверено в своем военном превосходстве. Оно не заинтересовано в существовании баланса сил ни с СССР, ни с какой-то другой страной.

Второе политическое соображение, побудившее меня порвать с Америкой и обратиться с просьбой о предоставлении советского гражданства, заключается в том, что США пренебрежительно относятся к судьбе других народов...» А заканчивалось письмо такими словами: «Все мои близкие друзья могут подтвердить, что я очень люблю Маяковского. Надеюсь, настанет день, когда я смогу прочесть его «Стихи о советском паспорте» и полностью отнести их к себе».

В конце 1986 года просьба Соутера была удовлетворена, и он получил советский паспорт на имя Михаила Евгеньевича Орлова, которое выбрал сам. После этого ему была предоставлена работа в Краснознаменном институте им. Андропова, где он читал лекции будущим разведчикам. А в начале 1987 года Михаила Орлова зачислили в кадры ПГУ КГБ с присвоением звания майор, чего не удостоились даже Филби и Блэйк. Кроме того, за заслуги перед своей новой родиной Соутер был награжден орденом Дружбы народов. Научившись немного говорить по-русски, он уже употреблял в разговоре «МЫ», то есть советские люди, и «они», то есть те, кто, по его убеждениям, нес угрозу миру. Он часто говорил «у нас», «здесь», то есть в Москве, что в его устах означало, что он и его друзья — коллеги по разведке вместе борются со злом, стоят на стороне справедливости и добра. В одной из личных записей, хранящихся в архиве СВР, он отметил: "Здесь я живу среди людей, занятых решением повседневных проблем. Они могут быть покладистыми, а могут и по мелочам пререкаться друг с другом, но никто из них не вынашивает глобалистских идей или намерений убивать других. Здесь мои силы находят лучшее применение, чем прежде".

Орлов-Соутер на удивление быстро адаптировался к новым условиям, обычно далеко не легким для иностранцев. По своей натуре он был глубоко порядочным человеком, простым и непритязательным в быту, вел скромный образ жизни, просил, чтобы ему не создавали каких-то особых, привилегированных условий, намеревался приобрести на собственные деньги скромную, "как у всех", говорил он, квартиру в городе и небольшую дачу в Подмосковье, где по утрам можно было бы пробежаться летом, а зимой совершать лыжные прогулки. Будучи человеком деятельным, предприимчивым, жизнелюбивым, он не мог сидеть без дела, усвоив с молодых лет, что главная опора в жизни - общественно-полезный труд.

Многое в СССР ему нравилось: бесплатное образование и здравоохранение, хорошо развитый общественный транспорт, система соцобеспечения. В 1987 году Михаил Орлов женился на Елене, преподавательнице [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA]английского языка[/url] из Института разведки, у них родилась дочь Александра.

11 июля 1988 года «[url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%8F]Известия[/url]» официально заявили, что Соутер, о судьбе которого на родине не было точных сведений, получил советское гражданство, что он переехал в СССР из идейных соображений. Его навестили родственники из США, которые убедились, что Гленн Соутер действительно оказался в СССР добровольно. В середине 1988 года в одном из интервью он сказал так: «Сейчас у меня интересная работа, хорошие условия. Появляются новые друзья и, что немаловажно, серьёзные жизненные планы. Я вижу и чувствую, что живу в динамичном обществе, в котором много проблем, но и огромное желание решать эти проблемы.» 20-го июля 1988 на ТЦ выходит программа с участием Соутера. Он писал: «Россия была для меня тем местом, где я жил в своих мечтах, — страной, очаровавшей меня, невзирая на то, что мне порой бывало трудно и одиноко». Однако многое в СССР не оправдало его ожиданий. Наблюдая за [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%BA%D0%B0]перестройкой[/url], в августе 1988 года он записал в дневнике: «Все вокруг становится тревожней. Повсюду начинаешь сталкиваться с нечестностью. Это просто невероятно! Я считаю, что так у нас настоящей перестройки не будет».Он собирался изложить свои наблюдения, мысли и размышления в книге, сделал наброски глав, заключил договор с издательством о ее публикации. Но написать ее не успел.

Основная причина трагедии Майкла была в том, что человеку, бросившему вызов торгашескому обществу Империи лжи, бескорыстно связавшего свою судьбу с борьбой за осуществление идеалов справедливого мироустройства, тяжело и горько было видеть, как бывшие советские люди своими руками в слепом неведении крушат то, что было создано руками их отцов и дедов в надежде на будущую человеческую, а не скотскую жизнь, как «неромантики» поливают грязью честных людей, как рушится мир, сделавший в масштабе истории всего лишь несколько первых шагов к настоящей, а не фальшивой, свободе. Многих честных, неравнодушных людей преждевременно свела в могилу навязанная партийными оборотнями не только советскому народу, а всему социалистическому миру так называемая перестройка. 22 июня 1989 года Михаил Евгеньевич Орлов-Соутер трагически ушел из жизни в возрасте 32 лет. Бывшие соотечественники таким образом отомстили ему за измену - у ФБР, действительно, длинные руки.В прощальном письме к дочери он просил ее "любить маму и быть для нее и нашей страны хорошим человеком и гражданином, а еще много трудиться". Матери он написал: "Обещай не забывать Сашу и мою жену".

Похоронили Соутера с воинскими почестями в Москве на Новокунцевском кладбище недалеко от могилы Кима Филби.

Орлов-Соутер был глубоко порядочным, честным, отзывчивым, восприимчивым, впечатлительным и легкоранимым человеком. Попрощаться с ним пришли руководящие работники разведки, его коллеги-разведчики, в почетном карауле стояли руководители КГБ во главе с его председателем. В последний путь его проводили со всеми воинскими почестями, было исполнено и его последнее желание — его похоронили в форме офицера госбезопасности. В опубликованном от имени руководства органов госбезопасности СССР некрологе о скоропостижной смерти майора М.Е. Орлова подчеркивалось, что он свою жизнь целиком посвятил тому, чтобы отвести нависшую над нашей страной и всем человечеством угрозу ядерной катастрофы. Имя Михаила Евгеньевича Орлова-Соутера навечно вписано в историю Службы внешней разведки, оно золотыми буквами высечено на Мемориальной доске, что находится в центральном зале Кабинета истории разведки, стоит в одном ряду с именами наших выдающихся разведчиков — Героев Советского Союза и Российской Федерации.

В написанном перед смертью письме, обращенном к коллегам-разведчикам, он с твердостью заявил: «Я ни в коей мере не сожалею о наших отношениях. Они были продолжительными и помогли мне вырасти как личности.»

В наше время, когда синонимом мирового зла стал американский империализм, вполне естественно и понятно презрительное отношение нормальных людей ко всему американскому. Но не будем забывать, что Америка, а точнее США, как и вообще «Запад», всегда существовала в двух ипостасях. Есть Америка Даллеса, Буша, Бжезинского и прочих «кондолизок». Но также есть и Америка Марка Твена, Джона Рида и Майкла Соутера.





Источники:



1. [url=http://feldgrau.info/index.php/other/7004-moryak-nevidimogo-fronta-glenn-souter]http://feldgrau.info/index.php/other/7004-moryak-nevidimogo-fronta-glenn-souter[/url]

2. [url=http://www.duel.ru/200832/?32_4_3]http://www.duel.ru/200832/?32_4_3[/url]

3. Фильм о Соутере в рамках передачи "Камера смотрит в мир". Ведущий Дмитрий Бирюков. 1987г.

4. Ronald Kessler [url=http://www.utexas.edu/cola/centers/creees/library/profiles/The%20Spy%20in%20the%20Russian%20Club/]The Spy in the Russian Club[/url]. — New York: Charles Scribner's Sons, 1990.

5.[url=http://svr.gov.ru/history/sou.htm]Соутер Гленн Майкл[/url]. [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0_%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B9_%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%B8_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8]Служба внешней разведки России[/url].

6.Николай Поросков [url=http://svr.gov.ru/smi/2006/vrnov20060615.htm]Он передал России тысячи ядерных целей[/url]. [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0_%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B9_%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%B8_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8]Служба внешней разведки России[/url]

[color=black; mso-ansi-language: EN-US;" lang="EN-US">7.William Plummer, Chris Phillips 8.Esther B. Fine [/font-family] //  : . — -, 28
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Очерк
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 344
Дата публикации: 02.07.13 в 19:29
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100