Логин:
Пароль:
 
 
 
Слово о "совке"
Владимир Путник
 


    (Опыт фрагментарно-описательного «исследования»)



    «…пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним,
то это мирный, благодушный и даже неглупый человек, но
стоит только заговорить с ним о чём-нибудь несъедобном,
например, о политике или науке, как он становится в тупик
или заводит такую философию, тупую и злую, что остаётся
только рукой махнуть и отойти.»

    А.П. Чехов


    «... «Совки»! Не отдадим мы вам страну.
«Совки»! Мы объявляем вам войну! ...»

    Игорь Тальков




    «Совок». Представитель «новой исторической общности». Настолько новой, что, едва успев «родиться», она скоропостижно канула в Лету.
    «Общность»-то канула, а вот представитель её, весьма, увы, ещё многочисленный, остался. Причём, представитель этот, к сожалению моему глубокому, является человеком русским. Нет, не по духу, нет: только по происхождению. Или, по крайней мере – русскоязычным. Все остальные – нерусские – «ингредиенты» этого винегрета, «общности» то есть, вымышленной мудрецами известного сорта, давно уж вернулись к национальным своим корням (если они вообще когда-либо от них отрывались). И только «совок» остался при своём месте. Без корней то есть.

    Итак, «совок». Уникальное, можно сказать, явление в мировой истории.
    Характеристика обывателя, изящно обозначенная лёгкой рукой великого русского бытописателя задолго до возникновения поименованного выше явления, как нельзя более подходит именно к «совку». К «интеллигентной», уточним, «благочестивой» его разновидности. Поскольку существует ещё и разновидность откровенно плебейская, низменная. Та, которая, под чутким руководством своих картавоязычных создателей-подстрекателей, не гнушалась никаких «дел», главным из которых было обагрять руки свои и то, что заменяет у неё человеческую душу, в реках щедро пролитой ими русской крови.
    Что есть «совок», и каковы его основные видовые «параметры», или особенности?
    Прежде всего, если говорить о «параметрах», – это крайняя ограниченность мировосприятия и мышления, плавно перетекающая в беспримерную тупость на грани полной невменяемости. Невменяемости к любым доводам разума и фактам, доводы эти подтверждающим (какими бы доказательно-убедительными они ни были). Если аргументы и факты эти не вписываются в насквозь проржавевшие конструкции серпасто-молоткастых иудобольшевистских идеологических схем.
    Иначе говоря, или образно выражаясь, мозг «совка», в результате эволюционного его «развития», приобрёл качество особо прочного железобетона, арматурой в котором служат серп и молот, а также пятиконечная звезда – пентаграмма. (Любому мало-мальски грамотному человеку, чьи интересы не замыкаются исключительно на собственной утробе, известно, что пентаграмма – это один из наиболее распространённых символов сатаны, который является «фирменным» знаком – лэйблом – всех сатанинских сект.)
    Другим основополагающим качеством «совка» является его злобность, доходящая нередко до откровенной оголтелости. Злобность по отношению ко всему тому, что, опять же, не вписывается в названные схемы. Злобность эта проявляется, или выражается в чувстве возмущения. А надобно заметить, что из всех чувств у «совка» особо развиты два. До такой степени особости развиты, что в развитии своём подавляют – до полной атрофии – иные чувства, присущие обычному человеку.
    Первое и главное чувство – это чувство возмущения. Оно настолько важное в личности «совка», что является чувством, конституирующим эту самую личность. Трудно найти причину, по поводу которой «совок» не смог бы выразить своего возмущения. Недаром, как сейчас бы сказали, в «программу» «совка» изначально было заложено высокое это, почти что священное чувство. Недаром же создатели-подстрекатели как самого «совка», так и пламенного гимна люмпенов («развившихся» впоследствии в «совков») – «Интернационала» – включили в него такую вот бурлящую строку: «…Кипит наш разум возмущённый…».
    Видимо, именно бурное кипение этого возмущённого «разума» даёт возможность проявиться интересному физиологическому феномену «совка». В момент кипения у него возникает, как форма проявления «священного» возмущения, особенная голосистость: «совок» начинает вопить, варьируя при этом степень и уровень голосовой модуляции. И одновременно с этим у него напрочь утрачивается слуховая функция. То есть, «совок» перестаёт слышать. Совсем. Как глухарь на токовище, увлечённый собственными своими трелями. Если в кратких перерывах между возмущениями своими он и так-то слабо слышит своих неединомышленников, то в естественном своём состоянии – состоянии кипящего «разума» возмущённого – он не слышит вообще ничего.
    Причина этого, думается мне, проста. Дело в том, что орган слуха у «совка» – это, как мне представляется, орган рудиментарный, отмирающий то есть. Проще говоря, без надобности он ему, слух-то этот. А и в самом деле: зачем? Всё, что положено было (создателями-подстрекателями «совка» положено: «классиками» их нетленными) знать «совку» о бытии нашем бренном, давно уже застыло в железобетонных его мозгах «знанием» незыблемым, поколебать которое ничто не сможет в этом мiре. Даже, если сам мiр рухнет, «совок» будет продолжать молиться великому «делу» Ленина-Троцкого. А поскольку тех, или, хотя бы, Хрущёва с Андроповым, давно уж нет, то и слушать кого бы то ни было нет более никакой надобности. Бесполезное, и даже вредное это дело – слух.
    Вот голос – это совсем другой коленкор. Голос – это очень важный и нужный инструмент. Без этого инструмента невозможно голосить о революционных завоеваниях, о светлой раскулаченно-колхозно-совхозной социалистической жизни, ну, и обо всём таком прочем. Невозможно, то есть, продолжать само «дело» великого гуманиста, дедушки Ленина (приказывавшего расстреливать «попов» и прочих «мракобесов» как можно больше, желательно миллионами душ) да холодноумного и чисторукого потрошителя Дзержинского…
    Однако чувство возмущения не всегда было главным из двух. Это в последние полтора десятка лет оно вышло на первый план. А раньше, в период строительства нового светлого общества – коммунизма – под руководством любимой, единственной и неповторимой партии – КПСС, главным чувством «совка» было чувство глубокого удовлетворения. Все великие социалистические свершения: от массовых расстрелов «врагов народа» и строительства великих каналов и прочих великих проектов (теми, кого расстрелять ещё не удосужились) до          повышения цен («по просьбам трудящихся») на «товары народного потребления», – вызывали в душе «совка» именно это чувство.
    Ныне же, когда свершения рассеян ельциных-чубайсов-путиных не являются ни социалистическими, ни, тем более, великими, чувство глубокого удовлетворения сползло у «совка» потихоньку на нет. И даже бесконечное повышение цен на все, без исключения, товары и услуги не может возродить у него былого этого, «глубокого» чувства. Поскольку совершается оно, повышение это, не «по просьбам трудящихся»…

    Несмотря на свою тупую агрессивность, лично за самого себя «совок» ни отвечать, ни дискутировать не в состоянии. Поэтому в споре он оперирует излюбленными категориями своих «классиков»: такими, как «массы», «миллионы» и т.п. Если «совок» усмотрит какое-либо для себя лично оскорбление (а не оскорбить его в разговоре на социально-политические темы практически невозможно, поскольку всё, что не вписывается в вышеупомянутые ржавые схемы, однозначно является для «совка» оскорблением), то он непременно начинает вопить, что оппонент его оскорбил миллионы самоотверженных тружеников, а попутно – ещё и память миллионов героев, павших «за дело Октября».
    Видимо, эта личная беспомощность «совка» чрезвычайно развила в нём стадный инстинкт («коллективизмом» это у «классиков» его называется). Коллективизм этот, насколько я могу судить, является извращённой формой русской соборности, источником своим имеющей устои Православной церкви. И если русский православный люд издревле именуется овцами стада Христова (к каковому со всем возможным смирением и благоговением автор относит и самого себя), то совковый коллективизм вполне справедливо было бы назвать стадом баранов в руке Его врага.
    Однако, не все миллионы по душе «совку». Когда ему говорят о миллионах русских людей, расстрелянных, умерщвлённых умышленно организованным голодомором и замученных в тюрьмах его «духовными» предтечами, у «совка» моментально начинается какая-то «трясучка», наподобие озноба или лихорадки. «Кто их считал?!» – начинает вопить «совок», пылая праведным гневом. «Что вы нас всё дырками в головах пугаете!!» – продолжает входить он в раж (как будто дырки эти делали не «совки» и их создатели-подстрекатели, а им самим). «В вас во всех кусочек Жириновского сидит!» – завершает он, выпучив глаза и брызгая слюной, громогласную свою тарахтеллу.
    Преисполненный упомянутого выше специфического своего «знания», «совок» ничего более не знает и знать не желает. Он не знает о том, что миллионы жертв целенаправленного иудобольшевистского геноцида русского народа неопровержимо, документально подтверждены массой протоколов и множеством иных документов. С лёгкостью необычайной «совок» отмахивается, словно от назойливых мух, от миллионов невинно, ни за что, ни про что загубленных русских жизней и радостно-зло парирует: «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей; а также в области балета мы впереди, г…рю, планеты всей…» (из шуточной песни известного советского барда).
    Не знает также «совок» и о том, что история России берёт своё начало не с 1917 года, и даже не с Петра I, которого видел он в советских фильмах, а из седой глубины веков. К 1917 году, к моменту беззаконного, преступного захвата власти в России кучкой интернациональных профессиональных подстрекателей-террористов (которые по подлости уступают, пожалуй, только антитеррористам-антифашистам нынешним), государство Русское прошло тысячелетний путь державного становления и развития.
    И история эта изобилует славными страницами безпримерных подвигов и действительно великих и доблестных (безкровных, по преимуществу) завоеваний Русского народа, несмотря на все многочисленные скорби, выпавшие на его долю. На чём базировали бы свои «революционные завоевания» узурпаторы, если бы не завоевания народа Русского, всячески оболганного, обгаженного и всемерно унижаемого и уничтожаемого как теми, так и нынешними узурпаторами?!..
    Ничего этого не знает «совок». Зато «знает» он «правду» (вдолбленную ему в голову его создателями-подстрекателями) о «тюрьме народов», о крепостном праве, о кровожадных «черносотенных погромах» и вообще о тяжкой доле народной при подлом «царизме».
    Но, опять же, не знает он, что ни один из народов российских не то, что не был угнетаем, но каждый из них жил в своей собственной национально-культурной среде по собственным своим, веками складывавшимся, нормам и правилам. И при этом каждый из этносов, проживавших под дланью Российской империи, был надёжно защищён мощью этой длани от покушений любых внешних врагов (грузинам, к примеру, и армянам, пережившим турецкую резню 1915 года, это оч-чень хорошо известно).
    Не знает он и того, что крепостное право, гадким «царизмом» отменённое, вновь было введено создателями «совка» для «трудового колхозного крестьянства», которому запрещено было выдавать паспорта, с тем, чтобы лишить его возможности коварно улепетнуть из земного рая колхозных «Светлых путей», «Новых миров» и прочих «Побед коммунизма». И «право» это колхозно-крепостное отменено было только в 50-х годах «атомного века».
    Ещё «совок» не знает, что «черносотенных погромов» в природе не существовало вовсе. Известно несколько случаев стихийных народных волнений, когда потерявший всякое терпение русский люд громил ростовщические лавки и питейные заведения (где русских активно спаивали) вконец обнаглевших кровососов-инородцев. Тех самых, которые вызывающе-публично глумились (как и в наши дни) над православными святынями, оскверняя иконы попранием ногами, обливанием экскрементами и прочими проявлениями толерантной «свободы». (И это в православной-то стране!! Думается, читатель легко может представить себе, что было бы с такими поборниками «свободы», отважься они на нечто подобное в отношении исламских святынь в стране мусульманской.) Но в стихийных этих всплесках народного гнева, ни разу не было зафиксировано участия хотя бы одного представителя национальной русской организации «Чёрная сотня».
    И уж если говорить о погромах, то в 17 – 20-х годах прошлого века в России был устроен грандиознейший в мировой истории, беспрецедентный, как по количеству жертв, так и по ненасытно-людоедской кровожадности и разрушительности, погром именно Русского народа. Устроен всё теми же «страдальцами» интернациональными, без устали визжавшими сначала о «черносотенных погромах», а затем – о леденящем кровь мифическом «холокосте».
    Сами же эти «страдальцы» не подавились и даже не поперхнулись многими и многими миллионами хладнокровно и по-садистски сладострастно загубленных ими русских (и не только русских) жизней.
    К этому уместно будет добавить, что вторая серия русского погрома, начавшаяся в конце 80-х годов ушедшего века, продолжается и по сей день. С теми же самыми драматургами-режиссёрами-исполнителями, и с теми же результатами, что и первая. С той лишь разницей, что теперь кровь русская проливается не реками, а дозировано и втихую.
    Но это совершенно не меняет сути геноцида. Ибо теперь народ русский уничтожают изощрённо, «цивилизованно»: с помощью отравленных алкоголя и продуктов, наркотиков, контрацептивов и абортов, «планирования семьи» и «безопасного секса», нововыведенных болезней, типа СПИДа, фальшивых «лекарств», открыто и массово продающихся в аптеках, и прочая, и прочая. Только теперь уже интернационально-рассеянские погромщики-толерасты с двойным-тройным гражданством визжат о «русском фашизме» (заменив им устаревшие, «отработавшие» своё «черносотенные погромы»), ну, и, для разнообразия и в полном согласии со своими «мировыми сообщниками», о «международном терроризме».
    Что касается тяжкой народной доли при «царизме», то и тут «совок» не знает некоторых общеизвестных вещей. Прежде всего, о том, что доля народная ни при каких общественных устройствах и политических режимах никогда не была, не есть и не будет особо лёгкой. Рая на земле нет, и он не может быть построен в принципе. Для всякого мыслящего человека – это аксиома. Рай на земле – это утопия, «дурилка» для простаков легковерных.
    Относительное же благополучное материальное состояние основной части населения западного мiра, во-первых, построено на многовековом хищническом ограблении стран мiра остального (на сегодняшний день – и России в том числе, и далеко не в последнюю очередь). Составной частью, а также и инструментом этого ограбления сегодня является невиданная доселе в мировой истории, грандиознейшая бумажная «пирамида», «воздвигнутая» из разрисованных и не имеющих никакой ценности болотно-зелёных американских бумажек. Новая вавилонская башня. Одновременно же – и гигантский мыльный пузырь, лопнуть которому предстоит в ближайшее десятилетие.
    А во-вторых, достигается оно (благополучие их пресловутое) за счёт практически полной утраты духовной составляющей развития западной цивилизации, отказа от Христа и христианской нравственности и безоглядной включённости в изнуряющие душу и тело крысиные гонки за «успехом» в виде наживы.
    Русская же цивилизация, что тоже неведомо «совку», изначально строилась на основе высоконравственной христианской духовности. И вплоть до проникновения на землю русскую западноевропейской «просветительской» заразы вся русская нация, от последнего смерда и до царя-батюшки была духовно единой – православной. И каждый русский человек, будучи православным, всегда знал и помнил свой христианский долг. Поэтому каждый на своём месте в жизни, ниспосланном ему от Бога, нёс свой христианский крест, в полном соответствии с учением и самою жизнью Иисуса Христа.
    Поэтому же и мужик-землепашец, крестьянин («христьянин») русский, как ни тяжек был его крест и хлеб, которым кормил он не только себя и семейство своё, но и элиту общества, нёс смиренно и терпеливо этот свой мужицкий крест до самой гробовой доски. Не потому смиренно, что раб был, а потому терпеливо, что – христианин. (Каковым «рабом» был русский мужик, очень хорошо познали на своих боках разномастные иноземные любители лёгкой поживы, «романтики» с большой дороги.)
    И этого «совку», самому рабу из рабов, никогда не понять. Что для «совка» «рабство», для христианина – свобода необозримая. Что для «совка» «свобода», для христианина – рабство греху и блуду.
    Иначе говоря, христианин – раб Божий. И только Божий. И это его «рабство» делает его самым свободным, истинно свободным человеком в бренном этом и растленном мiре, с его жёстко детерминированными (обусловленными) правилами и законами земного бытия. А «совок», равно как и все прочие земные «свободолюбцы», при всём их отличии друг от друга – рабы греха. В конечном счёте – рабы самого отца греха. Угадайте-ка с трёх раз: каково имя этого отца?
    И поэтому же мужик-крестьянин, которого было в России более 80%, не принял в 1917 году свержения иудами всех мастей с престола государева царя православного. Потому как одного Духа они были: царь и мужик. Вместе потом Духом, хотя телами порознь, и принимали кончину мученическую от сынов духа мiра сего, антихристова…
    
    Признаться, мне не сразу понятна стала та ненависть, с какою воспринимает «совок» одно только упоминание о миллионах загубленных его предшественниками людских жизней. Казалось бы, ну как можно воспринимать факты? Факт, он и есть факт – вещь, как известно, упрямая. Если факт мажорный, жизнеутверждающий (освоение Антарктики, космоса или, там, ещё что) – порадоваться ему. Если факт скорбный, беззаконный – посожалеть о произошедшем и уж, во всяком случае, хотя бы посочувствовать страшной доле невинных жертв. Так нет же. Куда там! Какое сочувствие? Злоба и ненависть. С пеной у рта.
    И понял я, наконец, причину этой инстинктивной ненависти (инстинктивной потому, что осознать и, тем более, осмыслить её «совок» вряд ли в состоянии). «Селекционеры» бесовские, штокманы-швондеры то есть, в лице людоедов лениных-троцких-свердловых-дзержинских и прочих бесов, имя которым «легион», в ходе грандиозного своего дьявольского эксперимента над Россией всемерно уничтожали физически цвет русской нации, золотой её генофонд, веками возраставший на благодатной почве высоких духовности, культуры, чести и благородства.
А взамен уничтожаемых носителей Русского самосознания, зиждущегося на высотах Русского духа, швондеры взращивали на люмпенизированном зловонном компосте плебейски-низменное племя шариковых. Таких же людоедов, «развившихся» в конечном итоге в «совков»: манкуртов, «иванов, не помнящих родства», – тупых, злобных и послушных своим создателям-хозяевам.
    Отсюда и ненависть непреходящая. Эти, бездуховно-плотские, заняли в общественной жизни (как прежде занимали квартиры расстрелянных в подвалах ЧеКа) не принадлежащее им место тех, высокодуховных и высоконравственных. Кто был ничем, тот стал всем…
    И в этом смысле – людоедском – нынешний «совок» (а речь я здесь веду о «совке» «просвещённом»: «интеллигентном» и «образованном»; ибо необразованный «совок» изъясняться способен исключительно посредством ненормативной лексики (мата), перемежаемой изредка нормативными междометиями), ну ничем не отличается от своих «духовных» и телесных предтеч.
    Нет, сам он нажимать на спусковой крючок маузера не будет, конечно: «интеллигентность» его «благочестивая» не позволяет. Но сущность его совковая, людоедская, от этого совершенно не меняется. Если те собственноручно «трудились», денно и нощно, не покладая рук, на поточном подвальном производстве по проделыванию дыр в головах русских умников, то нынешний «совок» азартно топчет могилы мучеников, приплясывая на них, затаптывая саму память о них и истерически при этом вопя: «Врёте!! Не было миллионов! Кто их считал?! Зато мы делали ракеты и перекрыли Енисей!!»…

    «Совку» свойственно зачислять в своё стадо всех людей, живших в России в одну с ним эпоху. А если он сталкивается не с членами его стада, то эти люди, по разумению «совка», есть предатели, двурушники, коварно пользовавшиеся неисчислимыми благами светлой советской жизни, и подлые перевёртыши-отщепенцы. Но тут «совок» выдаёт, как всегда, желаемое им за действительное.
    Как ни изощрялись штокманы-швондеры, но выкорчевать генофонд русской нации, до полного его уничтожения, им всё же не удалось. Уцелел остаточек. Малый, задавленный, запуганный людоедами, но всё же уцелел. И в остаточке этом теплилось маленьким мерцающим светом лампадки неугасимой сокровище Русского Духа и души Русской. А кроме того, Промыслом Божиим рождались на земле Русской и в совдеповские времена Русские люди, с Русской душой.
    Многие из них во времена те не осознавали своей русскости, всех принимая, по простодушию своему русскому, за братьев своих, согласно мифам швондеровским. Но когда стала открываться правда о деяниях «строителей светлого будущего», да когда «братья» мифические показали волчий свой оскал, тогда-то и стали осознавать русские люди, рождённые в Совдепии, причастность свою неотрывную к многострадальному своему народу.
    И вернулись люди русские в лоно народа своего родного, единокровного, православного. А вернувшись, осознали всю его боль и все его скорби, пережитые им под игом швондеровским, и переживаемые ныне под логическим продолжением того ига – игом путинско-абрамовичско-чубайсовским, управляемым заботливой рукой всё тех же мировых «страдальцев»: берл-лазаров, шаевичей и прочих сатановских…
    Только «совки» остались при своём. «Программа», вложенная в них их создателями-подстрекателями, «зависла»…
    Но не всё так уж безнадёжно, как может показаться. Хотя достаточно страшна та пучина, в которую ввергло нас иго русофобское. Крепнет мало-помалу в русском народе Русское его самосознание, вопреки визгу «антифашистов» и воплям «совков». И когда окрепнет оно достаточно, сметёт народ с земли своей родной последнее иго людоедское, самое гнусное и опасное из трёх, пережитых Русью Святой: подлое, злобное и неявное. Скрытое, то есть, под маской «свободы» и прочей толерантной мерзости.
    Племя же совковое всё более и более превращается в причудливый общественно-политический реликт. И участь его, равно как и участь ветхозаветных иудеев, выведенных Богом из Египта, которых Моисей 40 лет водил по пустыне, а также равно как и участь динозавров, которых никто никуда не водил, участь его одна – вымереть. Оставив в сознании народном память о себе как об отрыжке так и не построенного «светлого коммунистического будущего»…



    Владимир Путник                                                                 Март – апрель 2006 г. от Р.Х.
                                                                                                          Великий Пост

© Copyright: Владимир Путник
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 62
Дата публикации: 11.03.16 в 14:04
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 

   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100